Ссылки для упрощенного доступа

16 Декабрь 2017, Бишкекское время 20:54

В только что опубликованном докладе международной правозащитной организации Amnesty International – десятки свидетельств заключенных, которым удалось выжить в этой тюрьме, и бывших тюремщиков, которые за ночь отправляли на смерть по 40–50 человек. На вынесение приговора каждому из них у военно-полевых судов уходило по 1,5–2 минуты.

Режим Башара Асада с 2011 года, когда в стране начались массовые протесты против сирийского президента, регулярно совершает массовые убийства и пытает заключенных в военной тюрьме Сайеднайя в 30 километрах к северу от Дамаска.

В документе Amnesty International подчеркивается, что только с сентября 2011 года по декабрь 2015-го в тюрьме Сайеднайя были тайно повешены до 13 тысяч человек, перед этим подвергнутых пыткам и унижению. Всего, по данным правозащитников, в правительственных тюрьмах за пять лет были убиты более 17 тысяч заключенных, что сопоставимо с количеством погибших за время войны в Алеппо, втором по величине городе Сирии (21 тысяча человек).

В Amnesty International подчеркивают: нет никаких оснований считать, что после 2015 года такие казни прекратились. Об этом говорит в интервью Радио Свобода один из авторов доклада, эксперт Amnesty International Дайена Сенаан, работающая в ливанском отделении организации в Бейруте:

– Что лично вас сильнее всего поразило в информации, которую вы собрали?

На подготовку этого доклада нам потребовался примерно год. Мы поговорили с 84 свидетелями, как бывшими заключенными, так и офицерами и охранниками, служившими тюрьме Сайеднайя. Кроме того, мы общались и с бывшими чиновниками правящего режима, которые хорошо знают общее положение дел в тюремной системе всей Сирии, той ее части, которую контролируют силы Башара Асада. Самым шокирующим фактом для меня в этой работе оказался масштаб кампании массовых казней через повешение, размах процесса организованного уничтожения людей, спланированного сирийским правительством. Трудно поверить в то, что течение пяти лет в тюрьме Сайеднайя были повешены не менее 13 тысяч человек! Наше расследование охватывает период с 2011 по 2015 год, но, разумеется, мы не думаем, что в 2016 году массовые казни прекратились.

– На вашем сайте есть даже виртуальная трехмерная реконструкция этого места, очень детальная. Ваши собеседники рассказали, как именно убивают людей в этой тюрьме?

Все повешения проходят всегда в районе полуночи и в обстановке полной секретности. Они проводятся как минимум один раз в неделю, часто два раза. Заключенных выводят из камер, формируют группу примерно в пятьдесят человек, и говорят, что собираются перевозить их в другую тюрьму. На самом деле охранники отводят их в подвал в другом блоке. Там их начинают избивать и всячески унижать, после чего уже небольшими группами отправляют в комнату, где непосредственно производятся казни через повешение. Весь процесс проходит в присутствии нескольких высших чиновников из правительства. Вообще, всем в этом подвале руководит специальный военный трибунал, в который, помимо военных прокуроров, входит кто-то из окружения президента Асада и начальник тюрьмы Сайеднайя. О казни объявляется за несколько минут до ее совершения, без предварительного уведомления заключенного или кого-то из его близких. Иногда осужденным вообще ничего не говорят, завязывают глаза, и они понимают, что сейчас их повесят, только когда у них на шее затягивается петля. Иногда перед казнью заключенные предстают перед подобием "военно-полевого суда", который длится не более одной-двух минут и всегда выносит только смертные приговоры. Никакие общепринятые, элементарные юридические процедуры и стандарты при этом не соблюдаются. Это издевка над самим понятием правосудия. Тела казенных, по нашей информации, под утро сваливают в грузовики, на которых отвозят в военный госпиталь "Тишрин" в Дамаске, где регистрируют и затем закапывают в общих могилах, без каких-либо обозначений, на территориях, где расположены военные объекты и куда запрещен доступ посторонним.

​По словам Дайены Сенаан, некоторые из заключенных, переживших ужасы тюрьмы Сайеднайя, рассказали сотрудникам Amnesty International, что слышали звуки смерти, доносившиеся из подвальных комнат для казней, расположенных несколькими этажами ниже:

"Если прикладываешь ухо к полу, то можешь разобрать что-то, похожее на бульканье. Это может длиться минут десять… То есть мы спали над людьми, которых в это самое время душили. И тогда, в общем, я все это воспринимал как естественные вещи", – признался "Хамид", бывший офицер правительственной армии, арестованный в 2011 году.

Еще один свидетель, бывший военный прокурор, бежавший в Бейрут и согласившийся поговорить с Amnesty International о происходящем в тюрьме Сайеднайя, приводит следующие подробности (его признание полностью можно найти в докладе):

"Председатель трибунала обычно грубо требует от заключенного назвать свое имя и сообщить, совершал ли он какие-либо преступления. Но вне зависимости от ответа, скажет он "да" или "нет", его приговорят к смерти… Все эти трибуналы не имеют отношения к правосудию. Это вообще не суды…

Обычно повешенных оставляют висеть в петлях на время от 10 до 15 минут. Но некоторые все равно не умирают, потому что они слишком легкие. Особенно когда казнят подростков – их вес недостаточен для того, чтобы умереть таким образом. Тогда сержанты, помощники офицеров, руководящих процессом казни, наваливаются на висящих и тянут их вниз за ноги, чтобы задушить или сломать им шею петлей".

– Дайена, насколько в Сирии Башара Асада сегодня распространена практика военно-полевых судов, которые, как понимаю, подменили всю юридическую систему, в привычной цивилизованному миру форме?

Военно-полевые суды и трибуналы массово появились в Сирии в 2011 году, когда правительство Асада установило на всей территории страны режим военного положения. И теперь практически все судопроизводство ведется именно ими, они судят и выносят приговоры гражданским лицам, мирному населению. У арестованных и подсудимых в Сирии сегодня нет никаких прав, они лишены юридической помощи, в таких судах обычно и речи не идет о присутствии адвокатов, которые могли бы отстаивать интересы своих подзащитных. Более того, люди часто до последнего момента не знают состава своего уголовного дела и не понимают, в чем их обвиняют, – особенно когда в тюрьмах оказываются те, кто так или иначе позволил себе критиковать власть Асада и его чиновников и противился происходящему. Подчеркиваю, что я не говорю сейчас о вооруженных бойцах оппозиции, попавших в плен, – их участь вообще всегда чудовищна. Нет, мы в данном случае рассматриваем судьбы обычных граждан, попадающих в руки к "судьям" в погонах, которые в течение нескольких минут решают, сохранить ли им жизнь или убить. Это процесс массового уничтожения собственного населения, и поэтому мы говорим, что режим Башара Асада совершает преступления против человечности.

– В вашем докладе говорится, что ужасы тюрьмы Сайеднайя – это лишь один из многих примеров этих массовых преступлений режима в Дамаске, верно?

Да, это так. Помимо регулярных массовых повешений, фактически внесудебных казней, в Сирии официальные власти сознательно содержат всех арестованных и заключенных в нечеловечески тяжелых условиях. Их регулярно пытают, калечат, сводят с ума, чудовищно и изощренно издеваются, отказывают в питании, воде, элементарной врачебной помощи и медикаментах. От этого в Сирии за последние годы умерли многие тысячи заключенных.

В нашем докладе мы рассказываем о ситуации только в тюрьме Сайеднайя, однако на контролируемой правительственными силами территории страны существует еще множество подобных мест заключения. В августе 2016 года в другом отчете мы писали об условиях, в которых находятся попадающие туда люди, – и там тоже приводили в пример множество доказанных фактов убийств, пыток, насилия и других преступлений. Мы заявляем, что в период с начала 2011 года по конец 2015 года в Сирии Башара Асада в заключении были убиты или умерли от пыток и нечеловеческих условий содержания не менее 17 тысяч 700 человек. Что означает – около 300 человек каждый день! Преступления против человечности режим Асада совершает систематически, это его осознанная скоординированная политика. И хотя внимание международной общественности эти факты стали привлекать лишь с 2011 года, когда ситуация в Сирии начала накаляться, мы знаем, что вообще-то правящий режим в Дамаске совершал такие преступления в течение всех последних десятилетий. В течение всего этого времени сирийское правительство наотрез отказывалось признать эти факты и прислушаться к голосу мирового сообщества и рекомендациям правозащитных групп, таких как наша. Сегодня мы лишь в очередной раз можем призвать Башара Асада остановить этот процесс, прекратить пытки, издевательства и, конечно, в первую очередь – эти массовые казни через повешение.

Как говорит Дайена Сенаан, Amnesty International располагает сотнями рассказов бывших заключенных режима Асада, но исповеди 84 человек, оказавшихся (в той или иной роли) в стенах тюрьмы Сайеднайя, – одни из самых страшных. Еще несколько цитат:

Там все стены и полы измазаны кровью и гноем из ран

"В нашем крыле в камерах каждый день умирали по два-три человека. Там все стены и полы измазаны кровью и гноем из ран. Я помню, как охранник все время спрашивал, сколько нас осталось. Он кричал: "Камера номер один – сколько? Камера номер два – сколько?" и так далее. Однажды несколько солдат просто так зашли в наш блок и без всякого повода и предупреждения стали нас избивать, очень сильно, били по голове, по шее, в грудь. Они прошлись по всем камерам. В этот день у нас умерли тринадцать человек", – бывший заключенный, представившийся как "Надер".

Когда в камеру входят охранники, мы должны встать на колени и принять определенную позу

Салид, бывший заключенный:

"В Сайеднайя действует целый набор сложно выполнимых правил поведения. Во-первых, нам запрещено без разрешения говорить и вообще издавать какие-то звуки, даже стонать или шептаться. Когда в камеру входят охранники, мы должны встать на колени и принять определенную позу, если же ты взглянешь на них без разрешения, то поплатишься за это жизнью. Каждое утро, в 9 часов, из нашего блока охранники выносили трупы тех, кто умер за ночь. Я сам почти стал калекой, и все, кого я там видел, тоже наверняка инвалиды. Нас непрерывно били, лили на нас кипяток и фекалии. Еще я знаю, что нескольких молодых парней изнасиловали в тюрьме, и еще был случай, когда охранники для развлечения приказали подросткам насиловать друг друга у них на глазах. Многие в этой тюрьме очень скоро начинают хотеть умереть побыстрее".

Радио Свобода

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG