Ссылки для упрощенного доступа

22 Май 2017, Бишкекское время 23:27

В Генеральную прокуратуру обратились по поводу пыток в отношении осужденных за подготовку террористического акта в Бишкеке. Судебное заседание проходило закрыто, правозащитникам после суда удалось встретиться с осужденными, которые и рассказали о пытках.

Государственный комитет национальной безопасности обвинил восемь человек в связях с боевиками, уничтоженными 16 июля 2015 года.

Где задержанные на месте спецоперации?

Представители правозащитного центра «Кылым шамы» и Национального центра по предупреждению пыток встретились с восемью осужденными гражданами, находящимися в СИЗО-1. ГКНБ сообщал, что в ходе операции в районе пересечения улиц Панфилова и Горького и в поселке ГЭС-5 было уничтожено четыре боевика. Пять человек, отстреливавшихся из дома, были задержаны сотрудниками спецподразделения «Альфа».

Первомайский районный суд приговорил их к 27 годам заключения и выше.

Правозащитница Азиза Абдирасулова встретилась с осужденными в СИЗО и рассказала о некоторых таинственных обстоятельствах:

- Самая большая тайна – фальсификация дела. В тот день действительно была перестрелка, наши бдительные чекисты предотвратили теракт. За это надо сказать им спасибо. Однако где люди, задержанные в этот день? Почему людям показали задержанных с места происшествия, потом закрывают и задерживают других людей? Все задержанные были доставлены из разных мест 16 июля, 20 июля, в октябре и декабре. Но ни один из них не был задержан во время операции на Горького-Панфилова. Что это за спецоперация, когда разных людей из разных мест задерживают и привязывают к одному делу?

Были ли пытки?

Кроме того, операция проходила в поселке ГЭС-5 в Аламудунском районе. По данным ГКНБ, тогда было задержано семь человек. Среди них есть бывший депутат парламента Максат Кунакунов. Ранее омбудсмен Кубат Оторбаев сообщал, что подсудимые по этому делу подвергались пыткам. Информацию опроверг официальный представитель ГКНБ.

Правозащитница Азиза Абдирасулова рассказала о пережитых подсудимыми пытках:

- Они рассказали, что два-три дня не могли прийти в сознание. Даже тогда им не вызвали врача. Они пережили безжалостные и изощренные методы пыток. Удивляет, почему если их обвиняют в тяжких преступлениях, уголовное дело не было открыто для общественности. Потому что спецслужбы должны были доказать обществу, что они действительно готовились к террористическому акту. Несмотря на то, что в деле не было никакой государственной тайны, судебное заседание проводили закрыто.

«Нет оснований не верить спецслужбам»

ГКНБ сообщало, что вооруженная группа должна была осуществить ряд разбойных нападений на финансовые учреждения и частных лиц, а также готовилась к организации террористического акта.

Советник главы правительства по безопасности Токон Мамытов опроверг претензии о том, что спецоперация была инсцениварована, а некоторые из задержанных были осуждены по ложным обвинениям:

- Это была спецоперация. Имеются секретные правила для обеспечения безопасности государства. Поэтому безосновательно обвинять спецслужбы и правительство в связи с этим. Это лишь слухи. Чтобы говорить о недоверии Государственному комитету национальной безопасности, нужны основания. Таких оснований сейчас нет. Вообще мы должны верить спецслужбам, которые обеспечивают национальную безопасность. В деле достаточно доказательств, подтверждающих то, что были люди, имеющие отношение к террористическим группам. Нет никаких оснований сомневаться. Все это попытка оправдаться со стороны осужденных.

Использование электрического тока

Один из осужденных по обвинению в подготовке теракта в 2015 году – Бактыбек Жуматаев. Его осудили на 25 лет. Он был задержан 3 декабря во время отбытия срока в колонии-поселении в Нарыне.

Бактыбек Жуматаев заявил, что был вынужден признать вину после использования электрического тока во время пыток:

- 3 декабря 2015 года я отбывал срок в колонии-поселении в Нарыне, оттуда меня в Бишкек забрали сотрудники ГКНБ. Они начали спрашивать, знаю ли я Аманкулова Турата, и где он находится. Сказал, что не знаю его местонахождения, у меня нет с ним связей. Тогда они меня сильно избили, проводили ток через руки. Я потерял сознание. Потом они облили меня холодной водой, привели в сознание и начали снова допрашивать. Они сказали, чтобы я признался в том, что нашел взрывчатку, иначе угрожали провести ток через половой орган. Я вынужден был признаться и подписать все бумаги.

Ранее судимый Бакыт Батырканов был осужден на 20 лет по обвинению в подготовке к террористическому акту. На видео он рассказывает, что 16 июля был задержан сотрудниками «Альфы» во время зачистки в селе Пригородное вместе с хозяином дома:

- Сообщалось о том, что на Панфилова-Горького произошел взрыв, была перестрелка, убиты террористы, семеро задержаны. Но ни во время следствия, ни во время суда мы не видели этих семерых человек. Вместо них сидим мы. Нас задержали из разных мест и посадили. Меня не объявляли в розыск. Туда я пошел сам. Во время следствия сказал, что если бы я был террористом, зачем бы пошел туда, где шли поиски преступников? Наоборот бы я сбежал оттуда. Они меня выслушали, потом начали бить, чтобы я признался.

По версии ГКНБ, в случае если бы не были приняты меры, террористическая группа планировала организовать ряд террористических актов. Но неизвестно, какие доказательства этому были приведены в суде. Поэтому закрытое заседание суда породило сомнения у правозащитников. Советник премьер-министра Токон Мамытов отметил, что в международной практике, как правило, многие уголовное дела, касающиеся терроризма, рассматриваются в закрытом режиме:

- Во всем мире следствие по уголовным делам о терроризме проходит в закрытом режиме. Судебные заседания тоже закрытые. Такая практика распространена во многих странах – в США, России, в Китае. Здесь рассматриваются секретные материалы, касающиеся государственной безопасности. Люди это должны это понимать.

JsO

Перевод с кыргызского. Оригинал материала здесь.

XS
SM
MD
LG