Ссылки для упрощенного доступа

25 Июнь 2017, Бишкекское время 09:32

В последние дни поступили сообщения о гибели в Сирии шести российских военных

В понедельник днем расследовательская группа Conflict Intelligence Team сообщила о гибели в Сирии российского военнослужащего Артема Горбунова, ссылаясь на запись его жены в социальных сетях. По сведениям, собранным CIT, Горбунов служил в базирующейся в Нижнем Новгороде 96-й отдельной бригаде разведки и был убит 2 марта, попав в засаду во время операции по взятию Пальмиры.

Вечером информацию о смерти военнослужащего подтвердило министерство обороны России, по данным которого, Горбунов "выполнял задачи по охране группы российских военных советников" и погиб 2 марта в районе Пальмиры "при отражении попытки прорыва группы боевиков ИГИЛ на позиции сирийских войск".

В том же сообщении упоминался "житель Челябинской области" Иван Слышкин, о гибели которого в Сирии сообщила ранее пресса. Министерство заявило, что Слышкин проходил срочную службу, но в 2013 году был уволен в запас.

Информацию о прошедших 2 марта в Озерске похоронах 23-летнего "добровольца" Слышкина, "погибшего при выполнении боевого задания в составе группы российских войск в Сирии", опубликовало издание Znak. Оно утверждало, что молодой человек отправился в Сирию из-за "возможности заработать серьезные деньги, в том числе на свадьбу" и был убит снайпером.

РБК со ссылкой на два источника сообщило, что Слышкин служил в так называемой группе Вагнера – частной военной компании, бойцы который, по сведениям разных изданий, и последние годы воевали в Сирии и на востоке Украины. Лидер группы Дмитрий Уткин по прозвищу "Вагнер" 9 декабря был замечен на приеме в Кремле.

Как утверждало РБК, 10 января Слышкин отправился в Красноярский край на базу в Молькино, где, по данным агентства, тренируется группа Вагнера и располагаются силы 10-й отдельной бригады спецназа ГРУ. "Про ЧВК Вагнера ничего он мне не говорил... потому что, когда он уехал туда, они заверяли договор о неразглашении, это секретно все было" – приводит РБК слова девушки погибшего. Утверждается, что после отправки в Сирию Слышкин находился недалеко от города Хомс, участвовал в освобождении нефтяного месторождения Хайян, а 12 февраля был убит снайпером во время разведывательной операции в районе месторождения Шаэр.

CIT, анализируя фотографии с похорон Слышкина, замечает, что на памятнике изображена награда, что ранее выдавалась другим предполагаемым "вагнеровцам": "Награда стилизована под орден Мужества, однако ни в списках государственных, ни ведомственных наград не значится, из чего можно сделать вывод, что она является общественной наградой".

В понедельник также были обнародованы новые подробности недавнего нападения на группу российских военных в Сирии, в результате которого четверо военнослужащих погибли и двое были ранены. Как сообщил "Коммерсант", одним из раненых был генерал-майор Петр Милюхин – он потерял ноги и глаз и доставлен в военный госпиталь в Москву. 16 февраля Милюхин вместе с пятью российскими военнослужащими ехал в бронемашине – в составе колонны – по направлению к городу Хомс. Недалеко от авиабазы Тияс машина была подорвана заложенным у дороги фугасом, по колонне был открыт огонь. Четыре человека погибли. Официально они не были названы, но "Коммерсант сообщил о гибели старшего сержанта Вадима Магамурова и морского пехотинца Павла Козаченко, которые были похоронены 19 февраля в Екатеринбурге и Пензе.

Официально погибшими в Сирии числятся 28 человек (включая одну "небоевую потерю"). В этом списке отсутствует, в частности, Слышкин. В прессе звучали предположения, что в Сирии могли погибнуть также до нескольких десятков бойцов "ЧВК Вагнера".

В любом случае, сведения о гибели шести человек за несколько недель означают самые тяжелые потери среди российских военных с августа. За это время была вновь взята Пальмира, сейчас, сообщает "Коммерсант", идут тяжелые бои у авиабазы Тияс. Командующий российской группировкой в Сирии Андрей Картаполов заявил об участии в боях за Пальмиру российских сил специальных операций, которые "вели разведку и поражали наиболее важные объекты". По данным "Коммерсанта", в район Пальмиры могут быть переброшены подразделения российской военной полиции.

Активист Conflict Intelligence Team Руслан Левиев в беседе с Радио Свобода говорит, что его группа проверяет информацию о гибели в Сирии за последние недели еще 10-12 российских военных, помимо уже упомянутых: "военнослужащие и наемники частной военной компании Вагнера, из совершенно разных регионов, из разных родов войск. Мы стараемся про каждого выяснить, кто в каком районе в каком бою погиб, стараемся найти контакты с их родственниками, близкими. Когда мы более-менее всю информацию соберем, мы, покажем, во сколько нам обошлось контрнаступление на Пальмиру".

Левиев связывает рост потерь с боями у Пальмиры и в других районах, и с тем, что боевые действия сейчас ведутся против террористической группировки "Исламское государство", а не против отрядов повстанцев, и поэтому бои более ожесточенные.

В прошлом году Россия объявила о выводе войск из Сирии, но, замечает Левиев, официально есть "центры примирения сторон", охрана гуманитарных колонн, охрана советников, – то есть люди, которые якобы охраняют, но не принимают участия в боях. При этом, продолжает он, уже федеральные телеканалы регулярно показывают, как силы специальных операций участвуют в боях на земле.

Интересно, что в понедельник РИА-Новости опубликовало сообщение, в котором Центр специального назначения ФСБ отрицал причастность к публикации на одноименной странице в Facebook видео под названием "Работа Сил Специальных Операций В Пальмире, Сирия".

Conflict Intelligence Team проводит расследования, пользуясь, преимущественно, открытыми источниками, исследуя социальные сети, где военнослужащие – вопреки запретам – публикуют информацию, касающуюся их службы. У Левиева нет ощущения, что командованию удается как-то перекрывать этот поток информации: "Я бы не сказал, что есть огромный массив данных из Сирии от наших солдат, как был, например, по Украине, где действительно легко было находить солдат наших. По Сирии их всегда было мало, но они всегда есть. Даже когда военная полиция была отправлена из Чечни и Ингушетии в Алеппо, даже эти солдаты регулярно публикуют фотографии в соцсетях из Алеппо, мы находим их".

Левиев не берется оценивать количество военных в Сирии по информации в социальных сетях. По его словам, можно попытаться примерно оценить потери по количеству отдельных сообщений о гибели солдат: "Если происходят активные бои за Пальмиру, за январь-февраль у нас вал сообщений о гибели солдат, понятно, что там погибли десятки – если у нас уже больше десяти имен собралось. А если, например, поступают сообщения, что в Крым доставили 20 тел солдат, которые погибли где-нибудь в Хомсе, и мы ни в одной из социальных сетей не можем найти скорбные посты про погибших солдат за это время, – это явно означает, что такой потери не было, это дезинформация или недостоверная информация. Всегда, когда погибают солдаты, – может быть не про каждого, но про большинство из них – появляются скорбные посты в соцсетях, которые находим и мы, и наши коллеги, мониторящие социальные сети. Это просто поведенческие рамки, люди ведут себя так, выражают эмоции в соцсетях, – если не прямые родственники солдата, то соседи, одноклассники".

Валентин Барышников

Радио Свобода

XS
SM
MD
LG