Ссылки для упрощенного доступа

27 Май 2017, Бишкекское время 06:41

За последние несколько дней на международной арене при непосредственном участии администрации Трампа произошло несколько важных событий, имеющих влияние на международную обстановку в целом.

Седьмого апреля этого года США нанесли удар 59 ракетами "Томагавк" по сирийской авиабазе Аш-Шайрат, которая размещала значительную часть сирийских ВВС, работавших при консультативной поддержке военных советников из России. Одновременно с этим в частном клубе миллионеров Мар-а-Лаго во Флориде, принадлежащем Дональд Трампу, проходили переговоры между президентом Трампом и председателем КНР Си Цзиньпином, в рамках его официального визита в США. Собственно Си Цзиньпин узнал об этом ракетном ударе по Сирии одним из первых, как говорится, из первых уст. Вот как описывает это событие сам Дональд Трамп. «Мы с президентом Си Цзиньпином находились на официальном приеме в Мар-а-Лаго. На десерт подали самый лучший шоколадный торт, который вы когда-либо могли видеть. В это время наши генералы доложили об успешном запуске ракет, и я проинформировал президента Си о том, что мы только что нанесли удар 59 ракетами по Сирии».

Сама по себе эффективность данного ракетного удара в военном отношении не значительна, так как он не был неожиданностью. О нем американцы заранее поставили в известность российскую сторону, чтобы она успела эвакуировать расположенный на базе российский персонал. Нет никакого сомнения в том, что россияне в свою очередь известили о предстоящем ударе и сирийскую сторону, которая, по всей видимости, успела увезти с авиабазы наиболее ценное военное и техническое снаряжение. Так что ракетный удар имел целью не нанесение максимального урона противнику, а служил неким сигналом то ли Дамаску, то ли Москве. Не столь сегодня важно, был ли этот удар актом возмездия за использование Ассадом химического оружия. Не столько важно, было или не было использовано химическое оружие вообще. Достоверно об этом вероятно не будет известно никому, так как в таких вопросах каждая сторона, как показывает история, всегда придерживается своей правды. Посыл в этой истории, скорее, другой. И его красочно описывает твит одного республиканского сенатора: «Надеюсь враги Америки смотрят и понимают, что в городе появился новый шериф».

Ракетный удар скорее говорит о том, что эпохе нерешительности в действиях США в Сирии, которую сам Трамп до этого не раз критиковал, приходит конец, и что отныне ни одно провокационное действие со стороны Башара Ассада и других не будет оставаться без ответа со стороны США, и с этим придется считаться. Буквально через несколько дней после удара по Сирии США наносят еще один удар, на этот раз по позициям ИГИЛ в Афганистане, а точнее, системе тоннелей, расположенной на пакистанской границе в провинции Нангархар, используемой боевиками для свободного перемещения по местности.

Для этого удара США впервые использовали крупнейшую из имеющихся на вооружении неядерных бомб массового поражения GBU-43/B. Полное название этой бомбы стоимостью 16 миллионов долларов - Маssive Ordnance Air Blast или сокращенно MOAB, аббревиатуру в шутку расшифровывают как Mother Of All Bombs («мать всех бомб»). О точном числе жертв «мамы» неизвестно, но и этот удар можно расценивать как еще один сигнал, на этот раз для ИГИЛ, о том, что времена, когда их терпели в качестве контрбаланса проассадовским силам, подходят к концу, и что в будущем им придется сойти со сцены. Что же касается нас, расположенных рядом с Афганистаном стран, уничтожение любой инфраструктуры ИГИЛ в этой стране и поэтому представляющей для нас непосредственную угрозу является хорошей новостью.

И наконец, третий сигнал, который был послан администрацией Трампа, адресован режиму Ким Чен Ына. Дело в том, что КНДР, которая уже обладает баллистическими ракетами средней дальности, находится, по собственному признанию, на завершающей стадии создания межконтинентальных баллистических ракет, способных достичь территории США. Для завершения процесса создания этого оружия Ким Чен Ыну, который уже провел больше ядерных испытаний, чем его дед и отец вместе взятые, требуются еще несколько испытаний. При этом уместно упомянуть, что КНДР действует вопреки всем резолюциям Совбеза ООН. США и Трамп лично уже делали неоднократные заявления против ядерных испытаний северной Кореи, но впервые дело доходит до конкретных действий.

О решительности позиции Вашингтона по данному вопросу свидетельствует то, что американский флот уже направил к берегам КНДР авиационную ударную группу (АУГ), способную наносить удары, в том числе, ядерные, по территории врага с моря и с воздуха. Администрация США заявила, что нанесет удар по военным и другим объектам КНДР, если ядерные испытания в этой стране будут продолжены.

Здесь можно было бы задаться вопросом, а как поведет себя в данном вопросе крупнейший торгово-экономический партнер Пхеньяна, Китай. Однако, по результатам переговоров в Мар-а-Лаго, похоже, приоритеты по данному вопросу для всех сторон уже расставлены. Во время встречи Си Цзиньпин попросил новое руководство США придерживаться традиционной политики «одного Китая» по вопросу Тайваня, на что Трамп, который ранее заявлял, что в этом вопросе могут быть различные мнения, теперь дал однозначное согласие. Кроме того, США и Китай и впредь намерены развивать весьма выгодное для обеих сторон торгово-экономическое сотрудничество. В ответ Трамп попросил руководство Китая оказать экономическое давление на КНДР и потребовать от него прекращения ядерных испытаний.

В эти дни в КНДР идут празднования «Дня солнца» - 105-го дня года или День рождения Солнца Нации, Ким Ир Сена. Планируется, что к данным празднованиям будет приурочена серия новых ядерных испытаний. В воскресенье, 16 апреля, уже состоялся запуск ракеты на северокорейском ядерном полигоне в уезде Хамген-Намдо, правда, он прошел неудачно. А пока мир замер в тревожном ожидании дальнейшего развития событий.

Ильяс Бекболотов

Тексты в рубрике «Особое мнение» не отражают точку зрения радио «Азаттык».

Facebook Forum

XS
SM
MD
LG