Ссылки для упрощенного доступа

24 Июль 2017, Бишкекское время 19:05

Экспорт крокодиловой кожи. Как кыргыз открыл бизнес во Вьетнаме


Кыргызстанец Мирбек Жолдошбеков в 15 лет уехал учиться за границу. После переворота не смог продолжить бизнес в Египте и уехал во Вьетнам.

В интервью «Азаттыку» Мирбек рассказал о своей учебе и своем бизнесе в другой стране. Отдаем микрофон ему.

Румяный пастушок

Я был обычным нарынским ребенком с румянцем на щеках. Думаете, ребенку с куском домашнего хлеба и жармой, который пас баранов, приходило в голову когда-нибудь жить на берегу Тихого океана?

В первые годы независимости детей из Кыргызстана активно приглашали учиться в Турцию. Мне тогда было всего 15 лет.

Посчастливилось, я попал в группу студентов, которые получили возможность учиться за границей. Родители не хотели отпускать своего ребенка на чужбину. Тогда и времена были другие, люди еле перебивались. Если честно, родители даже не знали, где находится Турция. Так, моя поездка еще не начавшись, должна была безуспешно закончиться.

Написавший гимн чабан

Дедушка у меня был чабаном, занимался животноводством. Всю свою жизнь он прожил в селе, но был грамотным и постоянно читал газеты. Услышав об отказе родителей, он сказал, что ребенок должен увидеть другой мир, стать ученым, в общем, уговорил их.

Если позволите, хочу рассказать об истории дедушки. Я перед ним в долгу.

Кыргызстан получил независимость и объявил о конкурсе на национальную символику. Пусть он и был чабаном, но стихи писал очень хорошие, и слог у него было хороший. Так, он написал стихи для гимна и отправил на конкурс. По правилам конкурса произведение нужно было вложить в конверт, а они были обозначены цифрами, это делали, чтобы не узнали авторов. Наверное, конверты поступали из всех уголков страны.

В итоге отобрали три конверта, члены комиссии принимают решение доработать тексты с авторами. Стали известны и имена авторов – Жалил Садыков, учитель Шабданбек Кулуев и чабан Саидин Миназаров. Возможно, они подумали о том, как может чабан участвовать в написании гимна. В общем, моему дедушке вручили денежное вознаграждение и отправили домой. Посмотрите, какой наивный сельский человек… Дедушка не боролся за то, чтобы его имя осталось в истории, он просто взял деньги и поехал домой.

Дни в ожидании…

В 15 лет я приехал в Стамбул учиться в медресе. Мы получали и светское, и религиозное образование. После окончания медресе я подал документы в университет и вернулся в Кыргызстан. Было неизвестно, поступлю ли я на учебу и вернусь ли в Турцию. Внешне было незаметно, но внутри все горело, так я переживал. Родителям свои переживания не показывал. Всем сердцем люблю Кыргызстан, но я понимал, что еще не все получил за границей. Так проходили долгие дни ожидания.

Наконец, пришла новость. Эгейский университет в Измире сообщил, что я принят на учебу. Поступал своими силами, поэтому в тот день я почти парил в облаках – такой была моя радость.

Самое интересное началось после поступления. Мне казалось, что за два года в медресе я выучил турецкий язык. Но не тут-то было! Постоянно не успевал. Учителя со студентами говорили, как хорошие знакомые, а я не мог пояснить свою мысль.

Видимо, раннее обучение за границей и взросление сделали из меня упрямого и старательного парня, все эти качества мне помогали. Если с пониманием учебной программы вначале я немного опоздал в университете, то в конце был наравне с остальными.

Во время летних каникул подрабатывал фотографом в Анталье. Фотографирование я тогда рассматривал как временное занятие и никогда бы не подумал, что фотоаппарат сыграет большую роль в моей жизни.

Переворот в Египте, конец бизнесу…

После окончания учебы решил заняться бизнесом на родине. Может быть, я чего-то недопонимал, может быть, я неправильно все себе представлял, сравнивал с иностранным опытом, но, к сожалению, дело не пошло. Устал от коррупции, необходимости иметь связи и бюрократии. Не люблю вспоминать об этом.

Ранее я уже рассказывал, что в студенчестве занимался фотографированием. Так, я взял свой фотоаппарат и отправился в египетский город Хургаду – туристический центр на берегу Красного моря. В гостинице снял помещение и открыл фотосалон. Подавляющая часть туристов – россияне, они отдыхали круглый год. Дела у меня пошли хорошо.

Вместе с моей работой в Египте активизировались волнения. В Каире и Александрии волнения привели к перевороту. Возглавлявшего Египет на протяжении 30 лет Мубарака (Хосни Мубарак. – Ред.) свергли. Так я стал свидетелем исторических событий.

В результате беспорядков поток туристов сократился, дела приостановились. Поэтому представляю, как пострадали простые люди, бизнесмены и государственная казна во время двух революций в Кыргызстане, свидетелем которых я не был.

Понемногу я поставил на рельсы свое дело. Мне удалось справиться с переворотом и беспорядками, но с турецким бизнесменом - нет. Моим помещением заинтересовался турецкий бизнесмен. Начал говорить, что будет платить более высокую аренду. Я ему говорю: « Неужели нет других мест, что ты так заинтересовался моим местом. Что это такое?». Он разводил руки и говорил, что таковы законы бизнеса. Это я тоже понимаю. Дочка уже говорила на английском и арабском языках. Но я решил все продать. И отправился в Кыргызстан.

Место трудолюбивых людей

Никому не пожелаю получить такой опыт, когда у тебя отбирают твой хлеб. Хотел вернуться на родину, но как-то я уже ожегся, и там ничего не изменилось. Но кому можно доверять одному в поле? Даже медведи в цирке на велосипеде катаются. Человеку все под силу. Вот так я думал и в один из таких дней встретился с другом, который приехал из Вьетнама. Он открыл там ресторан. По его приглашению я снова взял свой фотоаппарат и уехал.

Из жаркого Египта переехал в дождливый Вьетнам. Если в Египте дождь был один раз в год, то тут – каждый день. Сам я люблю дожди.

Вьетнам – совершенно другой мир. Очень много аскетов, которые живут на небольших островах в джунглях. Люди здесь трудолюбивые и старательные, работают с раннего утра до позднего вечера. Когда я говорю, что из Кыргызстана, они меня жалеют и говорят, что я из бедной страны. (Смеется).

Но я хочу сказать, что Кыргызстану еще далеко до Вьетнама. Они наладили туристическую отрасль. Смогли ли мы воспользоваться потенциалом туристической отрасли? В городах Вьетнама каждый день строят новые небоскребы.

Сейчас живу в городе Нячанг. Начинал с фотосалона, теперь я встал на ноги. Мы оказываем различные услуги для туристов Вьетнам – экзотическая страна. Страна полностью не исследована, остались места, куда не ступала нога человека.

Внутренний туризм тоже развит, мы работаем непрерывно. Экспортирую за границу полезные травы и крокодиловую кожу. Все в рамках закона. Здесь тоже есть коррупция, но если с документами все в порядке, то и трудностей не будет. Обеспечиваю местное население работой. Не воспринимайте это как хвастовство, но я считаю, что если зарабатываю на хлеб в этой стране, то обязан этому народу.

Когда у меня отобрали бизнес в Египте, я спрашивал у бога, за что мне такое наказание. Но в жизни ничего просто так не бывает. После моего отъезда в Шарм-эш-Шейхе рухнул самолет, и поток туристов сократился. Гостиницы перестали работать, в сфере обслуживания тоже был кризис. В это время я начал работать во Вьетнаме.

Вернуться бы на родину...

24 года провел за границей. Изменилось миропонимание, у меня сложилось собственное мнение о жизни, но рос и взрослел я далеко от кыргызских традиций и образа жизни. Вот поэтому мое сердце не на месте.

Не могу сказать, что устал, но я решил строить свой очаг у себя на родине, хочется дышать своим родным воздухом. Даст бог, скоро буду служить своему народу.

15-летний краснощекий мальчик тогда не знал, что его поездка затянется так надолго. Как бы там ни было, мое путешествие было интересным. Безусловно, я буду скучать по беспорядочным улицам, непонятной еде и гулкому Вьетнаму.

XS
SM
MD
LG