Ссылки для упрощенного доступа

12 Декабрь 2017, Бишкекское время 14:23

Удивительная, в то же время трагическая история любви Чингиза Айтматова к Бюбюсаре Бейшеналиевой, великой кыргызской балерине, скончавшейся от неизлечимой болезни в 1973 году, достойна того, чтобы к ней приглядеться внимательнее.

В человеческой истории Кыргызстана немало примеров такого рода отношений, но этот стоит отдельно - он и прекрасен, и трагичен одновременно. Я вижу в этой драме некий портрет эпохи. Потрясающее свидетельство того, что истинная любовь все-таки существует, что именно она раскрывает в полной мере человеческий облик и духовно-нравственный потенциал человека.

Мне не хотелось бы пересказывать все, о чем уже написано, тем более о том, как они, Бюбюсара и Чингиз, познакомились, как их знакомство переросло в большую любовь. Какую незаживающую рану оставила эта история в душе писателя. Достаточно подробно об этом он рассказал в «Плаче охотника над пропастью» - книге диалогов с Мухтаром Шахановым.

Да, эта любовь обоим принесла и счастье общения, и взаимного узнавания. Но не семью. Размышляя об этом, я порой задаюсь вопросом: а стоило ли? Так ли нужно было им вместе, вдвоем идти по проторенному пути детей человеческих? У меня нет готового ответа. Но все произошло именно так, как произошло. В любви женитьба – не триумф и не победа, а всего лишь факт перевода всей сложной гаммы чувств и отношений в иную, более прозаичную плоскость.

Какой была в жизни Бюбюсара – эта женщина, балерина, одна из знаковых персон Кыргызстана ХХ века, портрет которой запечатлен на денежной купюре страны? Можно, конечно, отправиться в длинный экскурс по ее жизни, но ограничимся только тем, какой она была в обычной жизни, какие личные драмы пережила.

Безусловно, она была очень красива. В ее красоте был особенный шарм – воздушность, величественность, изящная простота. Публика обожала ее, боготворила, хотя справедливости ради следовало бы отметить, что ее фуэте и па были все-таки далеки от танца Галины Улановой или Маргот Фонтейн. Но Бюбюсару и ее танец любили все. Потому что ее движениям были присущи особая женственность линий, отточенность, внутренняя грация, некий магнетизм. «Рисунок танца блещет новизной, Воздушный легкий след неуловим», - писал о ней великий кыргызский поэт Суюнбай Эралиев.

Бюбюсаре во всем всегда везло - в творчестве, на сцене… Но только не в личной жизни. Достаточно сказать, что она была дважды замужем, были и девичьи, студенческие романы. Но она так и не познала счастье семейного очага. Ее встреча с Чингизом именно в период, когда оба они были не уже не юны, но все же достаточно молоды и переживали время взлета в творчестве, имела крепкую завязку, счастливое продолжение, но и издержки. Сопровождали их ревность, пересуды в обществе, напрасные попытки скрыть от посторонних глаз свои глубоко зашедшие отношения, тщетная конспирация. Но это только подстегивало взаимную страсть, только подчеркивало косность окружения, невозможное пуританство советского общества. Возможно, что мои читатели хотели бы иного развития событий, но считаю, что все-таки хорошо, что так все происходило. Иначе не было бы этой прекрасной истории, не было бы того Чингиза, каким он предстал в своих романах и повестях.

Правда, в этой истории отношений Чингиза и Бюбюсары существует и некая побочная линия. И о ней следовало бы вкратце рассказать, коль речь идет о любви и ее превратностях. Дело в том, что Бюбюсара еще до Айтматова пережила другую, тоже ставшую легендарной историю, которая проливает очень неожиданный свет на личность этой выдающейся женщины. Попробуем рассказать об этом хотя бы в общих чертах.

Правы, по-видимому, французы, говоря: где любовь, там и напасть. Такими оказались поистине полные драматизма чувства к этой удивительной женщине со стороны Муртазы Асанова, прекрасного врача, неординарного человека. Об этой любви целую книгу написал его коллега и друг Тазабек Касымбеков.

В этой истории хорошо проявляются черты личности Бюбюсары Бейшеналиевой, великой балерины и человека, на что обратил внимание и не раз подчеркивал в своих воспоминаниях и Чингиз Торекулович. Особенно ярко прописан образ кыргызского Меджнуна - Муртазы Асанова, который в безоглядной любви к своей Лейли превзошел самого себя, обнаружил свои лучшие качества. Ему не были присущи ревность Ланселота или необузданного Отелло. Безоглядно окунувшийся в любовь Муртаза был готов на все ради нее, но оберегал свою возлюбленную, старался не причинять ей лишнюю боль, не навредить ее растущему в обществе реноме. Он ни в коем случае не пытался оторвать ее от театра, балета, который был предметом не менее сильной любви и преданности профессии этой легендарной женщины.

Состояние Бюбюсары на момент встречи с Муртазой можно описать одним - растерянностью, а также боязнью навредить своему устоявшемуся статусу звезды кыргызской сцены, депутата, гордости страны, что уже крепко прилипли к ее имени. Она определенно не имела права разочаровывать общество, своих многочисленных поклонников. Другими словами, она уже не принадлежала себе, и в этом заключалась главная проблема этих отношений. Бюбюсара сразу отказала Муртазе, который был на целых пять лет моложе ее.

Настоящих чувств, сильной привязанности к нему она не испытывала - мешали традиции, мешали опасения, возможные кривотолки. Как известно, советское общество исповедовало «Моральный кодекс строителя коммунизма». Так называемая партийная этика, статусы депутата и орденоносной примадонны, с которой считал за честь станцевать в Кремле сам Никита Хрущев, опекал как артистку Исхак Раззаков, затем Турдакун Усубалиев - все это было слишком серьезно. А еще долго добивался ее руки Салмоорбек Табышалиев, выдающийся ректор единственного тогда университета республики. Поклонником балерины был Салмоорбек Акиев, тоже известный партийный и советский деятель, дипломат. Еще один высокопоставленный воздыхатель попросил ее снять туфельку, а потом, наполнив ее коньяком, залпом выпил…

И она буквально умоляла, уговаривала Муртазу, только ради нее бросившего мединститут и ставшего артистом балета, вернуться к медицине, стать врачом, тем более тогда Бюбюсара уже решила выйти замуж за давнего ухажера, тоже врача, преподавателя мединститута, чтобы навсегда покончить со сплетнями и одинокой жизнью. Новый супруг казался вполне подходящим выбором - был старше ее, имел научную степень в области медицины и т. д. Но, к сожалению, он оказался пьющим, с ним пришлось расстаться довольно скоро. И с Айтматовым она познакомилась примерно в этот период.

Муртаза вынужден был уйти. Выхода другого не было. Он все прекрасно понимал. Понимал и то, что его пламенная любовь только испепелит только одно сердце – его собственное. И решил не вредить карьере Бюбюсары, ее любви к балету. Но ему не раз пришлось видеть, как Бюбюсара преображалась, буквально сияла от счастья и кому она была обязана этим своим счастьем.

Опять в благословенной Москве, в гостинице «Украина» Муртаза ужинал со своими товарищами. Вдруг туда нагрянула группа кыргызских депутатов. Среди них была и сияющая пара - Бюбюсара Бейшеналиева и Чингиз Айтматов. Она сразу заметила Муртазу. Они очень тепло, как старые друзья, обнялись. Это, разумеется, не укрылось от взгляда Чингиза. Трудно сказать, как он воспринял молодого красавца, запросто обнявшего Бюбюсару, которая далеко не каждому такое позволяла.

Застолье продолжалось долго. Никто среди присутствующих не знал о взаимоотношениях Муртазы и знаменитой балерины, которые частенько переглядывались. Муртаза с друзьями вдруг решил передать через официанта бутылку шампанского и что-то еще к столу депутатов. А потом зазвучала знакомая музыка – то был вальс из “Лебединого озера”. Потом выяснилось, что его заказал Муртаза, как знак его тайного приветствия Бюбюсаре. Оставалось ему набраться смелости и пригласить балерину на танец. Что он и сделал.

Это было восхитительное зрелище. В этом вальсе было все - гибель богов, дежавю, “Последнее танго в Париже” Бернардо Бертолуччи или новый сюжет для Вуди Аллена... Это была встреча с прошлым, прощальный танец и прощание вообще...

Муртаза еще раз осознал, что прекрасная Бюбюсара, которая так и осталась для него недосягаемой мечтой, всей душой и всеми своими мыслями уже с другим человеком. А тот стоял перед ним. Это был Чингиз…

(продолжение следует)

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG