Ссылки для упрощенного доступа

24 Июнь 2017, Бишкекское время 23:19

Пострадавший в июне 2010 года Мансур не может решить вопрос с квартирой


В Кыргызстане понемногу начали заживать боль и раны июньской трагедии 2010 года. Сложно не переживать за пострадавших в этих событиях людей. Мы расскажем историю 32-летнего Мансура Журабаева, пострадавшего во время событий.

Мансур вспоминает события семилетней давности:

- В 2010 году я приехал из России и занимался ремонтом дома. Только начинал печь хлеб. Моими клиентами были продавщицы в микрорайоне "Кулатов" в Оше. Они позвонили и попросили меня испечь хлеб. Беспорядки только начинались, и я отказался. Но они очень просили, говорили: «Ты пеки. Вынеси только за махаллю, мы сами заберем». Вместе с сестрой 11 июня начали печь хлеб. Мы закончили, и я заводил машину, чтобы отвезти хлеб туда, куда просили. Когда я открыл ворота и вышел на улицу, увидел густой дым. Вдруг откуда ни возьмись, появились люди в масках, осколки пули попали мне в голову. В глазах потемнело, и я упал на землю, но сразу поднялся и вернулся в махаллю. Здесь уже никого не осталось. Но я встретил соседа, который посадил меня в машину и довез до границы. Уже там я потерял сознание.

Пострадавший Мансур добрался до лагеря на кыргызско-узбекской границе. По его словам, он потерял сознание и очнулся через 15 дней в одной из больниц Кыргызстана.

Проблемы с домом

Мансур сегодня страдает не только от полученных ранений, но и из-за проблем с жильем. В 2014 году мэрия города Оша выдала Мансуру квартиру, но сегодня просит освободить ее. Пострадавший парень не может доказать, что получил ранения 11 июня того трагического года:

- Сказали, что с документами не все в порядке. Я пошел в мэрию. «Ты что, был в бегах?», - спросили у меня. Куда бы я убежал? Был в больнице, а так я постоянно в Оше. Милиция тогда ничего не говорила. Мы не знали, какие документы надо собирать. Дом выдали по документам, которые я получил в больнице.

По словам супруги Мансура Зулайки Салиевой, чтобы доказать, что он пострадал, супругу пришлось обивать пороги:

- Необходимо предоставить документы, подтверждающие, что он пострадал во время июньских событий. Мы не смогли найти их в милиции Кара-Суу. Теперь мэрия Оша говорит, что намерена обратиться в прокуратуру из-за того, что мы получили квартиру по неправильным документам. На руках у нас заключение судебно-медицинской экспертизы. В целом, после опроса милиции, их решением назначается судебно-медицинская экспертиза. Мы об этом не знали и просто прошли судебно-медицинскую экспертизу. Непонятно…

В тот трагический день вместе с Мансуром хлеб пекла его сестра Хилола, которая не скрывает недовольства в отношении чиновников:

- Раз такое дело, буду говорить открыто. Затягивают с выдачей документов, которые требует законодательство. Вместе с больным братишкой мы ходим по различным ведомствам. Ждем. Дела других решаются, наши остаются. Иногда жалею братишку и не беру его с собой, но просят, чтобы я его приводила. А если иду с ним, заставляют ждать, смотришь - и день прошел. Вот так и проходят дни.

Зулайка рассказывает, что супруг из-за ранений в голову стал забывчивым, стал совсем другим. «Он не может четко говорить. Ноги заплетаются. Поэтому иногда его спрашивают, не выпил ли он», - говорит она.

Вопросы по документам 17 человек

По поводу проблемы Мансура мы обратились к главе жилищного департамента мэрии города Оша Кутманалы Абдрахман уулу. По его словам, некоторые лица, которые получили дома в 2011-2014 годы, имели не все документы, это стало известно сейчас:

- По июньским событиям дома были выданы 631 человеку. Но дома пострадавшим были выданы по временным ордерам. В настоящее время идет процесс приватизации этих домов. С февраля месяца было проверено 300 документов. Было установлено, что документы 17 человек не полные. К примеру, у некоторых был нарушен порядок. Они без протокола допроса милиции или направления из милиции получили заключение судебно-медицинской экспертизы. Вот такие вопросы становятся препятствием в узаконивании домов. Мы требуем полный пакет документов. Все это делается лишь для того, чтобы узаконить жилье, в котором они проживают.

Мансур получил ранение, когда ему было 25 лет, он тогда только женился, сегодня у него трое детей. Мансур – инвалид второй группы. Несмотря на болезнь, мужчина продолжает печь хлеб и кормить семью.

В результате июньских событий погибли 446 человек, различные ранения получили более 2 тысяч человек. 57 человек пропали без вести, потом их число сократилось до 19. Было озвучено, что ущерб, нанесенный людям и государству, составил свыше четырех миллиардов сомов.

JsO

Перевод с кыргызского. Оригинал материала здесь.

  • 16x9 Image

    Ыдырыс Исаков

    Корреспондент радио "Азаттык" по Ошской области. В 2008 году закончил отделение журналистики Ошского государственного университета.

XS
SM
MD
LG