Ссылки для упрощенного доступа

20 Август 2017, Бишкекское время 00:39

В Кыргызстане 15 июня был дан старт президентским выборам.

Чем будут отличаться нынешние выборы, какая будет проводиться политика, какими должны быть отношения, что нужно делать для чистых и честных выборов, как избавиться от подкупа и трайбализма. Об этом и других вопросах мы говорили в программе "Лицом к лицу" ("Арай коз чарай").

В дискуссии принимали участие бывший председатель Центральной комиссии по выборам и проведению референдумов Акылбек Сариев и политолог Сейтек Качкынбаев.

Азаттык: Президентские выборы состоятся 15 октября. Чем нынешние будут отличаться от других, в чем их особенность?

Акылбек Сариев: Во-первых, президентские выборы впервые пройдут с использованием автоматических электронных урн. Во-вторых, эти выборы станут самыми дорогими, если опираться на информацию, будет потрачен 671 миллион сомов.

Азаттык: Как вы думаете, почему выборы подорожали?

Акылбек Сариев: В целом при автоматизации процесса сумма расходов должна уменьшаться. У нас, наоборот, эта сумма выросла. В чем я вижу основные причины? Выросло число людей, работающих во время выборов: отдельно - Государственная регистрационная служба, отдельно - избирательные комиссии. Говорят, что постановлением правительства члены избирательных комиссий будут получать равную зарплату, это, наверное, тоже увеличило итоговую сумму.

Акылбек Сариев.
Акылбек Сариев.

“Азаттык”: Каким был бюджет ЦИКа, когда вы были его председателем?

Акылбек Сариев: Например, на парламентские выборы 2010 года было потрачено около 95-100 миллионов сомов. Сами посчитайте, насколько выросли расходы на выборы.

“Азаттык”: Господин Качкынбаев, не секрет, что результаты выборов зависят не от качества и убедительности программы кандидата, а от денег. Из-за этого есть мнения, что Жогорку Кенеш стал парламентом богачей. Когда спрашивают о том, кто может выиграть выборы в этом году, называют имя богатого кандидата. Как избавиться от этого, какие есть пути?

Сейтек Качкынбаев: Если взглянуть на наши реалии, по статистике, 32% населения Кыргызстана живут бедно, иначе говоря, треть населения – бедные. Какова численность среднего класса, неизвестно. Есть средний класс, приближенный бедным или ближе к богатым. Мы не достигли состояния, когда средний класс составляет 70% населения. Где сформирован средний класс, граждане не зависят от чужих денег и начинают голосовать за программу, исходя из своих убеждений и позиции. На выборы ходят, в основном, те 32%, о которых я говорил. Их еще до голосования искушают деньгами, договариваются, покупают их голоса по цене от 500 до 1 тысячи сомов, устраивают спекуляции. В этом случае бедное население ни в чем не виновато. Чистые выборы у нас будут только тогда, когда у нас обратят внимание на мелкий и средний бизнес, создадут через это условия для роста благосостояния народа, увеличат число налогоплательщиков и сформируют средний класс. В противном случае, мы не сможем избавиться от подкупа и так же останемся с парламентом и властью богачей.

Сейтек Качкынбаев
Сейтек Качкынбаев

“Азаттык”: Господин Сариев, насколько надежны электронные урны? Если исходить из мнения общественности, почти все верят в то, что подсчеты на избирательных участках будут правильные и точные. Но есть и те, кто подозревает, что итоги могут быть сфальсифицированы из-за того, что подсчет ведется на центральном сервере. Есть ли основания для подозрений, если да, то как можно повысить доверие к центральному серверу и гарантировать чистые выборы?

Акылбек Сариев: Откуда могут появиться такие подозрения? Они могут возникнуть из-за несоответствия последней информации и цифр. Я думаю, нынешние серверы не централизованы. Например, информация из отдаленного избирательного участка не поступает в автоматическом режиме на центральный сервер. Оператор отправляет позже. Поэтому надо быть далеким от мысли, что будут фальсификации на центральном сервере. Другой вопрос – у нас есть отдаленные участки. Туда и наблюдатели редко заезжают. Результаты там могут вызвать сомнения. А откуда могут взяться сомнения касательно центрального сервера? Например, все знают об исчезновении 3,8 тысячи бюллетеней в окончательных итогах парламентских выборов в 2015 году. Почему так произошло? Если бы автоматизированная система работала, итоги выборов были бы безупречными. Поэтому можно сделать вывод, что при подведении итогов в автоматизированную систему вмешался человек.

BK/JsO

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

XS
SM
MD
LG