Ссылки для упрощенного доступа

28 Июль 2017, Бишкекское время 14:40

Американский режиссер и продюсер Юджиния Чанг снимает фильм об умыкании невест, правах девочек, об отношениях и взаимной поддержке в семьях Кыргызстана.

Юджиния побеседовала с “Азаттыком” и рассказала о своем фильме и о том, как изучала страну и кыргызский язык.

“Азаттык”: Когда и как вы приехали в Кыргызстан?

Юджиния Чанг: Впервые я побывала в Кыргызстане в 2011 году. Была волонтером и преподавала английский язык. С тех пор часто посещаю страну.

“Азаттык”: Шесть лет - не такой большой срок, но вы уже выучили кыргызский язык. Как вам это удалось?

Юджиния Чанг: Я изучала его в Национальном университете, был у меня и репетитор. Я научилась, общаясь с друзьями на кыргызском языке. Первые три-пять месяцев было сложно. Потому что англо-кыргызских словарей мало. С этой точки зрения было трудно. Если жила бы в селе, то язык дался бы легче. А в Бишкеке даже на рынках говорят по-русски. Это было трудно. Ездила и в другие регионы Кыргызстана. Ездила в Ош, Джалал-Абад, Нарын, Талас, на Иссык-Куль.

“Азаттык”: С первого взгляда вас можно принять за кыргызку. Об этом мне сказали и коллеги. Откуда вы родом?

Юджиния Чанг: Родилась в Америке, а по национальности я кореянка. В Америке живу, в Бостоне. В Корее я прожила шесть лет. Поэтому хорошо говорю и по-корейски. Позже уехала в Америку, там училась, работала, а потом приехала в Кыргызстан. Нас двое детей в семье, у меня есть младшая сестра. Она получает образование в Сан-Франциско. Родители живут в Южной Корее.

“Азаттык”: Знали ли вы о Кыргызстане до приезда сюда? Чем вам понравилась эта страна?

Юджиния Чанг: Здесь у людей очень чистое сердце. Хотя они кажутся суровыми, но если заговорить, они мягкие, ценят дружбу. Нравятся горы и плов. В Кыргызстане еда вкусная, но жирная.

“Азаттык”: Вы снимаете фильм “Жамгырдан кийин” (“После дождя”). Почему, чем руководствовались прежде, чем взяться за съемку этого фильма?

Юджиния Чанг: Когда я преподавала здесь английский язык, большинство моих студентов были сельские. Мы часто говорим с ними о сельской жизни. Однажды мы с подругой поехали в Талас. Возвращались из магазина в часов пять вечера, и одна женщина предупредила нас, чтобы мы не ходили вечером, иначе нас могут умыкнуть парни. Я была очень удивлена, что такое может случиться.

В фильме есть эпизод с умыканием невесты. Но этот фильм – о любви в кыргызской семье. Он об удержании и сохранении любви к девушке, несмотря на трудности и тяжелое время. Идея снять такое кино у меня появилась в 2013 году.

Некоторые девушки, опасаясь быть украденными, когда ездят в село, надевают платок, как замужние. Эта идея не покидала меня даже когда я уехала в Америку. Потом я вернулась, и мы приступили к съемкам. Сценарий писался около года. Все, что я здесь слышала, реальные события я включила в большую тему. Иначе говоря, это не выдуманная, а реальная история.

Сейчас мы работаем совместно с режиссером Чингизом Нарыновым. Мы искали лучших актеров в Кыргызстане. Это не просто про умыкание невесты, мы покажем, как это пережил отец, как это прошло через сердце девушки.

“Азаттык”: Когда будет готова картина, как обстоят дела с финансированием?

Юджиния Чанг: Съемки продолжаются уже месяц. Даст бог, к октябрю-ноябрю будет готово. Когда я ездила в Америку, студенты в качестве благотворительности собрали по 5-10 долларов. Помогают друзья.

“Азаттык”: А вообще, насколько актуальна проблема умыкания невест?

Юджиния Чанг: Это очень трудная тема. Местное население думает, что это традиция, верит. Если иностранцы говорят, что это не традиция, они неправильно понимают их. Но много людей изучают эту тему. Они говорят, что это не традиция, если бы это было не так, то об этом не говорилось быв эпосе “Манас”, в “Курманжан Датке”. А вообще, трудно до конца жизни жить даже с любимым человеком. А как жить с нелюбимым? Только при мысли об этом у меня болит сердце.

“Азаттык”: Как по-вашему обстоят дела с правами женщин в Кыргызстане?

Юджиния Чанг: В селах жизнь женщин труднее. Потому что там много работы, они присматривают за детьми. Но когда я ездила в село, часто слышала слово “позор” – “девочки не должны делать это, позор, не делай то, это, все - позор”. Когда я была в селе, подумала, что они живут несвободно из-за этого “позора”.

“Азаттык”: Удивляются ли прохожие на улице, услышав как вы говорите на кыргызском языке?

Юджиния Чанг: Да, удивляются. На рынке, если говорю на кыргызском, мне делают скидку на 5-10 сомов. Когда я только приехала, удивилась, увидев микроавтобусы. Сами они маленькие, а внутри полно народу. Но можно доехать, куда пожелаешь.

ВК

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG