Ссылки для упрощенного доступа

25 Сентябрь 2017, Бишкекское время 20:58

Законопроект "О недрах", направленный на третье чтение, вызвал горячие споры в Жогорку Кенеше.

Как пользуется запасами своих недр, богатый на месторождения Кыргызстан? Ведется ли их разработка в пользу экономики страны, интересов граждан? Будут ли с принятием нового законопроекта решены проблемы законности в горнодобывающей отрасли, вывоза за рубеж ценных руд и вопросы вредного воздействия на экологию?

На эту тему состоялся разговор в программе "Лицом к лицу" ("Арай коз чарай") с доктором геологических наук, профессором Кубатом Осмонбетовым и экс-депутатом Жогорку Кенеша Эркингуль Иманкожоевой.

"Азаттык": Эркингуль айым, каковы главные особенности законопроекта "О недрах", который сейчас обсуждается в Жогорку Кенеше, какие решающие поправки вносятся в этот документ?

Эркингуль Иманкожоева: То, что во многие статьи о недрах вносятся изменения, это хорошо. Например, в 47 статье появилась норма о "прозрачности в горнодобывающей отрасли". В чем суть этих поправок? По предложению экс-премьер-министра Великобритании к этой инициативе присоединились многие страны, в том числе и Кыргызстан. Согласно данной программе в государстве все должно быть открыто: сколько полезных ископаемых добывается, сколько направляется в госбюджет, сколько получено налогов с этого и так далее.

Если в прежнем законе прописывалось, что предоставление этих сведений зависит от желания самой компании, то по новому законопроекту каждый разработчик недр теперь обязан публиковать эту информацию. Например, до этого компания "Кумтор" добровольно показывала такие данные, зачастую между их отчетами и информацией правительства были несоответствия. То, что в этом плане вносятся законодательные изменения, тоже хорошо.

Еще одна особенность. Согласно прежним нормам, даже при добыче гравия, разработке таких мест в регионах, требовалось получать лицензию. Теперь предлагается заменить лицензию на патент, и это можно было бы поддержать. Потому что местным предпринимателям до этого приходилось заполнять очень много документов для получения лицензии. А то, что предлагается, намного облегчит им жизнь, да и для местных жителей польза, так как увеличится производство, количество рабочих мест.

"Азаттык": Кубат агай, при разработке этого законопроекта были ли привлечены такие специалисты, как вы, если да, то внесены ли в него озвученные профессионалами предложения?

Кубат Осмонбетов: Когда вносятся поправки в законы, депутаты Жогорку Кенеша приглашают нас, советуются. Но не все, что мы предлагаем, проходит. Иногда прислушиваются к мнению непрофессионалов и предлагают вести разработку недр Кыргызстана, как в Чили. Именно такой законопроект был принят в 2012 году, и сейчас его просто дополняют.

"Азаттык": Сейчас очень много критики в обществе по поводу того, что добываемые у нас полезные ископаемые вывозятся за рубеж. Этому способствуют нормы закона или это разрешает правительство?

Месторождение Кумтор.
Месторождение Кумтор.

Кубат Осмонбетов: В чем тут главная проблема? Суть заключается в том, что законы не соотносятся друг с другом, а наоборот, содержат много противоречащих друг другу норм, наблюдается так называемая война законов. Например, очень много вопросов к таким законам, как "О воде", "Об охране атмосферного воздуха", "О недрах", к Земельному кодексу. Другая проблема: если раньше политику в области разработки недр вело министерство экономики, то с 2015 года эта прерогатива перешла к ГКПЭН (Госкомитету промышленности, энергетики и недропользования), где эта работа до сих пор не выстроена. Поэтому необходимо комплексно пересмотреть новый вариант закона "О недрах".

"Азаттык": Это правильно, что зарубежные инвесторы под предлогом, что якобы в Кыргызстане нет соответствующего оборудования, лабораторий, вывозят руду из страны?

Кубат Осмонбетов: Во времена СССР я 40 лет проработал в геологии, из них 25 - главным геологом. Тогда в центральной лаборатории работало 230 человек. Только для одного золота проводилось 35 исследований. Постоянно проводились аттестации. Сейчас аффинажный завод в Кара-Балте способен перерабатывать до 25 тонн золота в год. Он может выпускать слитки до 100 граммов, все международные сертификации он прошел.

"Азаттык": Эркингуль айым, правительство ранее подавало в суд на "Кумтор" за то, что компания при разработке месторождения нанесла вред экологии, и с нее требовали компенсацию. Но вопрос до сих пор не решен, поможет ли в этом новый закон?

Эркингуль Иманкожоева: Это закон не сможет помочь или оказать какое-то влияние, потому что есть такое понятие как "закон обратной силы не имеет". Но при этом любая компания должна работать здесь по законам КР.

Один пример. Кыргызское правительство разрешило "Кумтору" построить дамбу, где хранятся отравляющие отходы производства, на высоте 3600 метров. Мне кажется, у этого решения потом будут большие последствия. До этого государственная, депутатская, международные и другие комиссии – все выносили заключения, что нельзя поднимать эту дамбу выше. Это все равно, что разрешить вываливать отходы производства на ледники. Стали спрашивать, кто дал на это разрешение, кто подписал, все друг на друга показывают. Но все должно быть обнародовано. Почему нынешние депутаты Жогорку Кенеша не поднимают этот вопрос?

Госэкотехинспекция и Госагентство по охране окружающей среды подавали в суд на "Кумтор", требуя 6,5 млрд сомов компенсации, это тоже затихло. Суд должен был или удовлетворить иски, или отклонить. Должна же законность, некоторые судебные процессы ведь очень быстро проходят. Кроме того, не работает и Закон КР "О ледниках".

Полная версия дискуссии в аудиоверсии программы:

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG