Ссылки для упрощенного доступа

14 Декабрь 2017, Бишкекское время 19:25

Шестопал: Сохранить исторический памятник, а не создавать его подобие


Демонтированная скульптура у здания театра вызвала возмущение в социальных сетях.

80-летний Виктор Шестопал - один из самых именитых скульпторов Кыргызстана. Автор столичных памятников Курманжан датке и Александру Пушкину делится мнением о реставрации скульптур на фронтоне театра оперы и балета.

"Азаттык": Виктор Арнольдович, как должна производиться правильная реставрация подобных объектов?

Шестопал: Нельзя было ни в коем случае снимать скульптуры. Реставраторы должны были поработать наверху, обнести фигуры защитными от осадков и солнца коробками, составить дефектный акт непригодности к дальнейшей эксплуатации и поднять вопрос о переводе скульптур в новый материал. Затем аккуратно снять форму, по которой уже можно делать новый отлив. А работу Мануйловой – памятник культуры, который находится под охраной государства - надо было оставить.

"Азаттык": Руководство театра и реставраторы говорят о том, что скульптуры были изготовлены с нарушением технологии: не было соединяющего голову и туловище каркаса, помимо бетона использовали кирпич и камни. Части скульптур, по их мнению, могли отпасть при сильном ветре, поэтому фигуры были перевезены для реставрации в Академию художеств.

Шестопал: Это абсурд. Во-первых, я не могу поверить, что не было каркаса – в советском прошлом все изготавливали по государственному стандарту, и за этим следили строго. Во-вторых, в целях экономии авторы могли использовать бетон только для оболочки, а для наполнения - прочие материалы. Однако это не значит, что скульптуры создали бы опасную ситуацию – они прекрасно простояли не одно десятилетие. И как бы там ни было, увозить фигуры было нельзя – в любом случае работы должны были вестись наверху, на месте, без демонтажа.

"Азаттык": Есть ли срок годности у скульптур?

Шестопал: Бетонные скульптуры делали в 50-е, 60-е и 70-е годы. В среднем они держатся на протяжении полувека. Однако с 1955 года, когда был открыт театр, эти фигуры однажды уже серьезно реставрировали.

"Азаттык": Сколько времени занимает тщательная реставрация?

Шестопал: Солидное количество времени. Обычно реставрируют только потерянные или отбившиеся части. Находят фотографии и стараются восстановить эти части в максимальном сходстве с рукой автора.

Если скульптуры много красили для внешней реставрации, то они со временем покрываются чешуей. Новые слои скрывают первоначальную лепку, и почерк автора теряется. Надо сначала аккуратно отслоить масляную краску, уже потом провести реставрацию бетона. Важно снимать форму не с покрашенной скульптуры, а очищенной – уже на этом этапе работа весьма кропотлива.

"Азаттык": Сколько стоит реставрация таких памятников культуры?

Шестопал: Сначала создают комиссию – желательно из компетентных людей - она осматривает скульптуры, определяет процент износа и характер реставрации, составляет описание работ и согласно ему устанавливает финансовую смету.

Если мы говорим о реставрации, то надо подразумевать именно научную и по-настоящему кропотливую работу. Реставрация – это вещь серьезная, а одновременно серьезной и дешевой она не бывает. Если вы хотите сохранить исторический памятник, а не создать его подобие, то реставрация стоит столько, сколько она стоит.

"Азаттык": Соблюдаются ли, по-вашему, именно такая последовательность реставрации в данном случае?

Шестопал: Я думаю, что нет. Они все пускают на откуп коммунальных хозяйств города. Принцип такой: объявляется тендер, и кто сделает дешевле и быстрее, тому в руки и передают памятники культуры. Настоящих специалистов по реставрации скульптуры сейчас, по-моему, нет. Можно было привлечь профессиональных скульпторов.

"Азаттык": Вы можете вспомнить примеры некомпетентной реставрации других городских памятников?

Шестопал: Точно также отреставрировали еще одну работу Мануйловой – вместо бюста Боконбаева на бульваре Эркиндик просто поставили копию. А копия – это вообще абсурд. Можно было сделать тщательную реставрацию той мануйловской скульптуры – я видел ее состояние, две трети были фактически целы.

Наши бюсты панфиловцев на Аллее героев, которые были отлиты из бронзы, отреставрировали еще проще – бронзу покрыли краской бронзового цвета. В итоге памятники героям войны сегодня стоят покрашенные химикатами. Вот это у нас называется реставрацией - главное, придать свежий вид. Начальство проедет по городу и увидит, что руководство того или иного района отличилось.

"Азаттык": Каким еще памятникам в Бишкеке требуется срочная реставрация?

Шестопал: О переводе памятника Панфилову (работа Ольги Мануйловой – ред.) в бронзу пока только разговаривают. Ему тоже требуется большая реставрация, только после которой можно будет снимать форму, чтобы подготовить модель для бронзового отлива.

"Азаттык": Каково состояние реставрационного дела – именно по части скульптуры?

Шестопал: В советское время был главный руководитель по реставрационным мастерским, которые отвечали за обновление культурного наследия. Они все основательно изучали, подключали специалистов – шла весьма ответственная работа. У нас реставрацию проводят безобразно – за ее ходом никто не следит. Те, кто принимает решение, - люди абсолютно некомпетентные.

"Азаттык": Расскажите про скульптуры Мануйловой – в чем их ценность?

Шестопал: Во-первых, это монументальные скульптуры своего времени. Во-вторых, они - украшение первого в стране профессионального театра оперы и балета. Построенное в духе советского классицизма здание и все его элементы носят исторический характер – они отражают дух 50-х годов и символизируют прошлое не только столицы, но и всей страны. Эти скульптуры Ольга Максимилиановна создала в свои лучшие творческие годы.

XS
SM
MD
LG