Ссылки для упрощенного доступа

20 Октябрь 2017, Бишкекское время 14:58

Представляем сокращенный вариант интервью президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева американскому журналу Time. С главой государства после сессии Генеральной ассамблеи ООН в Нью-Йорке беседовал обозреватель Time Ян Бреммер.

Time: Президент Алмазбек Атамбаев пришел к власти шесть лет назад, унаследовав страну со слабыми институтами, где доминировала клептократия. Кыргызстан не богат ресурсами, однако сейчас там есть группа преданных демократии персон, среди которых Алмазбек Атамбаев. В настоящее время он готовится сдать полномочия после одного срока президентства, как это указано в Конституции. Выборы нового главы государства назначены на 15 октября, поэтому обратите внимание на эту страну.

Начнем с важного геополитического вопроса для Кыргызстана. Ваша страна имеет очень хорошие отношения с Россией, при этом тесно связана в экономическом плане с Китаем. Увидели ли вы растущую напряженность в ваших отношениях с Россией и отношениях с Китаем?

Атамбаев: Знаете, я не увидел в этом большой проблемы. Все соседние страны, среди которых и крупные государства, привыкли к тому, что Кыргызстан ведет свою внешнюю политику и имеет собственное мнение. Самое главное, что все наши соседи, включая Россию и Китай, поняли, что у нас нет плохих намерений, мы хотим быть лишь хорошими соседями. Конечно, некоторые страны региона не одобряют избранный нами путь демократии. Им не нравится, что президент Кыргызстана решил просидеть на своей должности всего шесть лет. Некоторые лидеры думают, что мы показываем плохой пример для народов их стран.

Time: Вы верите в то, что у демократии есть будущее не только в соседних с Кыргызстаном странах, но и во всем мире?

Атамбаев: Без демократии ни в нашем регионе, ни в мире не будет светлого будущего. Приведу один пример: в мире существует большая угроза терроризма. В настоящее время его связывают с «Исламским государством», но позже это может быть что-то другое. В чем корень терроризма? Почему он касается только мусульманских стран? Потому что в мусульманских странах неравенство и социальная несправедливость больше всего заметны для людей. Некоторые режимы называют себя республиками, но на самом деле это авторитарные и диктаторские режимы, где нет справедливости и существует большой разрыв между богатыми и бедными. В такой ситуации, когда простой народ не может поменять власть демократическим путем и отсутствует социальная мобилизация, начинают править идеи радикализма.

Пока мусульманские страны не увидят третий путь, ведущий через демократию к процветанию, мы не сможем остановить радикализацию. В Кыргызстане 90 процентов населения – мусульмане, мы должны показать другим мусульманским странам именно этот путь.

Time: В России, Китае, Казахстане, Узбекистане нет демократии и нет движений в этом направлении. Как президент вы испытываете влияние соседей при решении вопросов внешней политики?

Атамбаев: Действительно, это сложно. Кыргызстан – не богатое государство, и шесть лет назад он был в опасной ситуации коллапса. Но с того времени страна получила кредит доверия и помощь со стороны России и Китая.

Time: Как вы считаете, США понимает вашу позицию?

Атамбаев: Я был большим фанатом Барака Обамы, но позже испытал шок от действий США и Государственного департамента. К примеру, в 2014 году ныне покойный президент Узбекистана Ислам Каримов заявил, что «в регионе может начаться война». Через четыре месяца после этого заявления США передали Узбекистану 328 военных машин для перевозки военнослужащих. Инвестиции и помощь не приходили в демократический Кыргызстан, но Узбекистану дали 328 военных автомашин, каждая из которых стоит полмиллиона долларов.

«Тайм»: Вы говорили президенту Обаме, что это плохая идея? Говорили, что США не следует этого делать?

Атамбаев: Немногим позже госсекретарь США Джон Керри посетил нас, и я спросил у него, как они могли такое сделать, при этом громко говоря о демократии. За шесть лет работы президентом я часто сталкивался с таким отношением со стороны США – не людей, а власти. Я понял, что демократия нужна только нам – кыргызскому народу. Хочу сказать, что вместо того, чтобы тратить миллиарды долларов на Афганистан, Ливию и Сирию, если бы помогли нам построить демократию, появился бы пример, которому мог последовать мусульманский мир. Это обошлось бы намного дешевле. Но вместо этого мы сталкиваемся лишь с препятствиями.

15 октября Кыргызстан изберет нового президента. Некоторые соседние государства финансируют кандидатов, которые намерены вернуть старую авторитарную систему, называемую «президентской». Если говорить о США, мы поняли, что для них нефть и газ важнее всего остального. Соединенным Штатам не нужна демократия в мире. Когда я это понял, разочаровался в Америке и Обаме. А нынешний президент США повторяет, что будет заниматься вопросами, которые в интересах только Америки.

«Тайм»: Какое наследие после себя вы хотите оставить как президент?

Атамбаев: Прежде всего, мы смогли установить в стране мир, единство и стабильность. Во-вторых, мы пробудили в народе настрой и веру в будущее. Сознание народа изменилось, мы ему напомнили, что он имеет древние корни, которым уже больше тысячи лет. Но самое главное, мы убедили людей, что они сами могут решать свою судьбу и определять свое будущее. Мы добились проведения абсолютно чистых выборов. Мы проводим выборы с применением биометрической идентификации. В Кыргызстане невозможно фальсифицировать результаты голосования, как в США.

За последний год представители правительства и чиновники стали уважать мнение народа, считаться с ним и, более того, бояться. Моя мечта была именно такой – чтобы власти и правительственные чиновники учитывали мнение людей, уважали их и боялись. И самое главное – мы построили страну свободных людей. Возможно, одним из достижений, которым я могу похвастаться, является то, что что у граждан Кыргызстана теперь есть осознание того, что они самостоятельно решают собственную судьбу и определяют свое будущее.

«Тайм»: А вы сами? Каким вы хотели бы запомниться народу?

Атамбаев: Хотел бы, чтобы люди запомнили меня как человека, который показал, что неправильно делить людей на расы или национальности. Я всегда помню значение слова «кыргыз». «Кыргыз» означает «сорок народов». С древних времен нас составляли разные национальности. Люди, я надеюсь, будут помнить меня как человека, который установил единство в стране и который дал власть народу, рядовым гражданам.

Конечно, у меня не хватило времени, чтобы выполнить многое. Но с божьей помощью за последние шесть лет я многое сделал. Конечно, я хотел бы, чтобы люди помнили меня с хорошей стороны, как человека, сделавшего все для своего народа. Это и было моей целью.

JsO/BK

Перевод с кыргызского. Оригинал материала здесь.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG