Ссылки для упрощенного доступа

15 Август 2018, Бишкекское время 05:51

Забудьте о Европе, Иран – вот куда надо ездить!


Динара в Горгане.

Бишкекский урбанист Динара Каныбек кызы в течение месяца в одиночку изучала Иран. О местах своего персидского путешествия Динара рассказывает в путевых заметках.

После Афганистана и Таджикистана мне оставалось посетить лишь одну из персидских стран, посещение которой я откладывала два года. Минувшей осенью я, наконец, закрыла свой список. Теперь мне хочется поведать другим, почему даже одинокому путешественнику не нужно бояться ездить в Иран и что именно стоит в нем посмотреть.

Тегеран

Первое впечатление от Ирана - мой попутчик Лоренцо из Берлина и таксист бегло говорят на японском языке. Оказалось, что когда-то Япония была среди иранцев популярным направлением для трудовой миграции.

Таксист щедро поил нас чаем и угощал табаком.
Таксист щедро поил нас чаем и угощал табаком.

Тегеранский базар – самый крупный крытый рынок в мире. Заблудиться в нем легко, это отдельный город в городе. Однако лучшего места для первого знакомства с иранской столицей не найти.

В темное время суток город более контрастен, чем в дневное – как и в других жарких странах, все начинает активизироваться ближе к вечеру. Заведения работают до полуночи, а Тегеран не спит всю ночь.

Неожиданное, но приятное открытие: Тегеран – по-настоящему читающий город. Можете ли вы представить, что в бишкекском «Азия Молле» продают одни книги, или что в наших книжных сразу несколько полок посвящены только литературной критике?​

​Уличные распродажи, уютные ларьки, концептуальные магазины - количество мест для приобретения книг поражает. Благодаря тому, что в стране развита переводческая деятельность, почти вся мировая литература доступна на фарси. Даже где-то на стихийном развале на перекрестка можно найти завалявшегося Сартра или Камю в персидском варианте.

Даже в самых маленьких книжных ларьках проводят литературные встречи.
Даже в самых маленьких книжных ларьках проводят литературные встречи.

Парки как единственная тихая и спокойная часть Тегерана особо ценятся жителями сутками шумящего мегаполиса. Иранцы научились разбивать их с учетом своих культурных ценностей и уклада жизни. Любой даже самый скромный сквер – это продуманное и организованное зеленое пространство, а не те неухоженные заросли, которые мы привыкли называть парками. В каждой детали присутствует планирование - многоуровневые набережные, разнотипные скамейки, вместительные ящики для мусора, для сбора которого муниципальным службам не надо прилагать лишних усилий.

Парк в Ширазе
Парк в Ширазе

Работники мэрии, к слову, работают совершенно. В Иране чисто не потому, что не сорят (люди тут преспокойно раскидывают обертки), а потому что быстро убирают. При такой опрятности общественных мест сложно подумать, что в стране циркулирует большое количество пластика (иранцы обожают упаковывать все возможное и невозможное, а пакеты и одноразовая посуда пользуются здесь невероятной популярностью).

Профессионализм муниципалитета виден и в оросительных работах. Растения поливают обильно, но заботливо – не из шланга, а почти из ведерка. Трепетное отношение к зеленым насаждениям восходит к древней культуре разведения садов, слабость к которым имели еще персидские цари.

Парк в Исфахане
Парк в Исфахане

Несмотря на проблемы с водными ресурсами в шаговой доступности всегда есть фонтаны с питьевой водой, которые открываются только при нажатии на краны, а также чистые общественные туалеты. Будьте готовы к исламскому туалетному этикету, который предписывает пользоваться турецкими унитазами и водой из шлангов вместо бумаги.

Иранские парки предназначены не только для прогулок и отдыха. В каждом из них действуют объекты вроде домов, например, для юношества или художников, даже для птиц. На территории самого большого тегеранского парка (Лале Парк) находится музей современного искусства – пожалуй, один из лучших, в которых я бывала.

Независимые галереи, альтернативные арт-пространства, международные коллаборации – при всевозможных запретах в Иране с завидным успехом развиваются новые творческие течения.

Украшение Тегерана - прогрессивное уличное искусство, в котором нет даже намека на любимый нами жкх-арт.

Интересно, что фасады зданий и станции метро расписывают по госзаказу.
Интересно, что фасады зданий и станции метро расписывают по госзаказу.

Тегеран делится на 4 части: север, юг, запад и восток. Между благоустроенным севером и нетуристическим югом - колоссальная разница (особенно она ощутима в инфраструктуре и ценах). Однако, благодаря новым урбанистическим решениям городской облик постоянно меняется. К примеру, на западе Тегерана построили большое искусственное озеро, и этот проект повлиял на возведение вокруг будущего резервуара целого района.

Обычно я понимаю, насколько мне понравился город, отвечая на вопрос, переехала ли бы я в него жить. В Тегеран я бы переехала с удовольствием. В нем всегда есть, чем себя занять – это место культурного насыщения.

Горган

Многие ошибочно полагают, что ландшафт Ирана преимущественно пустынный. На самом деле он гористый. В тех или иных регионах страны - 17-й в мире по площади - одновременно могут протекать совершенно разные времена года. Из теплого Тегерана я отправилась в северный Горган, административный центр провинции Голестан. Целенаправленно в эту часть страны иностранцы не едут, однако она популярна среди внутренних туристов. Обилие зелени и прохлада гор привлекают к себе жителей южных областей, изнывающих от зноя.

Смотрите галерею с фотографиями осеннего Голестана.

Иран – спортивная страна. Походы и пикники – наиболее предпочитаемая форма досуга, вылазки на природу чуть ли не возведены в культ. Восприятие пикника и его культура заслуживают отдельного внимания – они искренне отражают обыденный уклад местной жизни. Сидя в городском парке можно наблюдать, как во время буднего перерыва на обед обычные клерки, вооруженные ковром и кастрюлей супа, устраиваются на траве или прямо на брусчатке, а после трапезы наслаждаются сиестой, не отходя от места.

Одна из лучших локаций для закрытых вечеринок, которые возможны только в приватных местах - это дикая природа. Под предлогом невинного выезда в горы, лес или пустыню либеральные иранцы – их больше всего как раз на севере страны – практикуют нелегальные в стране посиделки.

​В один из самых туманных дней в Горгане я попала на такой «пикник-запрещенку», который собрал вместе известных блогеров, музыкантов, художников и прочих представителей креативного класса. Иранские вечеринки – это сумасшествие. Количество крамольных алкоголя, травы, танцев и песен порой достигает чрезмерных масштабов, однако о полной потере самообладания речи не идет.

В Горгане сосредоточены усадьбы и летние дома зажиточных иранцев. Советую на них посмотреть – манерная архитектура этих строений поражает эстетичностью и эпатажем одновременно.

Отличить богатых людей в Иране легко не только по дому, но и по личному транспорту. Таможенная пошлина на ввоз машин практически равна стоимости авто, отсюда и так мало новых машин, которые сразу бросаются в глаза.

В Иране много американских машин.
В Иране много американских машин.

Судя по тому, что подавляющая часть населения пользуется старыми автомобилями или вовсе общественным транспортом, социальное расслоение в Иране довольно глубокое.

В Горгане производят те характерные керамические плиты, которыми обычно украшают мечети. Вход в иранские храмы открытый - надев чадру, вы можете посетить женскую часть любой из мечетей.

Скрупулезное декорирование плиток отведено женщинам.
Скрупулезное декорирование плиток отведено женщинам.

В Горгане нужно побывать на рыбном рынке - в 30 км от города находится Каспий.

Подобраться близко к знаменитому озеру не получится по двум причинам. Во-первых, оно «уползает» - уровень воды стремительно снижается. Во-вторых, отдых на побережье невозможен по шариату.

Когда-то Каспий служил транзитом для казахов, бежавших от советской власти. Сегодня в Голестане есть целые поселения братского народа. Крупнейшая тюркская диаспора Ирана – туркмены, их число достигает миллиона человек.

Хамадан

Следующая остановка – Хамадан, столица одноименного остана (провинции). Древнейший в стране и во всем мире город привлекает туристов историческими достопримечательностями вроде мавзолея Авиценны и храмов библейских героев. Для меня, плохо знающей историю Ирана и интересующейся им в разрезе современности, город оказался неинтересным. Однако в Хамадане я сделала несколько важных выводов.

У нас в Кыргызстане есть страна, но нет государства, хотя мы в фантомном порядке жалуемся на него. В Иране ты везде и всегда чувствуешь государство. Власти не только практикуют тотальное вмешательство в личное пространство человека, но и решают вопросы обустройства его повседневной жизни.

Иранский кинематограф - один из самых самобытных и феноменальных в мире.
Иранский кинематограф - один из самых самобытных и феноменальных в мире.

Лидеры Исламской революции увековечены в названиях станций метро, парков, больниц, их лица даже на биллбордах. На них иногда красуются лица шахидов – еще одних героев государственной пропаганды. Если у нас они воспринимаются почти как террористы, то в Иране шахидами называют жертв «Священной обороны» (так в стране принято называть ирано-иракскую войну).

Похороны этого 25-летнего шахида, который стал символом борьбы с ИГИЛ, прошли прямо перед моим приездом.
Похороны этого 25-летнего шахида, который стал символом борьбы с ИГИЛ, прошли прямо перед моим приездом.

4 часа полета, и вы переноситесь в... 1396 год. В качестве официального календаря Иран использует солнечную хиджру, разработанную еще при участии Омара Хайяма. Началом года считается 21 марта, то есть, праздник Навруз. В сверке местного времени с мировым вам помогут специальные приложения на смартфон. У иранцев несколько другое восприятие времени – так, их 15 минут казались для меня сорока пятью. Возможно поэтому рабочий день в стране длится с 10 утра до 3-4 дня (выходные - четверг и пятница).

Исфахан

Когда-то Исфахан был настолько процветающим поселением, что был приравнен к половине мира (именно так переводят его название). Меня поразило, что один из самых старых городов на земле - история Исфахана прослеживается с палеолита - сумел преобразиться в современный мегаполис, не потеряв наследия прошлого. Баланс между «вчера» и «сегодня» достигает настолько естественного и гармоничного уровня, что хочется всем посоветовать: забудьте о Европе, Иран – вот куда надо ездить.

С одной стороны, путешествуя по Ирану, у вас есть возможность изучить градостроительство в историческом контексте. С другой, благодаря продолжительной изоляции иранские города сохранили неискаженными те культурные аспекты, которые во многих странах мира отданы на откуп западным шаблонам. Элементы городской культуры не просто консервируют свое историческое достояние, а переосмысливают его и используют для современной жизни.

Здание в Йезде
Здание в Йезде

Кроме главной библиотеки в здании со своеобразной архитектурой и образцовых парков протяженностью в 20 км, в Исфахане обязательна к посещению площадь Накш-э Джахан. Если в советских городах площадь – это пустынное пространство с главным сооружением посередине, то здесь это оживленное место с рынком, мечетью, банками, почтой и другими функциональными объектами. Стоит обратить внимание на потрясающий паблик-арт Исфахана – им он обязан своему мэру, в свое время скульптору.

Вблизи города можно посетить самую настоящую пустыню. Для особо смелых есть возможность «оседлать» дюны на мотоциклах.

Живописный мост с 33 арками – место с поразительной акустикой. Горожане собираются под ним для религиозных песнопений в мухаррам – месяц траура по шиитским мученикам. В священный месяц запрещены все увеселительные мероприятия, зато везде угощают бесплатным чаем.

В шиитском Иране уживаются сунниты, христиане, иудеи и, конечно, последователи Заратустры. К сохранившимся памятникам зороастризма (один из них - храм огня в Исфахане) до сих пор стекаются паломники. Если вам кажется, что в стране исламский абсолютизм, то вас удивят иранцы, которые недолюбливают арабов за навязывание нынешней веры и ностальгируют по былой.

Шираз

До Исламской революции 1979 года Шираз был винной столицей. Сегодня мусульманам запрещено производить какой-либо алкоголь, что не мешало дому одного из моих хостов источать подпольный аромат брожения виноградного сока. Белорусский путешественник, которого я встретила в Ширазе, пил вино в местной армянской церкви – теоретически представители других конфессий могут его готовить, но не распространять.

Дилеры есть везде, Иран – не исключение. Вино, пиво, Jack Daniel’s – с деньгами и связями можно найти любой алкоголь. Закрытые вечеринки, например, в Хэллоуин ничем не отличаются от тех, которые проходят в любой другой стране. Единственное, что бросается в глаза – водка, разлита не в классическую тару, а в пластиковые бутылки без этикеток.

​Дух свободомыслия возможен только в городах. Полиция нравов, которая действует в Иране, в деревнях вовсе не нужна – местные люди сами бдят нравственные нормы с особой ревностью. Один из хостов рассказывал, что, по сути, Исламская революция была столкновением городской и деревенской культур, где выиграла последняя. Нынешняя власть сохраняет свои позиции, распределяя основную часть ресурсов в регионы – именно там сосредоточен ее главный электорат. Любые попытки продвинутой части населения сказать свое слово жестоко пресекаются.

​Официальный курс на ислам, который отвергает все нетрадиционные явления, не мешает быть Ирану единственной страной, где операции по смене пола оплачиваются государственной страховкой. Республика занимает второе место после Таиланда по числу таких операций – около 450 в год (в Германии – 300). Коррекция пола, по идее властей, должна сделать из человека «нормального» и вернуть в лоно гетеросексуальных отношений. Гомосексуальные связи являются уголовным преступлением и наказываются смертной казнью. В то же время застать пару геев, спокойно гуляющих на тегеранском рынке, вовсе не проблема. Наличие однополых отношений в исламской столице выражено более откровенно, чем в светском Бишкеке – никто не воспринимает как разврат то, что взрослые мужчины держат друг друга за руки. Нашим гомофобам надо бы съездить в Иран.

Шираз – безумно зеленый город с апельсиновыми деревьями на улицах и ботаническим садом, который покорит даже самое черствое сердце.

С 7.30 до 10 утра нужно попасть в мечеть имени Насира аль-Мулька. В этот промежуток времени мозаичные витражи храма переливаются всеми цветами радуги – зрелище перенесет вас в сказку одной из красивейших в мире мечетей.

Вблизи Шираза находится тот самый Персеполь. Руины ахеменидской столицы, которые помнят нашествие Александра Македонского, до сих пор сохранили энергетику могучего прошлого персов. Встречая закат у мавзолея Дария, я представляла, как все сильные мира сего привозили дань самой великой империи своего времени.

Услуги гида обойдутся всего в 15 долларов (Иран вообще недорогой), но я советую изучить Персеполь в одиночку. Туристов так мало, что ни в каком другом месте у вас не будет возможности остаться один на один с великолепием еще прошлой эры.

Йезд

Не думая поезжайте в Йезд. Город в оазисе, целиком включенный в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, стоит каждой минуты пребывания в нем. В отличие от других персидских городов, которые страдали от многочисленных завоевателей, Йезд сохранил первозданный вид с III тысячелетия до н. э.

На главной площади Йезда находится пятничная мечеть с самыми высокими минаретами-близнецами в Персии в 52 метра.
На главной площади Йезда находится пятничная мечеть с самыми высокими минаретами-близнецами в Персии в 52 метра.

Архитектура не грешит фальшивой стилизацией - в полностью глиняных домах живут самые обычные люди. Едва ли, стараясь привлечь туристов, можно было бы достичь такой искусной игры геотермических форм и правильного света.

Логика городского устройства неповторима. Лабиринты пустых дорог могут привести вас как на рынок, так и прямиком в чей-то дом. Несмотря на то, что в Йезде нет улиц так таковых, по узким проходам умудряются рассекать машины.

До сих пор в городе действуют некоторые инженерные решения древности. К примеру, водные резервуары или мельницы-кондиционеры. Построенные из соломы и мокрого дерева они, как и много веков тому назад, охлаждают воздух сразу в нескольких жилых помещениях.

Традиционные персидские дома могут быть обустроены сразу двумя дворами. Внутренний защищает от жары, внешний рассчитан для более прохладного времени года. В каждый из них можно попасть через отдельный звонок - короткий и длинный.

Двери иранского дома
Двери иранского дома

С легкой подачи Lonely Planet многие считают, что два звонка на двери – это две дверные ручки, которые служат раздельным входом в дом для мужчин и женщин. На самом же деле это доисламская особенность иранской архитектуры. Если вы видите на двери один звонок, то в этом доме живут несостоятельные люди.

Запретов для женщин на порядок больше, чем для мужчин. Однако все не так, как мы привыкли себе представлять. Во-первых, в социальных и юридических правах женщины находятся в равных и, возможно, в более выгодных условиях, чем мы. Отношение к ним тоже лучше, чем у нас. Стереотип о гендере - женщина не выступает как самостоятельная единица и может быть лишь частью мужского сообщества – разбивается хотя бы о факт того, что красивейший мост в Тегеране спроектирован молодой девушкой.

В музее современного искусства
В музее современного искусства

Во-вторых, связи между полами и возрастами выстроены совершенно по-иному. То, как принято дружить, общаться, относиться друг к другу, расположено совсем в другой системе ценностных координат. Меня поразило, с какой легкостью люди со значительной разницей в возрасте могут находить общий язык - возрастная дистанция, которую мы бы ощущали точно, никого не смущает. В целом тяжело сравнивать неоднозначную иранскую реальность с нашей.

В одной и той же компании могут находиться люди от 18 до 60 лет.
В одной и той же компании могут находиться люди от 18 до 60 лет.

Во время поездки профессиональный фокус брал свое – я обращала внимание на городскую планировку, городской сценарий и городскую мебель. Вы можете найти свой угол зрения на Иран, в этой многоликой стране сделать это совсем нетрудно.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG