Ссылки для упрощенного доступа

19 Октябрь 2018, Бишкекское время 17:05

«Украина борется за каждого человека»


Мария Варфоломеева и Петр Порошенко ожидают освобождения пленных

Бывшая заложница Мария Варфоломеева – об обмене пленными

27 декабря на контрольно-пропускном пункте "Майорское" и на подконтрольной сепаратистам территории вблизи Горловки прошел большой обмен пленными между Украиной и "ДНР" и "ЛНР". Из Луганска и Донецка в Украину вернулись 74 пленных. Украина передала представителям самопровозглашенных "ДНР" и "ЛНР" 238 человек.

Среди тех, кто приехал встретить освобожденных, была журналист Мария Варфоломеева. 14 месяцев она провела в луганских тюрьмах. Ее объявили корректировщицей огня и диверсанткой за то, что она сделала несколько фотографий домов, в которых жили ополченцы. Марии грозило 15 лет лишения свободы, но в марте 2016 года ее обменяли на российского снайпера. "Человека не могут задерживать без санкции. Они пытают, бьют током, душат людей для того, чтобы получить показания", – рассказывала Мария Варфоломеева сразу после освобождения.

Сейчас Мария Варфоломеева живет в Киеве, сотрудничает с Ассоциацией военнопленных, которая занимается реабилитацией бывших заложников. О том, как встречали освобожденных пленников, она рассказала Радио Свобода.

Прямой линк

– Мария, вы поехали в Донбасс для того, чтобы встретить людей, с которыми познакомились в плену или истории которых знаете...

– Для того чтобы поддержать ребят, встретить их, для того чтобы адаптация для них была наиболее легкой. И показать, что украинцы заботятся о своих людях, что мы все о них помним и Украина борется за каждого своего человека. Сейчас Ассоциация военнопленных будет заниматься подготовкой документов для ЕСПЧ, юридической помощью военнопленным, помогать адаптироваться людям к условиям свободы.

– В ЕСПЧ они будут подавать иск к России?

– Мы сейчас над этим думаем, работа идет. Пока рассматриваем все возможности.

– Вы встретились там с президентом страны и с бывшими заложниками. Как проходила подготовка к обмену?

Их обвинили в том, что они взрывали памятники, только за то, что они фотографировались с флагом Украины на фоне города Луганска

– Мы много часов ждали, очень переживали, что террористы, сепаратисты могут сорвать обмен. Я всю ночь не могла уснуть, нервничала, очень волнительно было. Когда мы приехали туда, начали козни устраивать террористы, рассказывать, что кого-то не смогут отдать и так далее. Мы ждали в неизвестности, и только через несколько часов смогли увидеть наших парней, наконец-то их обнять. И я увидела моих знакомых. Мы познакомились, еще когда они были на свободе, и я была очень рада, что могу быть первым человеком, кто их поприветствует на свободе.

Мария Варфоломеева, Петр Порошенко и Елена Жемчугова, супруга бывшего заложника Владимира Жемчугова, ожидают освобождения военнопленных

– Все истории трагические, есть душераздирающие. Какие вас поразили больше всего?

Мне было очень больно смотреть на своих знакомых, когда ты видишь, что у него там зуба не хватает, что он весь в синяках...

– Самая для меня волнующая история – это моих друзей. Это наши луганские ультрасы, фанаты "Зари", их обвинили в том, что они взрывали памятники, только за то, что они фотографировались с флагом Украины на фоне Луганска. Их обвинили в том, что они взрывали памятники, что они там устраивали какие-то террористические акты, хотя они этого не делали. И их очень жестоко избивали, выбивали признания. Мне было очень больно смотреть на своих знакомых, когда ты видишь, что у него там зуба не хватает, что он весь в синяках... Это было, конечно, очень тяжело. Мы все боролись за этих парней, всегда о них вспоминали, очень переживали.

Петр Порошенко и освобожденные военнопленные прибыли в Харьков
Петр Порошенко и освобожденные военнопленные прибыли в Харьков

– Был освобожден и луганский блогер Эдуард Неделяев. Вы знакомы с ним?

Чтобы человек смог снова начать мирно жить, не остерегаясь гнетущей атмосферы ненависти, которая была в его жизни там

– Да, я знакома с ним и вчера увидела его. Он улыбается, радуется. Конечно, все еще не верят, что это на самом деле. Кажется, что это сон. Ты борешься, борешься, и тебе трудно поверить, когда их, наконец, освободили, ты на них смотришь и думаешь: все, это произошло... И кажется, что так и должно быть. Такое странное чувство. Сейчас ребята находятся в больнице, надеюсь, я смогу их посетить, как-то поддержать. Будут заниматься здоровьем, в первую очередь физическим, но со временем с ними будут заниматься психологи, чтобы помочь адаптироваться.

– Как проходит процесс реабилитации заложников? Есть налаженная схема?

– У нас сейчас есть западная программа, мы занимаемся тем, чтобы проработать ее на максимально приближенных к нашим реалиях, адаптировать ее, чтобы человек смог понять, что он в безопасности, что его здесь любят, что он здесь нужен, и чтобы он смог снова начать мирно жить, не остерегаясь той гнетущей атмосферы ненависти, которая была в его жизни там.

Вижу по вашим социальным сетям, что вы по-прежнему живете мыслями о том, что с вами произошло в плену. Сейчас опубликованы ваши дневники на сайте нашей Украинской редакции. Вас не оставляют воспоминания об этих мучениях?

– Да, невозможно выйти оттуда и остаться таким, каким ты был. Естественно, ты знаешь те чувства, которые есть у людей там, и хочешь максимально окутать их любовью, помочь и что-то хорошее внести в их жизнь. Невозможно быть равнодушным в моей ситуации.

Говорят политологи, что эта история с обменом, который откладывался много раз, – игра, придуманная Путиным для того, чтобы повысить статус Виктора Медведчука. Вы согласны с ними?

Путину важно поднимать статус этих республик, показать, что вот вы договаривайтесь не с Кремлем, а с самими террористами

– Он Медведчука использует для своих целей. Не думаю, что ему важно поднимать его статус. Ему важно поднимать статус этих республик, показать, что вот вы договаривайтесь не с Кремлем, а с самими террористами, они сами все решают, а мы непричастны к этому. Это единственное, чего они хотят. И также хотят добиться каких-то преференций, хотят амнистии, какие-то территории вернуть. И они этих людей используют просто как заложников, для того чтобы достичь своих целей, и все. Я не думаю, что им важен Медведчук. Я думаю, что Путин его использует настолько, насколько он может.

Мария Варфоломеева
Мария Варфоломеева

– Вы скучаете по Луганску? Надеетесь когда-нибудь вернуться в родной город?

Я уверена, что Украина и Запад вместе дожмут Путина и он отступит от Донбасса

– В том, что Луганск будет Украиной, я абсолютно убеждена! Это просто вопрос времени. Я уверена, что Украина и Запад вместе дожмут Путина и он отступит от Донбасса. Вопрос о том, можно ли мне вернуться на Донбасс, я для себя пока не решила. Донбассу потребуются очень долгие годы восстановления. Я не знаю, сможет ли Украина вернуть его хотя бы в то состояние, которое было. Потому что Донбасс полностью разбит, вся промышленность, все, что там было, сейчас просто убито.

– Мы с вами говорим за несколько дней до наступления Нового года. Какой ваш прогноз для Украины и для вашего родного Луганска на 2018 год?

– Главное, что мы смогли их заставить пойти на уступки. А то, каким образом мы будем возвращать наши территории, – это просто вопрос времени.

XS
SM
MD
LG