Ссылки для упрощенного доступа

24 Февраль 2018, Бишкекское время 20:14

Усенова: В судах по делам о защите чести проблема не в том, что мало взыскивают, а в том, что могут разорить


Бегайым Усенова.

На общественное обсуждение вынесен законопроект «О внесении изменений в Гражданский кодекс Кыргызской Республики», инициатором которого выступает депутат Дастан Бекешев (парламентская фракция СДПК).

В справке-обосновании автор отмечает, что законопроект разработан в целях «улучшения гражданского законодательства в сфере защиты нематериальных благ граждан, совершенствования правовых механизмов защиты чести, достоинства, деловой репутации и доброго имени». ОФ «Институт Медиа Полиси» подготовил и направил юридическое заключение для депутатов Жогорку Кенеша, в котором призывает не поддерживать данный законопроект.

Почему вы против законопроекта?

— Депутат видит проблему в том, что суды компенсируют маленькие суммы в качестве моральной компенсации. Но я вижу проблему в том, что идет недопонимание, как суды отправляют это правосудие.

Дело в том, что в каждом конкретном случае суд индивидуально решает и устанавливает степень вины, характер причиненных потерпевшему страданий, принимаются во внимание личные особенности потерпевшего (например, его материальное положение, наличие на иждивении несовершеннолетних детей/престарелых лиц, состояние здоровья, наличие инвалидности и др.). Важно понимать, что компенсируется не факт нарушения личных неимущественных прав (например, причинение вреда здоровью или нарушение тайны частной жизни), а те физические или нравственные страдания, которые испытал потерпевший в результате этого нарушения. Самое главное при назначении суммы моральной компенсации учесть требования разумности и справедливости.

Но разве справедливо, когда взыскиваются маленькие суммы?

— Для того, чтобы знать реальную картину по возмещению морального вреда, нужно иметь на руках обзор судебной практики в части взыскания моральной компенсации. Последний раз такой обзор Верховный суд делал в 2003 году. Учитывая, что действующее законодательство не содержит исчерпывающего перечня обстоятельств, по которым лицо может считать, что ему причинен моральный ущерб, сомневаюсь, что при подготовке справки-обоснования помощники депутата могли переработать всю судебную практику, где взыскивался моральный вред. Ведь, как я говорила ранее, категорий может быть очень много — трудовое право, причинение вреда жизни и здоровью, компенсация при ДТП, нарушение прав потребителей, причинение вреда гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконное привлечение к уголовной ответственности; утрата родственников и др.

Невысокие суммы компенсации морального вреда не говорят об их необоснованности. Возможно, суды как раз-таки корректно оценивают размер ответственности с учетом степени причиненного вреда и «кошелька» ответчика. Обычно небольшие суммы взыскиваются в основном с физических лиц, с учетом их заработной платы, наличия нетрудоспособных членов семьи, находящихся на иждивении.

Каждый случай уникален, его не решить по одной формуле. Ведь, если бы все было так просто, и таблица решала бы все проблемы, то тогда зачем нужен был бы судья? Если же депутат считает, что судьи принимают несправедливые решения, то их тем более не исправить с помощью принятия такого закона. Для этого нужна судебная реформа.

Депутат предлагает минимальную сумму моральной компенсации в 20 тысяч сомов? Исходя из чего она формируется?

— Не совсем ясно, из чего формируется эта цифра. Но в справке-обосновании указывается, что для защиты своего имени в судах «требуется много средств (20000 сомов — услуги адвоката, 700 сомов — оплата государственной пошлины при обращении в суд, 5000 сомов – транспортные расходы из-за частых откладываний судебных процессов, 1000 сомов – оплата услуг нотариуса для заверения порочащих сведений и многое другое)».

Поскольку другого объяснения суммы в 20 тысяч в справке нет, то предполагается, что это и есть аргументация размера минимальной компенсации. Но обоснование минимальной суммы компенсации морального вреда складывающейся из услуг адвоката, транспортных расходов, оплаты госпошлины, не корректно, так как эти расходы не имеют никакого отношения к моральному вреду, который подразумевает под собой последствия физических и нравственных страданий.

И снова следует отметить, что у нас не существует исчерпывающего перечня дел, по которым можно требовать моральной компенсации, надо понимать, что одновременно с возмещением моральной компенсации гражданин может нести такие последствия как лишение свободы, условное наказание, штрафы, возмещение материального ущерб при причинении вреда жизни и здоровью, компенсации при ДТП, нарушении прав потребителей и т.д. Именно поэтому если штраф определен законом, то возмещение моральной компенсации закономерно устанавливается судом, в зависимости от имеющихся обстоятельств.

Если говорить, например, о практике по делам о защите чести и достоинства, то мы представляли интересы журналистов, когда наименьшая сумма взысканного морального вреда в этом году составила 5 000 сомов – по одному иску, а максимально взысканная сумма — 5 000 000 сомов.

На самом деле такая законодательная инициатива как никогда кстати. Очень важно публичное обсуждение проблемы взыскания заведомо «неподъемных» сумм моральных компенсаций, как например, в случае с исками к журналистам «Занозы». Поскольку рассуждения о минимальной сумме морального вреда не могут не навести на мысль о верхних порогах взыскания компенсации, учитывая, что максимально взысканная сумма по иску о чести и достоинства 5 000 000 сомов, выплатить которую рядовому физическому и даже юридическому лицу в нашей стране просто невозможно. Так что по делам о защите чести и достоинства в Кыргызстане проблема не в том, что мало взыскивают, а, напротив, в том, что могут разорить.

Бегайым Усенова.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG