Ссылки для упрощенного доступа

22 Сентябрь 2018, Бишкекское время 11:24

«Сторонятся и боятся». Как живется бывшим заключенным


«Сторонятся и боятся». Как живется бывшим заключенным
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:06 0:00

В Кыргызстане с недавних пор заработала специальная служба. Она помогает бывшим заключенным адаптироваться к жизни на свободе. Но, как признают сами чиновники, в возврате к прежнему укладу жизни гораздо важнее участие родственников. И тогда кто-то начинает увлекаться, например, цветоводством, а кто-то даже открывает свой небольшой бизнес.

Как и большинство бывших зэков Рыспек свое лицо показывать не хочет. Просит изменить имя и даже голос. Устроиться на работу с «волчьим билетом» в Кыргызстане практически невозможно.

«Я вижу, что после выхода на свободу зэков не берут на работу. Как только там просят справку о несудимости, считай, тебя уволили. Но я понимаю работодателей. Они же не знают, за что именно работника осудили, какой он человек. Я сам в детстве боялся осужденных», - говорит Рыспек.

Точно также Рыспека теперь сторонятся другие люди. Знакомые боятся заговорить, родственники - спросить о том, как жилось ему там, за решеткой.

«Сложнее всего с семьей. Им просто трудно даже спросить о чем-нибудь. Не потому что они теперь тебя меньше любят, а потому что ты уже не такой. Ты терзаешь себя психологически. Жалеешь, что совершил ошибку. Ты постоянно думаешь об этом», - рассказывает он.

Государство в адаптации осужденных никакого участия до этого не принимало. Специальную для этого службу создали совсем недавно. Однако участие в этом близких важнее, чем чиновников.

Пресс-секретарь госслужбы исполнения наказания Александр Никсдорф отмечает, что родственники считают, что это очень стыдно. «Они пытаются отстраниться от близких. Когда люди выходят, у них нет жилья. Тогда может что угодно случиться - все, вплоть до совершения новых преступлений. Но если родственники поддержат, то, конечно, есть шанс на исправление», - отметил он.

Когда Каныбек вышел на свободу, у него не было ни жилья, ни работы. Но пускаться в долгие размышления о своей судьбе ему было некогда - надо было кормить семью.

«Все зависит от самого человека. Думает ли он о хорошем, стремится ли к лучшему. Что, люди оттуда не люди, что ли? Там есть и хорошие, и умные, и талантливые. Не знаю, я даже не замечал, чтобы меня кто-то недолюбливал. Если слушать людей, то можно зачахнуть. А я просто работаю. Свою работу знаю. Просто ставь цели, заводи семью, рожай ребенка, люби его, радуйся тому, как он делет первые шаги», - говорит Каныбек.

За сезон Каныбек с бригадой успевают поднять целый дом. Жить ему обычно позволяют рядом во времянке.

«Мне платят, как положено. А в домике рядом я живу бесплатно. Еще осталось сделать стяжку, штукатурку. В общем, работы много», - добавляет Каныбек.

Про свое прошлое строитель рассказывает вообще без стеснения: каждому человеку, рассуждает Каныбек, нужно давать шанс. Свой, говорит Каныбек, он использовал. Именно после заключения он вдруг стал находить счастье в самом малом. Из одной хибары в другую он неизменно перевозит свой маленький цветник.

«Вот этот цветет желтыми цветами, а этот очень красивый - розовый. Он болел и только недавно оправился», - рассказывает он.

Закрывать лицо и менять имя для репортажа Каныбек не просит. Так, считает бывший заключенный, он поможет хоть немного побороть стереотипы и показать, что он ничем от остальных людей не отличается.

XS
SM
MD
LG