Ссылки для упрощенного доступа

20 Май 2018, Бишкекское время 16:04

Министерство иностранных дел Кыргызстана обратилось к иракским коллегам за информацией о троих кыргызстанцах с детьми в тюрьме города Багдада.

Представитель Норвежского совета по делам беженцев по Ираку Александра Сайех в интервью «Азаттыку» рассказала о том, что многие иностранные граждане в прошлом году были переведены в тюрьмы Багдада из лагерей вблизи Мосула.

«Азаттык»: Известно, что с 2014 года тысячи иностранных граждан, среди которых были и выходцы из Центральной Азии с семьями, присоединились к экстремистским и террористическим группировкам на Ближнем Востоке. Сообщалось о гибели некоторых боевиков, другим удалось бежать. Что случилось с их семьями и детьми?

Александра Сайех: Норвежский совет по делам беженцев работал в лагерях возле Мосула. Жены и дети боевиков в количестве около 1400 человек бежали туда после операции в Талль-Афаре. Половина из них – граждане России и Турции. Несмотря на малочисленность, мы встречали и выходцев из Центральной Азии. Среди них были кыргызстанцы и узбекистанцы.

Многие женщины рассказывали, что были вынуждены приехать в Ирак, и не знали, что происходит в этой стране. Некоторые женщины и дети получили ранения, многие не знали, где их мужья и отцы.

В сентябре эти семьи начали переводить в тюрьмы Ирака в других регионах. В настоящее время большая часть семей боевиков находится в багдадской тюрьме. Мы узнали, что власти Ирака выясняют, причастны ли они к терроризму. Сейчас у нас нет возможности связаться с ними. Поэтому не можем сказать, в каких условиях они содержатся.

«Азаттык»: Недавно сообщалось о том, что три кыргызстанки, возможно, жены боевиков с детьми находятся в тюрьме Багдада. Вы говорите, что в лагере видели выходцев из Центральной Азии. Сколько там было кыргызстанцев? В каких условиях они содержатся?

Александра Сайех
Александра Сайех

​Александра Сайех: В то время с ними встречались мои коллеги. По их словам, в лагере были лишь считанные граждане Кыргызстана и Узбекистана. Точной цифры нет, может быть, не больше десяти. Их ситуация не сильно отличается от ситуации других людей в лагере, многие зажаты и печальны.

Эти люди бежали от войны. Пережили психологическую травму. Потеряли членов семей. Они не знали, куда приехали и зачем приехали. Многие спрашивали о том, что с ними теперь будет. Некоторые рассказывали, что подверглись насилию.

«Азаттык»: Что ждет семьи боевиков? Какой будет их судьба?

​Александра Сайех: Установление причастности к преступлениям и предъявление обвинения зависит от иракских властей. Но никто не должен нести наказание за преступление супруга или отца. По их правилам, нельзя принимать решение при отсутствии доказательств и на основании предположений.

Мы понимаем, что впереди будет долгое следствие. Слышим, что некоторых приговорили к пожизненному заключению или смерти. Есть и члены семей боевиков, которых оправдали.

Многие жены боевиков рассказывали, что приехали, ничего не зная. Если они были причастны к преступлениям, то суд должен быть справедливым.

По поводу детей, там есть организации, которые помогают установить родственников на родине. Нужно учитывать, что подростки не несут ответственности за действия родителей. Они не имели права выбора. В этой связи важно, чтобы дети были с родственниками или родителями.

​«Азаттык»: Известно, что экстремистская группа «Исламское государство» выдавала удостоверения, проживающим на захваченной ими территории людям. Какие есть проблемы в установлении личности семей боевиков?

Александра Сайех: Такое широко распространено и в Ираке. Будь то иностранцы или иракцы, при побеге они потеряли документы, либо их забрали боевики. Самая тяжелая ситуация с детьми, родившимися на контролируемой «Исламским государством» территории и не имеющими удостоверения.

Лагерь в Мосуле. Июль 2017 года.
Лагерь в Мосуле. Июль 2017 года.

«Азаттык»: Власти Ирака сообщают, что многие семьи боевиков стали жертвами пропаганды «Исламского государства». С детьми понятно, но как определить причастность или непричастность жен боевиков к террористическим действиям?

​Александра Сайех: Конечно, это очень сложно. Норвежский совет по делам беженцев – независимая гуманитарная организация. Мы оказываем содействие тем, кто нуждается в воде и продуктах. Мы не вмешиваемся в установление вины членов семей боевиков.

Эту работу ведут власти Ирака. Мы лишь можем призывать к открытости, справедливому расследованию и человечному отношению к подозреваемым. Ситуация сама по себе сложная. Невозможно найти легкие ответы.

«Азаттык»: Недавно стало известно о том, что в лагере Багдада была найдена 10-летняя гражданка Таджикистана, которая отправила видео-обращение родственникам. Власти Таджикистана сообщили о том, что прилагают усилия по возвращению девочки. Какие механизмы есть по возвращению таких семей на родину?

Александра Сайех: Это очень сложно. Самое главное работать в тесном взаимодействии должны государства. Потому что речь идет о разных странах. Такие люди нуждаются в разных формах защиты. Каждое государство может помочь.

Семья из Тонского района, уехавшая в Сирию, не вернулась
please wait

No media source currently available

0:00 0:06:16 0:00

JsO

Перевод с кыргызского. Оригинал материала здесь.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG