Ссылки для упрощенного доступа

6 Декабрь 2019, Бишкекское время 17:27

«Она не может приказать генералам». Аун Сан Су Чжи и геноцид рохинджа


Рохинджа, бегущие из Мьянмы в Бангладеш

Суд в Мьянме приговорил к семи годам тюрьмы двух местных журналистов, работавших на агентство Reuters и пытавшихся расследовать массовые убийства мусульман-рохинджа на западе страны. Год спустя после начала бегства сотен тысяч рохинджа, спасающихся от карательных акций правительственных сил, в соседний Бангладеш эксперты ООН приходят к выводу, что в Мьянме местные военные продолжают геноцид этого этнического меньшинства. А поощряет их фактическая глава государства Аун Сан Су Чжи – бывшая политзаключенная, лауреат Нобелевской премии мира и недавний кумир международного правозащитного сообщества.

Осужденные журналисты, граждане Мьянмы Ва Лон и Сое Оо, были 3 сентября признаны судом виновными в нарушении действующего еще со времен британского колониального правления "Закона о государственной тайне". Их арестовали в декабре 2017 года. По версии следствия, журналисты получили доступ к секретным документам о передвижениях армии и полиции в штате Аракан (Ракхайн), где живут рохинджа. Эти документы им передали в кафе двое переодетых в гражданскую одежду полицейских. Репортеры свою вину не признают. По данным Reuters, один из полицейских, выступавший свидетелем на суде, подтвердил, что журналистов намеренно заманили в ловушку. Главный редактор Reuters Стивен Адлер назвал этот день "грустным для Мьянмы, журналистов его агентства и прессы во всем мире". ООН и Евросоюз призвали власти Мьянмы освободить Ва Лона и Сое Оо и уважать их право на свободу слова.

В конце августа возглавляемая представителем Индонезии группа экспертов ООН, занимавшаяся изучением конфликта в Аракане, опубликовала 20-страничный отчет, в котором рекомендуется начать преследование группы высших генералов Мьянмы в Международном уголовном суде, а также запретить продажу этой стране оружия и наложить санкции на все ее руководство. Расследователи пришли к выводу, что командование вооруженных сил Мьянмы имело намерения устроить геноцид рохинджа, которых считают нелегальными иммигрантами из соседней Бангладеш, не имеющими права на гражданство страны – несмотря на то что многие представители этого этнического меньшинства живут в Мьянме более 100 лет.

Ва Лон после оглашения приговора
Ва Лон после оглашения приговора

Начиная с конца 2016 года в штате Аракан (Ракхайн) власти Мьянмы проводят военно-полицейскую "акцию возмездия", начавшуюся после нескольких нападений рохинджа из террористической исламистской группировки АРСА на три мьянманских блокпоста, в результате которых были убиты девять военнослужащих. Лидер этой группировки по имени Атта Улла, выходец из зарубежного клана рохинджа, родившийся в Пакистане и учившийся в медресе Саудовской Аравии, известен высказываниями такого рода: "Если нас будет 200 человек, то 50 погибнут, но оставшиеся 150 перебьют врагов ножами". Целью АРСА является создание в штате Аракан независимой территории, на которой власть получили бы рохинджа – под руководством радикальных боевиков.

Большая часть народа рохинджа оказалась в западне и фактически в заложниках как у властей Мьянмы, так и у исламистов, вместе с мирными жителями периодически перемещающихся в обе стороны через границу Мьянмы и Бангладеш. С началом военных действий около 700 тысяч рохинджа не могут найти пристанища ни в одном из этих государств. Беглецы, многие из которых вместе с детьми пытаются в ужасающих антисанитарных условиях выжить даже на прибрежных необитаемых островах в Бенгальском заливе, рассказывают о тысячах убитых соотечественников, издевательствах и унижениях со стороны властей и военнослужащих и Мьянмы, и Бангладеш, зверствах, пытках и изнасилованиях.

Беженцы-рохинджа в Бангладеш
Беженцы-рохинджа в Бангладеш

В апреле этого года семь мьянманских офицеров, признанных виновными в преследовании рохинджа, были приговорены собственным военно-полевым судом к большим срокам тюрьмы, однако процесс не затронул никого из высших армейских генералов. В связи с этим эксперты ООН подчеркивают в своем последнем докладе, что главнокомандующий вооруженными силами Мьянмы старший генерал (высшее воинское звание в стране после фельдмаршала) Мин Аун Хлайн и еще четверо его подчиненных должны пойти под суд за преследование рохинджа, и обвинения должны им быть предъявлены по самым тяжелым статьям, в том числе в геноциде.

Кроме того, группа ООН полагает, что гражданское правительство Мьянмы, с весны 2016 года де-факто возглавляемое Аун Сан Су Чжи (она имеет особый статус и занимает специальную должность первого государственного советника, то есть премьера, из-за невозможности согласно закону баллотироваться в президенты), виновно в поощрении действий военных, в распространении заявлений, разжигающих ненависть к этому этническому меньшинству, и в сокрытии информации и документов, связанных с текущим конфликтом. Кроме того, как сказано в документе, сама Аун Сан Су Чжи "не использовала свое положение главы правительства и свой моральный авторитет для того, чтобы защитить гражданское население штата Аракан".

Государственный советник Аун Сан Су Чжи
Государственный советник Аун Сан Су Чжи

На волне международной критики в адрес властей Мьянмы руководство социальной сети Facebook решило заблокировать аккаунты всех мьянманских руководителей, начиная со страницы старшего генерала Мин Аун Хлайна. Как сообщила пресс-служба компании, после обвинений со стороны ООН она "не хочет, чтобы армия Мьянмы использовала услуги Facebook для пропаганды ненависти и религиозной вражды". "Сегодня мы удаляем в общей сложности 18 учетных записей, один аккаунт Instagram и 25 страниц, на которые подписаны почти 12 миллионов человек", – говорится в заявлении. Ранее глава комиссии ООН в штате Аракан Марзуки Дурсман отметил, что именно социальные сети сыграли большую роль в разжигании конфликта.

Одновременно в интернете и мировых СМИ стали появляться и выглядящие достоверными свидетельства живущих в штате Ракхайн (Аракан) буддистов, рассказывающих о точно таких же массовых преступлениях против человечности, совершаемых как боевиками-рохинджа, так и просто их соседями-мусульманами. В точности о происходящем на западе Мьянмы сейчас не знает во внешнем мире никто: в штате объявлено военное положение, туда не допускаются ни журналисты, ни работники гуманитарных и правозащитных организаций. Исключением стала лишь комиссия ООН, которая сумела побывать далеко не везде. Представители армии и спецслужб Мьянмы отказываются от любых комментариев в связи с происходящим.

Рохинджа, возвращающиеся из Бангладеш в Мьянму
Рохинджа, возвращающиеся из Бангладеш в Мьянму

При этом Аун Сан Су Чжи, бывший лидер многолетнего противостояния военной хунте и признанный борец за демократические ценности, друг многих известных западных лидеров, во время всех своих речей, зарубежных визитов и интервью до сих пор всячески избегает касаться темы преследования рохинджа. Лишь один раз она в ответ на неприятные вопросы журналистов и правозащитников во время поездки в Сингапур бросила фразу: "Да покажите мне хоть одну страну, где нет нарушений прав человека!"

Один из ведущих знатоков политики и истории Мьянмы, бывшей Бирмы, научный сотрудник Института востоковедения РАН Аида Симония в интервью Радио Свобода рассказывает, что Аун Сан Су Чжи мировое сообщество, вероятно, обвиняет в происходящем совершенно напрасно. Хотя Аун Сан формально и руководит страной, на самом деле она не может нести ответственность за преступления мьянманских военных против рохинджа, равно как и за действия исламистских боевиков, выходцев из этого народа, направленные против мирного бирманского буддистского населения, – просто потому, что руководят карательными акциями в Аракане те самые генералы, которые еще недавно держали ее саму под домашним арестом, и они просто не станут слушать никаких ее приказов:

Аун Сан Су Чжи может только договариваться с армией

– Я знаю, что сама Аун Сан Су Чжи давно пытается проблему решить. Еще в 2016 году она попросила своего ныне покойного друга, бывшего Генерального секретаря ООН Кофи Аннана возглавить консультативную группу, которая исследовала ситуацию и подготовила документ на 60 страниц. В нем были изложены причины и предложены методы выхода из этого кризиса. Аун Сан Су Чжи не решает все проблемы в стране и вовсе не имеет такой власти, какую ей приписывают. Да, она занимает пост официального государственного советника, что примерно аналогично посту премьер-министра, но в Мьянме существует сложное разделение властей. Главенствующая роль пока все-таки принадлежит армии. И по конституции Союза Мьянмы армия – все еще абсолютно сепаратная, самая влиятельная и самая могущественная сила. В действительности все вопросы, связанные с внешней политикой, обороной и безопасностью, решает главнокомандующий, старший генерал Мин Аун Хлайн. Аун Сан Су Чжи может только договариваться с армией, она просто не может приказывать генералам. Все силовые министры в ее кабинете – представители вооруженных сил. В Совете национальной безопасности и обороны страны заседают 11 человек, и из них 6 – генералы и только 5 – гражданские лица, – рассказывает Аида Симония.

Рохинджа, возвращающиеся из Бангладеш в Мьянму
Рохинджа, возвращающиеся из Бангладеш в Мьянму

Существует несколько исторических теорий, по-разному объясняющих появление рохинджа в Мьянме. Сами представители этого народа считают себя коренным населением штата Аракан (Ракхайн), отчасти потомками арабов, колонизировавших берега Индийского океана в Средние века. В языке рохинджа много заимствований из санскрита, арабского, персидского и даже португальского языков.

Однако местные буддисты и власти Мьянмы, как прошлые, так и нынешние, также опираясь на исторические факты, только другие, указывают на то, что в действительности рохинджа – это этнические бенгальцы-мусульмане, когда-то переселенные на восток британскими колониальными властями с территории нынешней Бангладеш в качестве дешевой рабочей силы, а также бежавшие оттуда во время войны за независимость Бангладеш от Пакистана в 1971 году.

Некоторые ученые напоминают также, что взаимную ненависть между буддистами и мусульманами в этой части Мьянмы особенно подогрели события Второй мировой войны, когда Британская Бирма была захвачена Японией. Мусульмане-рохинджа остались на стороне британцев и начали партизанскую борьбу. Местные же буддисты в штате Аракан (Ракхайн) поддержали японских оккупантов, пообещавших предоставить стране независимость, и стали массово вступать в союзную Токио "Национальную армию Бирмы". Во главе нее стоял генерал Аун Сан, один из основателей Коммунистической партии Бирмы – отец Аун Сан Су Чжи.

Александр Гостев

XS
SM
MD
LG