Ссылки для упрощенного доступа

17 июня 2021, Бишкекское время 02:04

«В Кыргызстане считают, что руководитель должен быть взрослым мужчиной»


Салия Бостериева.

Салия Бостериева, архитектор Университета в Центральной Азии, ментор в Клубе прогрессивных кыргызстанцев рассказывает о себе и профессии в интервю sheisnomad.

Я училась архитектуре в вузах Турции и Италии. Вообще-то, планировала поступать на юриспруденцию или экономику, но за месяц до поступления сестра нашла мою тетрадь по черчению и сказала, что у меня талант. Я решила попробовать.

Когда поступала, все мне говорили что архитектор — это мужская профессия.

Между 3 и 4 курсом я пришла практиковаться в архитектурное бюро. Меня взяли без проблем из-за того, что я училась в хорошем стамбульском университете. В бюро занималась корректировкой чертежей и делала небольшие зарисовки.

Регулярно сталкиваюсь со стереотипами из-за моего пола и возраста. Подрядчики видят во мне клишированные женские образы — переводчицу или секретаря. Они могут подолгу молча сидеть на встрече, не реагируя на мои вопросы, и ждать, когда же придет big boss.

Как только я начинаю задавать технические вопросы и жонглировать терминами, они впадают в шок и не могут ответить на мои вопросы. Начинают звонить своим специалистам, уточнять информацию. В итоге я понимаю, что ко мне на встречу пришли генеральный директор, второй заместитель гендиректора и еще какой-то директор, вообще не владеющие информацией о проекте.

За последнее время самыми крупными проектами, над которым я работала, были Университет Центральной Азии (УЦА) в Нарыне и Хороге (Таджикистан). Я представляла заказчика и работала с архитекторами и дизайнерами. УЦА построили по большей части молодые люди от 24 до 28 лет.

Я не являюсь единственным автором проекта УЦА, над ним мы работали большой командой. Мы стояли у истоков строительства университета и сделали все возможное, чтобы адаптировать строительство такого здания для Кыргызстана и Таджикистана. Так как оба кампуса расположены в горных регионах, строительные материалы могли доставлять на место неделями, за это приходилось переплачивать. Также было трудно найти квалифицированную рабочую силу.

Все эти особенности строительства нужно было урегулировать и уложиться в сроки и в бюджет. Я понимала, что ответственна за то, чтобы все построили так, как мы планировали. Сейчас я работаю в головном офисе университета и вижу, что он функционирует.

Когда я в первый раз выехала в Европу, я потрогала руками все здания, о которых я столько читала. Я путешествовала с друзьями, но мой список достопримечательностей заметно отличался — они хотели смотреть Эйфелеву башню, а я малоизвестные здания в «странных» районах. Пока мои друзья ели мороженное на главных площадях, я ездила смотреть старые заброшенные дома архитекторов.

Люди не всегда хотят платить мне за проделанный труд. Им кажется, что архитектура — цветная картинка, нарисованная на досуге. На самом же деле это огромный мыслительный процесс, изучение литературы и других проектов.

В Кыргызстане считают, что руководить чем бы то ни было должен взрослый мужчина, еще лучше — иностранец. Когда заходит кыргызка, которая моложе раза в два, люди думают: «О боже, что она может знать!». На меня реагировали именно так, пока не поняли, что могут со мной работать.

Архитектура — она как ребенок, требует очень много времени. Часто передо мной вставал выбор — продолжать или прекратить. На четвертый день без сна ты спрашиваешь себя: а нужно ли тебе это? Но мне всегда хотелось довести дело до конца.

Однажды я была на лекции самой Захи Хадид! (Заха Хадид - первая в истории женщина-архитектор, награжденная Притцкеровской премией — аналогом Нобелевской премии в архитектуре). Она была вся в черном, а на ее ногах были босоножки — на стопе ничего не было видно, только подошва.

Эта обувь произвела на меня большое впечатление — Хадид даже к обуви подошла креативно и архитектурно.

Не все становятся Гауди и Захой Хадид, но мысль о таких людях и их проектах заставляет тебя двигаться. Читая литературу об архитектуре и о самих архитекторах ты повторяешь себе: я тоже этого хочу!

Красота — это то, что вызывает у меня радость. Мне важно, чтобы все было эстетически красиво. Я часто ухожу из кино, если фильм не вызывает у меня эстетического удовольствия.

Для меня феминизм — это любовь и уважение к себе. Если ты любишь и уважаешь себя, то ты будешь бороться за свои права и за качество своей жизни.

Бишкек — это город самостоятельных людей и самостоятельных зданий, которые сами по себе. Каждый год облик города меняется, и это радует. Даже если это не соответствует градостроительным нормам. Все это строят частные предприниматели, здесь нет вклада нашего государства. Государство в этом случае как родитель, который оставил ребенка, чтобы тот стал самостоятельным.

Если стала бы президентом, я ездила на общественном транспорте, чтобы видеть реальность, не быть изолированной от народа. Мне кажется, что президент передвигающийся в кортеже — это то же самое, если бы он жил в Америке, а мы - в другой стране. Если президент сам ходил бы за продуктами, ездил в общественном транспорте, оплачивал коммунальные услуги, он бы понимал, что нужно людям.

Сейчас моя самая большая страсть — это «Клуб прогрессивных кыргызстанцев». Там мы даем стипендию и оказываем менторскую поддержку молодым людям, проводим семинары.. Каждая встреча с моими студентами дает мне надежду, что у нашей страны есть светлое будущее.

Материал Sheisnomad.

Смотреть комментарии (8)

Не допускаются комментарии, содержащие элементы агитации или антиагитации, унижающие честь и достоинство личности, элементы разжигания розни, угрозы и нецензурную брань публиковаться не будут. Просьба следовать правилам форума.
"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).

XS
SM
MD
LG