Ссылки для упрощенного доступа

29 октября 2020, Бишкекское время 11:33

«В Кыргызстане нужно развивать альтернативную судмедэкспертизу»


«В Кыргызстане нужно развивать альтернативную судмедэкспертизу»
please wait

No media source currently available

0:00 0:38:47 0:00

О будущем судебно-медицинской экспертизы и проекте Концепции развития судебно-экспертной деятельности в Кыргызстане на 2019-2023 годы мы поговорили с доктором в области судебно-медицинской экспертизы, экспертом из Грузии Русудан Бериашвили и представителем Гражданского совета по контролю судебной системы Ритой Карасартовой.

«Азаттык»: На каком этапе находится работа по реформированию системы судебно-медицинской экспертизы?

Рита Карасартова: Как появилась идея отдельной от Национальной судебно-экспертной службы при правительстве? В 2016 году вышел указ президента, и этот указ был четко нацелен на правоохранительные органы.

В мировой практике экспертная деятельность проходит отдельно, потому что когда она в руках следствия, существуют конфликт интересов и коррупционная составляющая.

Но через два года после указа президента проходит совещание Совета безопасности, по его окончанию - протокол за подписью секретаря Совета безопасности, где говорится о создании отдельного центра судебных экспертиз. Там есть пункт, которым ссылаются на указ президента, где написано о передаче судебно-медицинской экспертизы вот этой службе.

Почему мы говорим, что нужно как бы немного приостановить процесс и подумать? Концепция по развитию судебной экспертизы заключается в том, чтобы защищать права человека. Мы должны иметь конкурентную среду, чтобы гражданин мог обратиться в любую экспертную службу, которой он доверяет.

В настоящее время хотят, чтобы все экспертные службы объединили в одну. В законе прописали, что сертифицированием будет заниматься та же Национальная судебно-экспертная служба. Получается, они будут сертифицировать своих конкурентов – частные экспертизы. Нас всех толкают в одну дверь, то есть идет монополизация.

Восемь лет мы проводим мониторинг судебной системы и видим процессы, когда в суде, какую бы, даже самого низкого качества, не принесли экспертизу, судья принимает ее как истину последней инстанции, потому что эксперты сказали - и все.

Мы должны изучить опыт, сесть за стол, все взвесить и пойти правильным путем. Мы хотим правильных реформ, потому что за пять лет сотни и тысячи людей пройдут через эту службу. Может получиться так, что мы получим не тот приговор, и речи здесь о качественном правосудии не может быть.

«Азаттык»: Вы на протяжении шести лет приезжаете в Кыргызстан и знаете ситуацию. Прежде чем перейти к ситуации в Кыргызстане, просим вас поделиться опытом Грузии. Какие там были проблемы?

Русудан Береашвили: Грузия начала реформы в экспертизе еще в начале 2000-х, это было составной частью всех процессов и реформ, которые проходили в стране. В том числе - создание центра экспертизы. В конце концов у Министерства здравоохранения осталась роль контролера и определителя политики, так что все организации, которые непосредственно принадлежали Минздраву, перешли в частный сектор. В настоящее время даже больницы у нас частные.

Национальный центр судебных экспертиз выделен в качестве независимого от министерского контроля, но он является государственным и находится под непосредственным контролем премьер-министра. Туда входят все виды экспертиз, которые в государстве существуют.

Но это не означает, что некоторые виды экспертиз в органах перестали существовать, например, в МВД остались некоторые виды экспертиз для проведения оперативных мероприятий. Кроме того, законы позволяют существование как государственных, так и негосударственных экспертиз, которые называются альтернативными.

Методологический контроль и политику развития судебно-медицинской и психиатрической экспертизы определяет Министерство здравоохранения, которое также выдает медикам лицензии для организаций и сертификаты на занятие определенной деятельностью.

Такая схема в Грузии сработала. Чтобы контролировать методологию, специалисты получают одинаковые сертификаты, это позволяет судьям на равных воспринимать заключения всех экспертов. Этим обеспечивается состязательность, закрепленность доказательств, более того, государственные и негосударственные организации стараются соответствовать и повышать качество, подтягивая друг друга.

«Азаттык»: Насколько часто граждане обращаются в частные центры и как появление таких организаций повлияло на правосудие?

Русудан Береашвили: Начну с последнего вопроса. Это очень сильно повлияло на качество как государственных, так и не государственных заключений, потому что все новые стандарты, в том числе международные, через негосударственные центры внедрялись гораздо эффективнее, то есть, они подтянулись. Это очень сильно помогло.

Негосударственный сектор должен существовать, чтобы люди имели возможность найти правосудие. Государство тоже должно быть заинтересовано в том, чтобы гражданский сектор развивался. Когда государственные и частные организации конкурируют и подтягивают друг друга, в итоге выигрывает человек.

«Азаттык»: Вы знакомы с ситуацией в Кыргызстане. Какие вы наблюдаете процессы – положительные или не очень?

Русудан Береашвили: Положительные, конечно, есть, нельзя их не отметить. Я наблюдаю за этим процессом шестой год, с самого начала моего пребывания здесь я я могла присутствовать на процессах по проведению экспертизы.

Я знаю, как они работают. Проект создания центра принес достаточно хорошие результаты. Сравнивать материальную базу с той, в которой они раньше работали, просто невозможно. Они работали в условиях и стандартах 30-40-х годов прошлого века. На сегодня они обладают хорошей аппаратурой, возможно, количество этой аппаратуры нужно увеличивать.

Я знаю, что государство очень заинтересовано в решении этого вопроса. Министерство здравоохранения, куда входит судебно-медицинская экспертиза, порядка двух-трех лет серьезно занимается этим вопросом, составляет различные проекты, внедряет международный опыт.

В Министерстве здравоохранения после стольких лет хорошей работы сегодня понимают, куда нужно двигаться, сколько ресурсов требуется. Но тут возникает вопрос, насколько целесообразно оставлять судебно-медицинскую экспертизу при Минздраве. Указ президента напрямую не указывает, что медицинскую экспертизу Минздрава нужно передать в новую службу, потому что документ был направлен и имел в виду правоохранительные органы. Но воспринимается указ как необходимость обязательной передачи.

Возможно, экспертиза в Национальной судебно-экспертной службе будет существовать наряду с экспертизой Министерства здравоохранения, то есть, может появиться конкуренция внутри правительства. Я не говорю уже о том, что неправительственные и негосударственные экспертизы должны обязательно появляться и развиваться. Ресурс есть как в государственном, так и негосударственном секторе.

Для того, чтобы государство и парламент приняли правильные меры, было решено написать концепцию, чтобы ответить на вопросы: что это такое, как государство на это смотрит, от определения понятий, кто такой эксперт, какие будут у него права и полномочия и до возможности подготовки новых кадров.

Вскоре, через две-три недели, появилась концепция, но мы думаем, что эта концепция разработана больше для одной организации, несмотря на то, что там упоминаются негосударственные центры и проблемы. Лично я думаю, что эта концепции пока не готова, чтобы быть принятой. Это достаточно сырой документ, который нужно доработать.

Русудан Береашвили занимает пост Генерального секретаря грузинской Судебно-медицинской ассоциации, член Общества судебных наук (FSS, Великобритания), рабочей группы ДНК Европейской сети институтов судебной медицины, Европейского общества генетики человека, Международной академии судебной медицины, Международной ассоциации коронеров и медицинских экспертов.

XS
SM
MD
LG