Ссылки для упрощенного доступа

23 Сентябрь 2019, Бишкекское время 17:09

Студенты - кыргызы из Китая уезжают на каникулы и не возвращаются в КР


Иллюстративное фото

Издание Foreign Policy опубликовало материал, в котором говорится об исчезновениях этнических кыргызов в Синьцзяне, в том числе студентов, которые обучались в вузах Кыргызстана. Кто эти китайские кыргызы и какая по ним есть информация?

Судьба правнука манасчы Жусупа Мамая…

Потомок известного манасчи в Китае Жусупа Мамая в 2014 году приехал в Кыргызстан для получения образования. Тургунаалы Турсунаалы уулу здесь очень быстро стал популярным в культурной среде, кроме чтения эпоса «Манас» он прославился тем, что танцевал кыргызские танцы.

Тургунаалы Турсунаалы уулу принимал активное участие в различных мероприятиях и даже получал награды. Также он написал книгу «Повесть о моем прадеде Жусупе Мамае». Правнук манасчи в разговоре с местными журналистами всегда положительно отзывался о положении кыргызов в Китае.

«Китайское правительство уделяет хорошее внимание защите культуры национальных меньшинств. В этой части все очень хорошо. Защищают не только кыргызов, но и все другие национальности. Говорят, чтобы мы распространяли и развивали свою культуру», - сказал он.

​В 2017 году Тургунаалы окончил Кыргызский национальный университет им. Ж. Баласагына, после чего поступил в магистратуру. В октябре 2018 года он уехал в Китай, но так и не вернулся. Его близкий друг в Бишкеке Урмат Майрамбек уулу рассказал, что виделся с ним накануне отъезда.

«Встретился с ним перед отъездом. У него не было настроения. Он думал, что бы сделать. У него была возможность остаться. Мы советовали ему обратиться к руководству, хотели попросить помощи. Но он сам стал говорить, что там у него родители, братья и сестры, им, может быть, будет сложно. С тех пор мы не можем связаться», - сказал он.

Талантливый танцор во время пребывания в Бишкеке был активным пользователем социальных сетей, но после отъезда в Китай никакой информации о нем и от него не было. Его друг Урмат в феврале 2019 года от знакомых услышал, что Тургунаалы женился, и даже видел фотографию его супругой.

Другой его друг, пожелавший остаться неизвестным, сообщил, что Тургунаалы живет с супругой в селе Ак-Чий, она по профессии преподаватель, а сам он работает в музее.

Американское издание Foreign Policy подготовило материал о том, что студенты из Китая, которые обучались в высших учебных заведениях Кыргызстана, поехали на каникулы домой и не вернулись. Издание со ссылкой на Тургунаалы пишет, что власти Синьцзяня конфисковали, а возможно, и уничтожили книги его деда. Он надеялся спасти хоть какие-то книги. Издание также предполагает, что его могли отправить в один из так называемых воспитательных лагерей.

Пропавшие студенты

Созданный в 2018 году в Бишкеке Комитет по защите китайских кыргызов составил список из 45 китайских кыргызов, которые в том числе учились в вузах Кыргызстана, затем поехали в Китай и не вернулись. Представитель комитета Марат Тагаев сообщил, что информация была взята у китайских кыргызов, которые находятся в Бишкеке. Он пояснил, что среди этих 45 человек есть и ребята, которые окончили вузы.

«Они дали список студентов, которые уехали в Китай и не вернулись. По информации, это были 45 студентов. Но точных данных нет. По неподтвержденной информации, многие из них побывали в «лагерях».

Вместе с тем в Бишкеке остаются студенты из Китая, которые обучаются в местных вузах. Не пожелавший называть свое имя этнический кыргыз из Китая поделился своими мыслями.

«Если мы назовем себя, это может повлиять на наших родителей. Почти многие из оставшихся здесь получили гражданство. Но сколько из них получили гражданство, а сколько нет, не известно. Потому что мы живем и стараемся об этом не говорить. Китайские студенты учатся в консерватории, Кыргызском национальном университете, кыргызско-турецком университете «Манас», Бишкекском гуманитарном университете. Многие из «Манаса» уехали и не вернулись. В БГУ пятеро из семи студентов уехали и не вернулись на учебу. Уехавший в 2017 году парень остановился в Урумчи, но так и не добрался домой», - рассказал собеседник.

Другой студент, о котором ничего не известно - Омуржан Мамбетемин. Он приехал в Кыргызстан в 2010 году и поступил в КНУ, вуз он закончил в 2016 году. В студенческие годы он женился на кыргызстанке Чынаре, имеет двух дочерей.

Чынара рассказывает, что в 2017 году ее муж получил приглашение из Китая, они планировали ехать все вместе. Но визу ей не дали, поэтому Омуржан отправился один. После этого он пропал и только в 2019 году два раза выходил на связь.

«Последний раз он звонил 23 февраля. Спросил про дочерей, не трудно ли нам. Лишнего не говорил. Мы говорили четыре минуты. Во время первого звонка я спросила, где он. Он не смог сказать, был ли он в «лагере». Ты просто чувствуешь по разговору, что ему сложно», - сказала его супруга.

И не только студенты...

Гулкайыр Айбаш кызы была студенткой Кыргызского государственного университета культуры и искусств им. Б. Бейшеналиевой. Она была одной из подающих надежды молодых акынов.

Летом 2018 года она поехала к родственникам в Китай, но не вернулась на учебу. Ее супруг, тоже китайский кыргыз Ажыбек Дуйшо уулу, был также талантливым комузистом. Акын из Кыргызстана Баян Акматов был в хороших отношениях с семьей.

«Мы много времени проводили с китайскими акынами. Самое интересное, их довели до того, что они не могут просто поговорить друг с другом. Потому что они подозревали, что каждый может продать или же что он шпион. Может быть и были среди них шпионы, не знаю, может, мне так показалось. Ажыбек и Гулкайыр собирались перед отъездом, будто на смерть. Они не имели доступа в Интернет, поэтому связаться с ними не могу. Насколько я слышал, кажется, они под домашним арестом», - рассказывает Баян Акматов.

Гулкайыр Айбаш кызы и Ажыбек Дуйшо уулу поженились в Кыргызстане и воспитывали дочь. Ее они назвали в честь акына Майры Керим. Ажыбек Дуйшо уулу учился в Кыргызском национальном университете.

Неточные данные, факты...

В Министерстве образования и науки Кыргызстана сообщили, что не имеют информации о том, сколько студентов из Китая – этнических кыргызов уехали на каникулы и не вернулись.

По данным министерства, ежегодно этнические кыргызы из Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Турции и Китая получают 75 бюджетных мест в университетах Кыргызстана. В 2016-2017 учебном году на учебу приехали десять студентов из Китая, в 2017-2018-м – всего два.

Мы попытались связаться с руководством вузов, в которых училось большинство студентов из Китая из числа этнических кыргызов. Так, в БГУ учится семь студентов из Китая. В КНУ им. Ж. Баласагына рассказали, что около двадцати студентов отправились в Китай на каникулы, из которых вернулся только один. В Кыргызской национальной консерватории учится шесть студентов, один из них уехал в Китай два года назад и не вернулся. В результате шестеро оставшихся студентов второй год не ездят домой на летние каникулы.

Как сказал глава кафедры традиционной музыки и фольклора Кыргызского государственного университета культуры и искусств Самат Кочорбаев, в 2015-2017 годы из шести студентов из Китая четверо уехали на родину и не вернулись.

«Вообще, у китайских кыргызов постоянные препятствия - вплоть до окончания учебы. Трудно ездить домой и возвращаться вновь на учебу. Видимо, там требуют различные документы», - сказал он.

По данным Комитета поддержки китайских кыргызов, в «лагерях перевоспитания» в СУАР содержится около 50 тысяч этнических кыргызов. Но омбудсмен Кыргызстана Токон Мамытов сказал, что содержание китайских кыргызов в лагерях не подтверждается.

JsO

Перевод с кыргызского. Оригинал материала здесь.

Смотреть комментарии (1)

"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).

XS
SM
MD
LG