Ссылки для упрощенного доступа

18 Сентябрь 2019, Бишкекское время 01:18

«В освобождении Батукаева структуры построились и отработали, как по часам»


В последнее время возникает много вопросов по так называемому делу Батукаева. Они касаются того, было освобождение криминального авторитета результатом коррупционной схемы или политических решений.

Какие нарушены законы? Врачи стали первыми жертвами уголовного дела? Причастны ли высокопоставленные чиновники к освобождению преступника? Об этом мы говорили в программе «Арай коз чарай». В программе приняли участие бывший председатель Верховного суда Курманбек Осмонов и бывший зампредседателя Государственного комитета национальной безопасности Марат Иманкулов.

«Азаттык»: Высказываются мнения, что возобновление «дела Батукаева» – попытка отомстить прошлой власти. Разве в ином случае можно было закрыть глаза на такие вещи?

Марат Иманкулов
Марат Иманкулов

Марат Иманкулов: Не хотел бы прекращения уголовного дела. В 2016 году я говорил, что во время президентства Атамбаева во главе с Сегизбаевым было несколько фактов нарушения закона. Тогда я говорил, что по «делу Батукаева» всплывет правда, рано или поздно придется ответить. Пришло время, я рад, в конце концов, начато следствие. Честно говоря, мутные дела прошлой власти начались с «дела Батукаева». Общественность ждет справедливого расследования вопроса. Я могу открыто сказать, что незаконному освобождению и выезду Батукаева способствовали чиновники во главе с президентом.

В этом деле все властные структуры построились и отработали, как по часам. Руководители и сотрудники государственных органов даже для своей матери или родственников такого не сделали бы. Был человек, который координировал «дело Батукаева», все это должно стать известным. Теперь мы видим, к чему привело самоуправство находящихся у власти людей.

«Азаттык»: Вы были в комиссии по этому делу. Вообще, какие существуют законные условия для освобождения человека по состоянию здоровья? Насколько они были законно применены в «деле Батукаева», были ли нарушения закона?

Курманбек Осмонов: Во-первых, незаконным было предложение о рассмотрении «дела Батукаева», которое поступило от людей, не имеющих к этому отношения. Во-вторых, в Аламудунском районном суде брали не его основное уголовное дело, по которому он был привлечен к ответственности, значит, его не рассматривали.

По закону должны были брать за основу это дело. Заключения врачей вызвали сомнения еще тогда, когда не была проведена комплексная медицинская экспертиза. Раз было такое дело, должны были провести экспертизу снова, но ее не провели. В свое время мы спросили судей: «Сколько времени вы рассматривали дело?». Они ответили, что дело было рассмотрено за почти час. На вопрос о том, сколько времени они писали решение, ответили, что за «30 минут». Комиссия попробовала напечатать решение на компьютере, но не уложилась в полчаса!

Курманбек Осмонов
Курманбек Осмонов

В этой связи появляется логичный ответ, что решение и постановление были готовы заранее. В целом, если бы не было согласия генерального прокурора и руководства Верховного суда, судья Нарынского городского суда сам бы такого решения не принял.

Еще один важный вопрос. Даже если Батукаев действительно был болен, то его не должны были выпускать. По закону заключенного освобождают в двух случаях. Во-первых, Батукаева можно было бы освободить, если бы он был уже лежачим больным и жить ему осталось недолго. Но на деле Батукаев же ходил?

Во-вторых, если заключенный действительно болен, то его не отпускают, а с обязательным возвращением дают право обратиться в медицинские учреждения. Еще один вопрос. По закону в тюрьму кроме спецмашин, другие авто заезжать не могут. На деле мы все видели, как внедорожники Батукаева выехали из тюрьмы. Было еще много незаконных действий.

«Азаттык»: Бывший вице-премьер-министр Атаханов в интервью говорит, что освобождение Батукаева рассматривалось тогда до его прихода на должность. Насколько власти на тот момент имели отношение к освобождению Батукаева?

Марат Иманкулов: Считаю, что все было проведено при поддержке власти. Что скрывает Атаханов, я не знаю, если сказал «а», то надо говорить и «б».

Он должен открыто сказать, кто рассматривал это дело, на каком уровне была достигнута договоренность, в каких органах рассматривали этот вопрос - на уровне главы государства или правительства? На все эти вопросы ответы должны быть найдены во время следствия. Много вопросов вызывает слаженный механизм принятия решения, когда за один день решают вопрос, выдают паспорт и провожают до самолета… Видно, что это было политическим решением…

Смотреть комментарии (3)

"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).

XS
SM
MD
LG