Ссылки для упрощенного доступа

22 Август 2019, Бишкекское время 23:51

Потомок Чингисхана. Памяти Владимира Кара-Мурзы – старшего


Потомок Чингисхана. Владимир Кара-Мурза
please wait

No media source currently available

0:00 0:54:00 0:00

Программа Леонида Велехова из цикла "Культ личности" о Владимире Кара-Мурзе – старшем

Тележурналист и историк Владимир Кара-Мурза умер утром 28 июля, ему было 59 лет. Об этом в твиттере сообщил его сын Владимир Кара-Мурза – младший. В начале 1990-х Кара-Мурза работал в "Останкино". В 1993-м перешёл в первую в России частную телекомпанию НТВ, где вёл собственную программу "Сегодня в полночь". Журналист уволился с телеканала, когда тот попал под контроль "Газпрома". Впоследствии он работал на каналах ТНТ, ТВ-6 и RTVi. Много лет вёл авторскую программу "Грани времени" на Радио Свобода. В 1996 году Кара-Мурза был удостоен премии Союза журналистов "Золотое перо России".

Материал радио "Свобода". Автор: Леонид Велехов.

Когда талантливый человек умирает, почти непременно звучат слова о его уникальности, неповторимости и незаменимости. В абсолютной, без скидок, степени такие слова соответствуют истине все-таки крайне редко. Владимир Кара-Мурза – именно такой, крайне редкий случай.

Он не был ни на кого похож, никому из теле- и радиоведущих никогда не подражал, он создал свой собственный стиль ведения программы, которому в свою очередь подражать просто невозможно. Владимир Кара-Мурза – такой он был единственный.

Я считаю, он совершил подлинный прорыв в нашей профессии. С его приходом в эфир НТВ в апреле 1995 года на российском телевидении впервые за всю его историю появился в качестве ведущего информационной программы интеллектуал, интеллигент. Говоря так, я вовсе не хочу умалить заслуги и талант его замечательных коллег, у каждого свои достоинства. Но вот такой – русский интеллигент, по глазам которого было видно, что он думает и переживает то, о чем говорит, по речи и мимике которого было видно, что слова, которые он произносит, сочинены им самим, – такой он был единственный.

Он ничего не играл, не плюсовал, не подчеркивал жирным карандашом интонации. Наоборот, мы помним как раз его деловую, почти не интонированную речь, почти скороговорку, минимум пауз, минимум мимики, и только сменяющий выразительные оттенки – то добродушный, то лукавый, то ироничный – огонек в глазах. Вот в этом-то огоньке и была его сила. Как ему удалось не просто овладеть, не имея никакой специальной подготовки, далеко не самой простой профессией ведущего, но и радикально обновить представление о ней, – я не знаю.

Еще, конечно, одна очень важная вещь. Как нельзя больше телевизионный персонаж Кара-Мурзы соответствовал короткому времени надежд на то, что определяющую роль в развитии России начнут наконец играть такие вот люди – умные, образованные и ясные. Надежды быстро развеялись, а Кара-Мурза еще какое-то время оставался. И вместе с ним – проблеск надежды на то, что не все еще потеряно. Но скоро и он исчез с большого телеэкрана, и это был верный признак того, что надеяться больше нечего.

Он ушел с морально обанкротившегося НТВ, не просто громко хлопнув дверью, но еще и едва не подравшись в эфире со своим лучшим, еще студенческих времен другом, одним из основателей телекомпании, увы, предавшим ее идеалы и приехавшим ранним апрельским утром 2001 года в Останкино представлять ее новых "эффективных менеджеров". Да, интеллигентный и, казалось, всегда невозмутимо спокойный Володя мог быть и таким, когда дело касалось чести и совести: взрывным до бешенства. Недаром он любил говорить, что в его жилах течет кровь потомка Чингисхана.

Он навсегда порвал с телевидением, хотя был им отравлен, как и многие, хлебнувшие этого сладкого яда телеэфира. Он пришел туда, куда только и мог прийти в 2000-е в России честный журналист, не желающий соответствовать оскорбительному, хотя часто, особенно в наше время, справедливому определению "второй древнейшей профессии". "Эхо Москвы" и Радио Свобода стали его новыми родными "квартирами", где его любили и почитали.

Для меня он был не только другом, но и учителем в профессии. Я смотрел его эфиры на Радио Свобода, участвовал в них, наблюдая и не понимая, как это ему удается: иногда в минимальной степени направляя разговор в студии, тем не менее, направлять его – в самом интересном и глубоком русле. И еще одно, конечно: его обаянием, эманацией его личности и интеллекта словно насыщалась атмосфера в студии. Этому можно и нужно учиться, но я не уверен, что можно научиться.

Свою передачу о нем я сделал, когда болезнь уже начала его пожирать. Это были трудные съемки, физика ему отказывала, он никак не мог взять на гитаре аккорды его любимого Высоцкого, и запись этого, финального эпизода программы пришлось перенести на другой день. Но его блистательный интеллект, его талант рассказчика, его замечательный юмор, – все это было при нем и тогда, на съемках в 2016 году, и осталось при нем до конца.

Прощай, звезда Свободы, дорогой мой друг, потомок Чингисхана!

Смотреть комментарии (1)

Мультимедиа

Зачем Трампу понадобилась Гренландия
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:07 0:00
XS
SM
MD
LG