Ссылки для упрощенного доступа

11 августа 2020, Бишкекское время 16:29

Слова и события, герои и антигерои, страхи и надежды уходящего десятилетия


Почти 10 лет назад, в 2010 году произошло два события, во многом определившие характер уходящего десятилетия: во-первых, социальные сети обзавелись кнопкой Like, с появлением которой сотни миллионов людей подсели на Facebook, Vkontakte и другие источники эндорфинов – оказалось, что ставить и получать "лайки" – это огромное, ни с чем несравнимое удовольствие; во-вторых, в телефонах появились мобильные приложения для соцсетей, сделавшие их поистине вездесущими.

Исторический результат не заставил себя ждать: уже в следующем году родился герой десятилетия – Бунтарь со смартфоном. Это оружие оказалось посильнее, чем знаменитый булыжник – орудие пролетариата. "Арабская весна", протестная зима в России, Майдан, "желтые жилеты", Гонконг – все крупные акции гражданского неповиновения стали возможны благодаря новым технологиям быстрой организации горизонтальных связей между людьми. Образ бунтаря со смартфоном ярок и романтичен. Он (или она) кидается на полицейские щиты, в полете успевая сделать и запостить селфи, которое вирусно распространяется по миру в считаные минуты и вызывает сильнейшие эмоции.

Антигерой десятилетия: интернет-тролль – безликая фигура, сидящая в офисе среди десятков таких же

Для авторитарных режимов, вроде российского, этот персонаж оказался крайне неприятен. Поэтому буквально через пару лет власть при помощи современных технологий нанесла ответный удар. Появился антигерой десятилетия: интернет-тролль – безликая фигура, сидящая в офисе среди десятков таких же, которые ежедневно поднимают в сети волны постов и комментариев с единственной целью – запудрить всем мозги, нагнать мутной конспирологии, отбить желание выяснять, что случилось на самом деле. И на этом поле они оказались весьма успешны: в США до сих пор спорят о российском вмешательстве в президентские выборы.

Троллинг и "затроллить" – это новые слова десятилетия, главное значение которых: провокация. Тролль говорит/пишет не то, что думает, а то, что вызывает максимально острую реакцию участников дискуссии, приводит к "холивару" (от holy war – священная война) и взаимным оскорблениям. Главная задача тролля – превратить любое обсуждение проблемы в некрасивый скандал и уничтожить саму возможность диалога. "Ватники" и "укропы", либералы и патриоты, атеисты и православные начинают ненавидеть друг друга от всей души.

Именно в это время (середина 10-х годов) на историческую сцену выходят новые герои: женщины и дети.

В 2016 году украинская феминистка Анастасия Мельниченко начала флешмоб #небоюсьсказать, посвященный проблеме гендерно-обусловленного насилия. Акция захватила украинский и русский сегменты фейсбука: тысячи женщин рассказали о том, как подверглись сексуальному домогательству или насилию со стороны мужчин. В 2017 году в Голливуде был запущен похожий хештег #metoo, который мгновенно распространился по социальным сетям, а значит, и по всему миру. С этого момента быть сексистом становится не только неприлично, но и опасно – многомиллионные иски и громкие скандалы губят репутации солидных влиятельных мужчин на Западе. Российское телевидение осуждает "разгул феминизма" и сочувственно рассказывает о расторжении контрактов с актерами и режиссерами, обвиненными в домогательствах. "Наступил сексуальный тридцать седьмой год!" – восклицает ведущий федерального канала.

Дети, родившиеся "около ноля", ровесники века и тысячелетия, заявили о себе решительно и внезапно. Никто не ожидал, что они так рано захотят участвовать в общественной жизни и потянутся к штурвалу. "Навальнята", залезшие на фонарь на Пушкинской площади в Москве, школьник, выступавший с речью на митинге протеста в Томске, и Грета Тунберг, с трибуны ООН, обвиняющая мировых политиков во лжи, – это всё одно поколение. Социологи называют его "поколение Z", и в следующие десять лет нам предстоит узнать, что скрывается за этой переменной? Каких сюрпризов ждать от лидеров племени молодого незнакомого? Но уже сейчас можно с достаточной уверенностью сказать, что им многое здесь, в нашем мире, не нравится, и они не особенно похожи на конформистов, которые будут терпеливо ждать мудрых решений сверху.

"1984" Джорджа Оруэлла – больше не антиутопия, а суровая реальность наших дней

"Наверху", однако, тоже не дремлют и осваивают новейшие методы контроля за людьми, их мыслями и эмоциями. "1984" Джорджа Оруэлла – больше не антиутопия, а суровая реальность наших дней. Отследить перемещения человека со смартфоном (не обязательно бунтаря) чрезвычайно легко. А в сочетании с повсеместной системой видеонаблюдения это становится рутинной задачей для полицейского алгоритма.

Впрочем, "Большой брат", который следит за нами – это не только (и не всегда) спецслужбы. Есть еще рекламодатели: не успели мы подумать о покупке новой машины, как они уже знают об этом, и реклама автосалона выскакивает в ленте между хештегом #metoo и новостями из Гонконга. При этом наши персональные данные, полученные разными способами, позволяют им вычислить размер кредита, на который они могут нас подсадить.

Мы живем в строго охраняемой цифровой тюрьме, стены которой мы сами любовно украсили котиками из фейсбука

К концу десятилетия выяснилось, что мы живем в строго охраняемой цифровой тюрьме, стены которой мы сами любовно украсили котиками из фейсбука. И особых перемен в следующем десятилетии, кажется, не приходится ждать. Потому что большинство обывателей чувствуют себя в этой тюрьме уютно, а молодые пассионарии, вроде Греты, рвутся в лидеры мнений с помощью соцсетей. Так что всё под контролем. Не Путина, так Цукерберга, и можно уже оставить надежду. Разве что случится что-то совсем неожиданное. Или шаман все-таки дойдет до Москвы из Якутии.

Якутский шаман идет в Москву "изгонять" Путина
Якутский шаман идет в Москву "изгонять" Путина

Андрей Тесля, философ

Слово 10-летия – популизм

Собственно, само слово ворвалось в политическую реальность с середины десятилетия, но обозначило – благодаря в том числе своей размытости – уже довольно давно нарастающую волну: приход не представленных, кризис традиционных размежеваний.

Страх 10-летия – неустойчивость, неопределенность

Страх стал тревогой – фоновой, нарастающей: он не конкретен и потому неустраним, тревога пронизывает все – оказываясь уже не механизмом снижения угроз, повышения возможностей их преодоления, а тем, что побуждает принимать перемены независимо от желательности, во избежание худшего, которое всегда готово предоставить тревожное воображение.

Миф 10-летия – "русский след"

"Русский след" оказывается вариантом мифа о заговоре – и, обратившись в таковой, становится везде находимым: следы и улики говорят о его реальности, их отсутствие лишь подтверждает уровень угрозы, ведь это значит, что следы удалось хорошо замести и т. д. – и он удобен тем, что позволяет и верить, что все плохое (на взгляд рассуждающего) происходит не в силу собственных ошибок или просто по природе вещей, но обусловлено чей-то злой волей, при этом внешней – тем самым мир остается рациональным, а то, что определяется как "свое" и "свои" – благим.

Любовь Барабашова, журналист

Для меня слово десятилетия – волонтерство. За это десятилетие оно стало силой, во многом подменяющей собой гражданские институты. Причем подменяющей эффективнее, гуманнее, умнее. "Лиза Алерт", "Дети БЭЛА" и бесплатные адвокаты "Руси Сидящей" обычно гораздо надежнее МЧС, районной поликлиники и адвоката по назначению. Волонтеры – это альтернатива некомпетентности и бесчеловечности власти.

Руководитель организации "Лиза Алерт" Григорий Сысоев во время поисков в Подольске
Руководитель организации "Лиза Алерт" Григорий Сысоев во время поисков в Подольске

Антигерои десятилетия – эксперты по вызову. Такие незаметные, что называется, обычные люди. Не злодеи, на их руках нет крови, но они пугают меня до ужаса. Они легитимизируют мерзость и подлость. Любую. Всегда. Когда специалисты по косаткам требую прекратить ловить этих животных, находится "эксперт" (пусть и тема его диссертации – "пауки Хабаровского края"), который подпишет заключение, что косаток много и можно ловить. Всегда найдется кто-то, кто скажет, что снимки дочери Юрия Дмитриева – порнография, высказывания Егора Жукова – экстремизм, а песни Крида – "антиценности сатанизма".

Разочарование десятилетия, а скорее, даже отчаяние – это судебная система России. Умные, справедливые, грамотные судьи ( особенно часто они мне встречались почему-то в арбитражном суде), скорее, исключения, которые только подчеркивают катастрофу всей системы правосудия. Полная зависимость судей, адвокаты, многие из которых превратились в "решал", выторговывающих срок в обмен на признание, и профанация вместо следствия, а зачем напрягаться – приговор все равно будет обвинительным.

Моя надежда сегодня – это молодость. Это те подростки, которые организовывают штабы Навального и выходят на митинги. Те, которые не могут пройти мимо, когда росгвардейцы избивают лежащих, даже понимая, что брошенный бумажный стаканчик обернется для них сроком. С ними ничего не сделают ни силовики, ни "пропагандоны". Киселев с Соловьевым могут сколько угодно вопить про Украину, но моя 13-летняя дочь, обсуждая новости, рассказывает о нехватке в стране препаратов для лечения муковисцидоза и избиение девчонок в Питере, которых гопники приняли за лесбиянок. Это ее беспокоит, а Украина – нет.

Евгений Симонов, эколог

Слово 10-летия"виртуальный" полностью материализовалось именно в эти 10 лет: "мы живем в виртуальной реальности" (при развитом социализме мы слов таких не знали).

Властитель дум 10-летия – Интернет – и другого кажется уже не будет, ибо "суверенный интернет" тоже интернет. Оксюморон эпохи: "Вшейте мне чип и отстаньте…"

Событие 10-летия в России – реинкарнация опричнины, в виде программы развития Дальнего Востока, с присовокуплением все новых земель, где в интересах быстрейшего разграбления отменено действие части российского законодательства.

В мире: глобальная оруэллизация реальности. "И ты, Трамп…!!!"

Страх 10-летия – что в условиях нагнетания кризисов авторитарные режимы адекватнее отвечают на вызовы времени, чем демократические (эмпирически пока не подтверждено, но активно насаждается в умах).

Миф 10-летия – "Новый Шелковый путь", он же "Пояс и путь", он же ПиП – потрясающе инновационная гибридная стратегия усиления влияния Китая во всем мире: 100+ стран радостно подписались под химерой, не имеющей ни четкого плана, ни обязательств со стороны инициаторов, ни каких-либо коллективных механизмов контроля или международного управления.

Антигерой 10-летия – Председатель Си – опять начал строить госкапитализм и общество тотального контроля.

Герой 10-летия: Председатель Си – окончательно провозгласил курс на создание "Экологической цивилизации" в одной отдельно взятой стране и решительно предпринял дюжину серьёзных шагов по охране природы.

Разочарование 10-летия – ЦК КПК – отказался от главного урока – отменил требование регулярной сменяемости партийно-государственного руководства.

Надежда 10-летия – "Восстание вымирания" (Extinction Rebellion) – дети, кажется, начинают думать по-новому, учитесь с ними дружить…

Наталья Непомнящих, филолог

Слово 10-летия Феминизм, феминистка. Благодаря феминисткам в обществе стали актуальными вопросы о домашнем насилии (проект закона в Думе), случился так еще и не утихший спор о феминитивах, вошли в обиход слова "харассмент", "абьюз", возникла сетевая акция metoo, были и вспышки помельче вроде нескольких скандалов с рекламой, рассматриваемой через феминистический фильтр как недопустимый теперь дискурс по отношению к женщине.

Событие 10-летия для России – украинский Майдан. Дело в том, что именно с украинского Майдана начался отсчет новой реальности для обеих стран. Да, были уже Чечня, Грузия, но они – далекие в сознании обычного человека от его жизни. Украина всегда воспринималась как "ближняя". Принципиальное расхождение в политическом сценарии и начавшийся вооруженный конфликт стали трещиной, разросшейся и разрастающейся между Россией и миром. Плюс острый раскол внутри российского общества. Внутренняя политика после Майдана резко и круто пошла на завинчивание гаек.

Герой 10-летия – Сергей Сотников из Ижмы, который по собственной инициативе чистил закрытую взлетно-посадочную полосу 12 лет и на которую так удачно сел в сентябре 2010-го аварийный Ту-154.

Герой и антигерой одновременно – Алексей Навальный.

Миф 10-летия – стабильность российской экономики.

Константин Голодяев, историк

Слово 10-летия "лишь бы не было войны". Можно было бы бесконечно перечислять, что пережила Россия в последнее десятилетие. Но я уловил в настроении наших граждан и граждан соседних братских республик, где успел побывать, следующую мысль: "всё переживём, лишь бы войны не было". И это возрождение слов из далеких 70–80-х, кажется мне очень важным и пугающим аспектом нашей сегодняшней и завтрашней жизни. Особенно беспокоит милитаризация детей в детсадах, школах, вырывавшееся наружу, и становящееся модным движение АУЕшников. Да, патриотизм воспитывать необходимо, но он заключается не в парадах, не в переодевании детей, не в бряцании оружием, не в установке всюду памятников военной технике, не в "правильных понятиях", а просто в прививании уважения и любви к своему отечеству.

Николай Федяев, художник (Новая Зеландия)

Слово десятилетия –​ вата

Прошедшее десятилетие –​ это эра social media. Теперь я не представляю жизнь без Facebook, Instagram, Youtube.

Самым мощное потрясение –​ агрессия России в Украине –​ Крым, Донбасс, сбитый "Боинг". Как следствие –​ разрыв отношений с несколькими приятелями, чистка в фейсбуке, потеря интереса к России.

Раджана Дугарова, историк

Слово десятилетия – #Meetoo. Феминизм становится все более влиятельной силой, меняющей облик современности, корректирующей политический и культурный дискурсы. Женщины больше не удовольствуются ролью "девицы в беде", они возглавляют правительства стран, становятся главными героинями героических саг. Эти изменения, позитивные большей частью, тем не менее несут в себе толику беспокойства. Главное – не упустить момент, когда гонимые превращаются в гонителей. Я помню советскую цензуру, не хотелось бы, чтобы феминизм выродился в такой подавляющий всякую свободу самовыражения идеологический каток.

Событие десятилетия – аннексия Крыма в 2014 и последующая война на Донбассе. Отношение к Крымнашу разделило Россию на два неравных лагеря. Пока больше тех, кто за, твердящих о восстановлении исторической справедливости, совсем как немцы в конце 1930-х о возвращении Судет. Простите за банальность, но история учит, что опьянение имперским величием ни одной нации впрок не идет. Как пела звезда русского шансона в песне "Русская водка": "Весело веселье, тяжело похмелье".

Страх десятилетия. Не совсем страх, скорее опасение, вызывает у меня грядущее поколение детей, воспитанных гаджетами. Они не играют во дворах, их везде сопровождают родители и воспитатели, вместо того, чтобы шляться с друзьями на улице, они играют в компьютерные игры с такими же виртуальными персонажами. Каким будет мир, когда они придут нам на смену?

Герой десятилетияАлдар Цыденжапов, матрос Тихоокеанского флота, ценой своей жизни спасший от гибели корабль и 348 членов экипажа. Министерство обороны России посчитало, что Алдар Цыденжапов недостоин звания Героя России, представив его посмертно лишь к ордену Мужества. Однако после того, как петицию за присвоение ему звания Героя России поддержали тысячи человек, правительство подписало искомый указ. Так и просится на язык "вынуждено было подписать". К сожалению, значение звания Героя России несколько девальвировано именами братьев Ямадаевых и отца и сына Кадыровых.

Антигерои – с этим просто: Путин и Трамп.

Надежда и разочарование десятилетия – протесты в Москве с декабря 2011 до конца 2012 года. Революция не состоялась.

Игорь Куртуков, программист (США)

Герои десятилетия. Номинируются: пилот Тамми Шульц – за железные нервы, которые позволили ей успешно посадить Boeing-737 после взрыва двигателя.

Профессор психологии Джордан Питерсон – за плавание против течения и за то, что он не побоялся выступить против политкорректности.

Илон Маск – за создание нескольких новых течений.​

Космос может быть стильным, а не вотчиной старых пердунов, как в прошлом веке

Событие –​ запуск "Тесла Родстер" к Марсу. Слияние космической индустрии и современного акционизма. Космос может быть стильным, а не вотчиной старых пердунов, как в прошлом веке.

Открытия – нейросети, которые из игрушки стали могучей, но непонятной силой.

Страхи – буржуазный страх грядущей великой рецессии. Боялся начиная с 2016-го, но пока не случилось. Буду продолжать бояться в следующем десятилетии.

Надежды – надеялся что к концу десятилетия уже будет самоуправляемый автомобиль. Я когда по горам хожу, приходится возвращаться на ту же парковку, с которой начал. Хочется, чтобы можно было бы перевалить через гору, выйти к другой парковке, а автомобиль бы сам туда подъехал тем временем. Надежда не сбылась.

Сокращенный вариант статьи, оригинал опубликован на сайте Сибирь.Реалии.

Смотреть комментарии (1)

"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).

XS
SM
MD
LG