Ссылки для упрощенного доступа

6 июля 2020, Бишкекское время 12:53

Как в одном из узгенских сел удалось изменить отношение к женщинам


Кадича Жороева со своей семьей.

В рамках специального проекта ООН активисты из регионов прошли двухлетние тренинги по защите прав женщин, недопущению случаев семейного насилия, ранних браков и похищения невест. Результаты налицо - мужчины начинают осознавать тяжесть нагрузки на женщин в быту, а женщины исправляют свое отношение к келинкам и воспитанию дочерей, меняя их мышление и жизненные ценности. В крупном ошском селе Мырзаке даже говорят, что им почти удалось искоренить домашнее насилие.

66-летняя Кадича Жороева уже два года реализует проекты по защите прав женщин в своем родном селе Мырзаке в Ошской области:

Кадича Жороева.
Кадича Жороева.

- Невестка - моя дочка, она - мать моих трех внуков. Ее здоровье важно не только для нее самой, но и для детей, и мужа. Поэтому я решила начать все с себя. Я изменила свое отношение к невестке и начала приучать к этому других. Опыт, приобретенный на тренингах, я начала применять сначала в своей семье. Я осознала, какую нагрузку на себе несет моя келин, поэтому распределила домашние обязанности на всех членов семьи: один ходит за водой, другой подметает двор, третий печет хлеб в тандыре. В общем, облегчили ей нагрузку.

Поначалу изменения в семье Кадичы Жороевой многие воспринимали с недоумением. Строгие требования и большая бытовая нагрузка на невесток в кыргызстанском обществе - в порядке вещей. Поэтому неудивительно, что Жороеву, бывало, даже критиковали за столь лояльное отношение к невесткам:

- У меня две келин и четыре дочки. Когда я стала менять свое отношение к невестками и призывать к этому других, на меня начали обижаться мои же дочери. Они говорили: «Мам, зачем вы так? Келинка сама все должна делать, нас потом не будут так жалеть». Но я хотела, чтобы мое отношение к келин стало уроком для других. С младшей невесткой мы уже пять лет живем вместе. Своих трех детей она родила посредством операций, поэтому я не позволяю ей делать тяжелую работу, носить воду, убираться во дворе.

По статистике, в сельской местности женщины делают в четыре раза больше неоплачиваемой домашней работы, чем в городе. Также на селе подростковых браков больше в 2,5 раза, похищений - тоже в 2 раза. Мырзаке - крупное село с населением в 20 тысяч человек, где была распространена проблема домашнего насилия, ранних браков и похищений невест.

Кадича Жороева начала заниматься вопросами прав женщин вместе с группой из 13 человек, которые в своей деятельности используют методологию системы обучения гендерным действиям GALS. По ее словам, первые собрания активистов проходили в сельской библиотеке:

Сельские активисты.
Сельские активисты.

- Начали с разъяснительных работ в трех селах, входящих в наш айыл окмоту. Ходили по школам и рассказывали о последствиях насилия, о том, что ала-качуу - это преступление, за которое предусмотрено наказание, а ранние браки незаконны и очень вредны для женщин. Мы объясняли, что роды в подростковом возрасте очень сильно влияют на здоровье девушек, а отсутствие образования приводит к бедности. Методы подачи информации были самыми разными: в виде рассказов, лекций и даже рисунков.

В группе были люди разных возрастов, семеро мужчин и шесть женщин. На этих тренингах я сама осознала, как нарушаются права женщин. В рамках проекта мы обучили десять женщин, которые, в свою очередь, учили других. Так, в группе в «Вотсапе» нас стало больше 200 человек. Все они начали приучать своих соседей и родных заботе о женщинах.

Нас начали узнавать и стали советоваться перед свадьбами своих детей, потому что перед тоями мы сразу списывались в группе и уточняли, сколько лет жениху и невесте. Несколько раз нам удалось предотвратить ранние браки. В одном случае родители парня сами обратились к нам за помощью».

GALS – система изучения гендерных действий, которая применяется как гендерно-чувствительный подход к улучшению условий жизни с участием представителей разных групп, как мужчин, так и женщин. В 2016 году при поддержке Евросоюза ее начала использовать структура ООН по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин (ООН-женщины). С 2018 года по этой системе началось двухгодичное обучение активистов из Ошской, Баткенской, Иссык-Кульской и Таласской областей. Из каждого региона было отобрано более десятка участников. Цель проекта состояла в профилактике домашнего насилия и сокращении разрыва между разными поколениями.

Представительница «ООН-женщины» Гульмира Расулова:

Гульмира Расулова.
Гульмира Расулова.

- Это метод, направленный на изменение взаимоотношений между членами семьи и людьми в целом. Его цель заключаются в построении счастливых семей, без насилия. Мы пытаемся донести, что у каждого человека есть свои мечты, что нужно относиться друг к другу с уважением. Учим быть лидерами в своей жизни. Так у людей растет уверенность в себе и меняется отношение к другим.

По словам Расуловой, тренинги определенно дают свои плоды - у участников меняется мышление, главное, они учатся бережнее относиться к женщинам:

- На одном из занятий мужчина посетовал, что, оказывается, совсем не жалеет свою жену, что мог хотя бы купить ей стиральную машину. В группах собрались люди разных возрастов, они учатся коммуницировать между собой. Женщины признавались, что очень неправильно относились к своим невесткам. Они осознали, что при решении проблем нужно начинать с себя. Мужчины говорят, что перестали стыдиться того, что могут подоить корову или приготовить ужин. Интересно, что были и женщины, которые осознали, что им нужно помогать мужьям. Все это создает взаимопонимание в семье, что в свою очередь предотвращает насилие.

62-летний Садырбек Жумалиев - глава села Мырзаке и один из участников проекта GALS. Мужчина признает, что смог осознать всю тяжесть нагрузки на женщин только почти через сорок лет брака:

Садырбек Жумалиев.
Садырбек Жумалиев.

- В этом году нам 38 лет. У нас 7 детей и 17 внуков. Два внука живут с нами. Забот по дому полно. После тренингов я начал помогать жене по хозяйству. Раньше она сама носила дрова, разжигала огонь, готовила еду. Признаться, я не осознавал ее нагрузку и не замечал все эти годы. Я научился уважать и понимать ее. Когда она готовит, я смотрю за внуками, вожу их в садик. Хочу купить ей машину как можно быстрее.

В сельской местности равноправные браки или даже помощь женщине в домашнем хозяйстве воспринимают с недоумением, сетует Жумалиев. Но если к тренингам привлекать больше мужчин, можно решить проблему домашнего насилия, считает он:

- Считаю, что мужчина и женщина должны поровну делить домашние обязанности, чтобы не было никакого непонимания. Так у мужчин появится чувство ответственности, они начнут понимать женщин. Как-то знакомые увидели меня в фартуке за приготовлением ужина и были сильно удивлены. Некоторые не понимают. Но я считаю нужным поддерживать жену и помогать ей. Сейчас в нашем селе отношение к женщинам изменилось, былого домашнего насилия сейчас почти нет. Разумеется, бывают единичные случаи, некоторые до сих пор не понимают, но в таких случаях мы стараемся сразу решать проблему. Меня радует, что ситуация с соблюдением прав женщин у нас улучшается.

YrU

Оригинал материала опубликован на кыргызском языке.

XS
SM
MD
LG