Ссылки для упрощенного доступа

3 июня 2020, Бишкекское время 16:10

«Были бы открыты границы, уехала бы сразу…». Как кыргызстанка в РФ лечится от COVID-19


Сайрагул Сатыбалдиева

Сайрагуль Сатыбалдиева работает в Москве. В беседе с нами она рассказала, как заболела и начала подозревать у себя коронавирус, про отношение врачей и о тоске по родине.

Сайрагуль 25 лет работала педагогом, награждена званием «Отличник образования КР», была заместителем директора школы. Но 10 лет назад оставила свою работу в школе и приехала на заработки в Россию. В Москве, куда вместе с ней приехали муж и дети, она сняла квартиру и устроилась работать в кондитерский цех.

Сатыбалдиева: В первые дни я не придала значения своей болезни. Были ощущения, как при обычной простуде. Но температура не падала и мое состояние стало ухудшаться. Начала принимать лекарства, которые раньше использовала. Они помогли немного. Попросила сына вызвать скорую.

Звонили несколько раз - не брали трубку. Когда дозвонились до них, начали расспрашивать: «Температура выше 38 градусов, в каком состоянии больная?». Мы начали звонить в скорую с семи часов вечера и только в одиннадцать часов ночи приехала машина. Они забрали меня и привезли в больницу рядом с метро «Жулебино». Там мне сделали рентгеновский снимок легких. Результаты мне не сообщили. На мои расспросы ответили, что все хорошо, только пневмония средней тяжести. Дали лекарства и отпустили лечиться дома. На мои слова, что уже час ночи и как я доберусь домой, ответили: «Вызывайте такси». Сын заказал для меня машину и я уехала.

«Азаттык»: Врачи не испугались, что от вас могут заразиться другие?

Сатыбалдиева: Нет, не испугались. Я им сказала, что нахожусь на карантине. Когда скорая меня забирала в больницу, я поинтересовалась у врачей: «Вы заберете меня и оставите там?». Они сказали, что обратно довезут. Говорили, что меня врачи будут посещать и осматривать на дому. С 7 мая, как меня зарегистрировали, врач приходил только один раз. Послушал легкие, расспросил о моем самочувствии, сделал пометку у себя в бумагах и ушел. Никаких рекомендаций не давал. Принимаю лекарства, которые мне выдали. Одно из лекарств, «Азитромицин», вызвало у меня побочную реакцию. Не знаю с кем посоветоваться.

«Азаттык»: Когда вас привезли в больницу, там много было больных? Может врачи не успевали?

Сатыбалдиева: Нет, людей там было мало. Сидели два человека. Попозже подошел еще один. Нас стало четверо. Кыргызов не видела. У меня российское гражданство, поэтому меня осматривали вместе с русскими.

«Азаттык»: Остальные члены вашей семьи граждане Кыргызстана. Их врачи осматривали?

Сатыбалдиева: Про них даже не спросили. Если они ко мне так отнеслись, то про граждан другой страны они и думать не будут

«Азаттык»: Каково состояние здоровья вашего мужа, детей, соседей?

Сатыбалдиева: Самочувствие хорошее. Муж ходит на работу. Рядом со мной находится сын – Салмоорбек.

Салмоорбек: С нами живет девушка из нашего села, которая очень сильно заболела. Она получала уколы в частной больнице, где работают врачи из Кыргызстана. Сейчас чувствует себя хорошо. Я позвонил в эту больницу, где мне ответили: «Мы не сможем принять вашу маму. Она не подходит нам по возрасту». Оказывается, они принимают на лечение людей до 52 летнего возраста.

Сатыбалдиева: Я им предлагала любые деньги, лишь бы они вылечили меня, как ту девушку. Но они отказались.

«Азаттык»: Вы же не знаете какое лекарство ей кололи?

Сатыбалдиева: Нет, не знаю. Но этой девушке стало лучше, хотя ее состояние здоровья было хуже, чем у меня.

«Азаттык»: С вами живет муж. Какими санитарно-гигиеническими правилами он пользуется?

Сатыбалдиева: Он очень серьезно ко всему относится. По утрам пьёт воду с чесноком, выполняет специальные упражнения.

Сайрагул получает звание "Отличник образования".
Сайрагул получает звание "Отличник образования".

«Азаттык»: Возможно, у него крепкое здоровье. В то же время он может быть носителем вируса. Какие меры он предпринимает, чтобы не заразить других?

Сатыбалдиева: Он всегда носит маску и надевает перчатки. Сам строго соблюдает гигиену и с нас требует. В начале он говорил мне, чтобы я носила маску. Я сама не верила всему происходящему и говорила, что это обычная простуда, никакого коронавируса нет. Поверила, когда сама заболела.

Мои двое сыновей в Кыргызстане, работают в силовых структурах - в дорожных патрулях. На мои слова: «Не надо в жару носить свои маски, снимите», они отвечали, что маска защищает от вируса и просили меня носить не снимая. После всего, что произошло, я им говорю, чтобы они носили двойные маски.

«Азаттык»: Может быть вашему мужу не ходить на работу и посидеть дома?

Сатыбалдиева: Тогда мы останемся без денег. На заработок мужа и сына покупаем продукты, оплачиваем аренду квартиры ежемесячно по 45 тысяч рублей.

В последнее время, после болезни, начала понимать, что здоровье важнее всего. С 2000 года, с момента как приехала в Москву, ни разу не болела. В Кыргызстане работала в школе учителем, заместителем директора. Зарплата в школе была маленькая, поэтому была вынуждена приехать сюда на заработки.

«Азаттык»: В такие трудные моменты своей жизни, что вы чувствовали? В какой помощи вы нуждаетесь?

Сатыбалдиева: Никогда не просила помощи. Наоборот, сами помогали родственникам. Только попав в такую сложную ситуацию поняла, что мы нуждаемся в помощи. Раньше я размышляла о внешнем долге Кыргызстана, думала может мигрантам скинуться и собрать деньги, чтобы расплатиться с Китаем. Другие девушки тоже говорили: «Может зарплату внести». Вот теперь нам самим нужна поддержка и помощь.

Я так соскучилась по Кыргызстану. Были были открыты границы, уехала бы сразу…

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

Смотреть комментарии (8)

XS
SM
MD
LG