Ссылки для упрощенного доступа

8 июля 2020, Бишкекское время 09:51

«Это чистый оговор». Комментарий юриста по поводу сведений, озвученных следователем ГКНБ


Чолпон Джакупова.

На заседании депутатской комиссии по расследованию сведений, озвученных ныне покойным предпринимателем Айеркеном Саймаити, начальник следственного управления ГКНБ, ссылаясь на показания свидетелей, заявил, что Саймаити заплатил журналисту «Азаттыка», чтобы тот провел расследование и помог ему вернуть долг от китайского бизнесмена Хабибуллы Абдукадыра. Кроме показаний двух свидетелей у следствия фактов нет, как признался сам начальник СУ ГКНБ Сагынбек Самидин уулу.

Насколько законно озвучивать показания свидетелей на открытом заседании комиссии, не имея на руках решения суда? А как же тайна следствия? Какую юридическую силу имеют показания свидетелей, не подкрепленные доказательной базой? Эти и другие вопросы «Азаттык» задал юристу, директору Правовой клиники «Адилет» Чолпон Джакуповой.

Джакупова: Это неправильно не только с точки зрения того, что это тайна следствия. Почему всегда требуется, чтобы вина была доказана судом? Потому что человек может заниматься самооговором. Недостаточно одного только признания в совершении преступления, должно быть множество факторов. Это называется доказательная база. Все это собирается. Здесь же получается, например, я пришла и сказала, что заплатила полмиллиона сомов журналисту. Но это же не означает, что такое было. Это – бред. Так можно оговорить любого. Это недопустимо. Тем более, это недопустимо со стороны следователей.

Они это сказали – что было возбуждено уголовное дело по этому факту? Вообще, не понятно.

«Азаттык»: Уголовного дела по этому факту нет.

Джакупова: Тем более. Это просто маразм. Конечно, это неправильно с точки зрения права. Они не могут этого делать. Следователи - тем более. У следователя ГКНБ все под тайной следствия. Например, возьмем Каличу Умуралиеву. Они же взяли с нее подписку о неразглашении. И так они берут со всех подряд. А здесь даже уголовного дела нет. Это чистый оговор! И следователь не может не знать этого. Но проблема заключается в том, кого туда набирают.

«Азаттык»: Дело в непрофессионализме?

Джакупова: Я не знаю. Это может быть заказом, всем, что угодно. Но вы же спрашиваете меня с точки зрения права. С точки зрения права, это абсолютно неправомерно. Следователь не мог этого делать. Он просто не имел права этого делать.

«Азаттык»: Какие могут быть последствия для следователя?

Джакупова: Вы видели, чтобы в нашей стране в последнее время кто-то понес ответственность? Люди совершают все, что угодно. Это зависит от того, насколько само население заинтересовано. Если вы заинтересованы, вы можете обратиться в прокуратуру и далее и биться. У нас же проблема заключается в том, что все отмахиваются. А все потому, что у нас ситуация в правовой сфере настолько аховая и уровень недоверия настолько высокий, что люди просто разводят руками и вопрошают: «Где этой правды добиться?!». В прокуратуре, суде, высшей инстанции? Нет, и они разворачиваются и уходят.

Люди чувствуют в такой ситуации вседозволенность и делают все, что угодно. Вот и получается замкнутый круг. На самом деле, с точки зрения права, это грубейшее нарушение. У нас же руководство [государства], когда это получает резонанс, реагирует. А в некоторых случаях, наоборот, не реагирует, делает вид, что ничегоо не происходит. Вся проблема заключается в абсолютном отсутствии контроля со стороны как вышестоящих инстанций, так и суда, надзорного органа. Система настолько прогнила, а уровень недоверия настолько высок… Это благодатная почва для злоупотреблений.

  • 16x9 Image

    Болот Колбаев

    Выпускник кыргызско-турецкого университета "Манас". Работал в ведущих кыргызстанских информационных агентствах.

    E-mail: bolotbek.kolbaev@gmail.com

    Twitter: @bkolbaev

XS
SM
MD
LG