Ссылки для упрощенного доступа

27 сентября 2020, Бишкекское время 19:09

«Примять сомбреро». Британский опыт борьбы с пандемией


Апрель 2020 года. Пандемия ширится по Великобритании, а Борис Джонсон требует прекратить панику

Правительство Бориса Джонсона действовало слишком беспечно и слишком нерешительно

В начале августа количество заболевших COVID-19 в Великобритании превысило 300 тысяч человек, а число умерших составило более 46 тысяч. Только за неделю до этого премьер-министр Борис Джонсон, наконец, признал, что его правительство "не понимало коронавирус" в первые месяцы пандемии. "Одна важная вещь, которую мы не видели вначале, – сказал Джонсон в интервью Би-би-си, – это насколько широко он распространялся бессимптомно от человека к человеку”.

Если не принимать во внимание так называемую Бельгийскую аномалию, систему подсчета, включающую в себя не только подтверждённые, но и предполагаемые случаи смертности от заболевания, то такое "непонимание" вывело Великобританию в абсолютные лидеры по числу летальных исходов от COVID-19 на душу населения в мире. За неделю до интервью Би-би-си Джонсон пообещал провести "независимое расследование" как только появится подходящий момент, чтобы извлечь уроки на будущее. Когда такой момент настанет и кем будет проводиться расследование, глава правительства не уточнил.

Неопределенность не устроила семьи жертв, погибших от коронавируса. "Мы хотим знать, что расследование будет публичным, с участием родственников, которые получат право ознакомиться со всеми доказательствами и свидетелями”, – говорится в заявлении Bereaved Families for Justice. Но независимое расследование – дело дорогое, требующее значительных затрат времени и бюджетных средств, а сейчас у правительства есть дела поважнее.

Академия медицинских наук несколько дней назад представила кабинету министров отчёт, в котором предполагается, что вторая волна коронавируса унесет ещё 120 тысяч жизней. В ответ правительство ввело обязательное ношение масок в общественных местах и ограничило рекламу продуктов, вызывающих ожирение, которое является фактором риска при заболевании COVID-19. Лидер Лейбористской партии Кир Стармер усомнился в том, что премьер вообще ознакомился с докладом медиков. "Основная рекомендация отчёта в том, чтобы серьезно расширить тестирование и отслеживание распространения вируса, если мы хотим справиться с наплывом этой зимой, – сказал сэр Кир. – На настоящий момент наши системы отслеживания не работают, как предполагалось". Премьер-министр ответил, что он "в курсе отчёта", и обвинил лидера оппозиции в том, что тот подрывает доверие людей к правительству, в то время как "наши системы тестирования и отслеживания и так хороши, и даже лучше, чем где-либо в мире".

Правительство не спешило действовать, не ставило коронавирус в приоритет и не оказывало ему должного внимания, что было серьезной ошибкой

Но, согласно данным Reuters Institute for the Study of Journalism, доверие британцев к правительству уже подорвано и оппозиция тут ни при чём. Недавний опрос портала YouGov показал, что в мае этого года правительству доверяли менее половины британцев – 48%, в то время как в апреле этот показатель составлял 67%. Директор Института Reuters по изучению журналистики Расмус Нильсен в комментарии газете The Guardian заметил: "За 10 лет исследований в этой области я еще не видел, чтобы доверие к британскому правительству за шесть недель снизилось в такой же степени, как сейчас". Британский премьер заявлял ранее, что все решения принимались "в нужное время", основываясь на рекомендациях учёных. Но сейчас он, похоже, допускает возможность ошибки. "Может быть, были вещи, которые нужно было сделать по-другому, и конечно, у нас будет время понять, что мы могли сделать иначе”, – сказал Джонсон.

Великобритания объявила карантин 23 марта – примерно через два месяца после первого официально подтверждённого случая заражения в стране, что, по мнению критиков правительства, было слишком поздно. Эпидемиологи и сведущие лица в системе охраны здоровья отмечают, что стратегия Великобритании была запутанной, это привело к двусмысленным рекомендациям по поводу профилактики, отставанию от соседних стран в плане мер социальной дистанции и других карантинных мероприятий. Вероятно, поэтому вирус распространился так быстро. Больше всего политикам досталось за недостаточное обеспечение медиков персональными средствами защиты и тестами. Эксперты говорят, что этих проблем можно было бы избежать, если бы кабинет министров следовал рекомендациям ВОЗ.

"Правительство не спешило действовать, не ставило коронавирус в приоритет и не оказывало ему должного внимания, что было серьезной ошибкой", – считает профессор Джон Эштон, бывший региональный директор национального здравоохранения Англии. Эштон уверен, что главная ошибка была сделана в то время, когда в Великобритании зарегистрировали первый случай заболевания в Великобритании – 31 января. Премьер-министр тогда решил не присутствовать на заседании COBRA (чрезвычайный правительственный комитет, который собирается в экстренных случаях), а поручил это министру здравоохранения Мэту Хэнкоку. "Джонсон не председательствовал на заседании, поэтому правительство проглядело возможность осознать, что им нужно быть готовыми к массовому тестированию и запастись средствами защиты, кислородом и другим оборудованием", – уверен Эштон. Вместо этого премьер-министр посещал больных коронавирусом и здоровался с ними за руку. В течение следующих недель Борис Джонсон, а также некоторые члены его кабинета слегли с COVID-19.

Лондонский зоопарк открылся после связанных с пандемией коронавируса ограничений 15 июня
Лондонский зоопарк открылся после связанных с пандемией коронавируса ограничений 15 июня

В середине марта правительство совершило еще несколько противоречивых действий. 12 числа, через день после того, как ВОЗ объявила COVID-19 пандемией, Великобритания заявила, что больше не будет отслеживать и тестировать контакты тех, кто может оказаться носителем вируса, то есть признала, что массовая вспышка заболевания в стране неизбежна. Затем последовал следующий этап плана: "отсрочка", с намерением "сгладить кривую" заболеваемости. "Нам нужно примять это сомбреро", – сказал Джонсон журналистам и чиновникам на брифинге в своей резиденции на Даунинг-стрит, 10. Решение прекратить тестирование населения шло вразрез с рекомендацией ВОЗ о том, что грамотная стратегия борьбы с вирусом – это тестирование и сдерживание. Германия (данные на вторую неделю марта) проверяла по 20 тысяч человек в день, а Британия – едва по 2 тысячи. Магазины и общественные предприятия и не думали устанавливать нормы социальной дистанции. В то же время главный медицинский советник Джонсона Крис Уитти обмолвился на очередной пресс-конференции о том, что долгосрочная стратегия правительства – выработать коллективный иммунитет к болезни, то есть позволить большому количеству здоровых людей переболеть, чтобы защитить от этого наиболее уязвимых граждан.

Это не было официальной политикой, но, по мнению эпидемиологов, в отсутствие чётких ориентиров такой комментарий вызвал замешательство. "Я думаю, это было ошибкой, – говорит профессор Лиам Смиит из Лондонской школы гигиены и тропической медицины. – Пусть мимолетно, но заявления членов правительства звучали так, как будто они решили, что будут контролировать эпидемию с помощью группового иммунитета, хотя я не думаю, что именно это имелось в виду”. Тон сообщений сменился 16 марта, когда стали известны результаты исследования Imperial College London, основанного на математических моделях. Выводы показали, что болезнь может унести значительно больше жизней, чем предполагалось. Если правительство продолжит свой курс, то умрут 250 тысяч, а если не будет делать ничего, то смертность достигнет 510 тысяч человек, утверждали учёные.

Как консерватор, Джонсон отдает приоритет верховенству личных свобод над общественной безопасностью, но этот выбор обернулся против него

Вечером того же дня Джонсон сдался. "Люди должны работать из дома, если возможно, – сказал премьер в обращении к нации, – а также избегать посещения публичных мест, таких как пабы и рестораны". Но рекомендации не имели обязательного характера и не требовали закрытия бизнесов. Поэтому в предпоследний уик-энд марта, когда в Италии, Франции и Испании уже был введен жесточайший карантин, любители пабов, бань и ночных клубов Британии пировали как ни в чем не бывало. 23 марта Джонсон в телеобращении в конце концов объявил карантин, запретив передвижения на общественном транспорте, кроме критически важных, и предписав всем бизнесам закрыться. Злые языки говорят, что он сделал это из-за давления президента Франции Эмманюэля Макрона, который пригрозил закрыть границу с Великобританией, если в Лондоне не примут карантинных мер.

Несмотря на эпидемию, власти Британии, в отличие от некоторых соседних стран, не спешили информировать людей о том, какие у СOVID-19 могут быть симптомы, кроме кашля и температуры. Тесты на коронавирус для всех жителей страны старше 5 лет стали доступны только 18 мая, а приложение для мобильных телефонов, которое должно помочь отслеживать распространение СOVID-19, несмотря на заявления премьера, по информации сайта британского правительства, до сих пор находится в разработке. В апреле один из старших советников правительства предупреждал, что Великобритания может оказаться в самом худшем положении среди европейских стран, а бывший британский представитель ВОЗ критиковал систему ошибочных решений, которые "привели нас к самым высоким показателям смертности в Европе".

Оба они оказались правы. Как консерватор, Джонсон отдает верховенству личных свобод приоритет над общественной безопасностью, но этот выбор обернулся против него. Ограничительные меры, введенные с неохотой, совпали с пиком эпидемии. Служба национального страхования (NHS) с трудом справлялась с нагрузкой. На помощь призвали армию, и 3 апреля был открыт гигантский полевой госпиталь в конференц-центре на востоке Лондона. В качестве одной из принятых мер по ограничению нагрузки на NHS каждому жителю Великобритании пришло СМС-оповещение с просьбой не приходить в больницы, если есть кашель и температура выше 38.

В середине апреля начали работать временные клиники, в которых врачи общей практики осуществляли прием пациентов с симптомами коронавируса и производили "триаж" – сортировку в зависимости от степени тяжести состояния больного, решая, отправить ли его в госпиталь или домой с рецептом. Эти центры не имели возможности тестировать на вирус или делать снимки грудной клетки, но разгрузили лечебные учреждения. Кроме того, больницы – как государственные, так и частные – отменили все плановые операции и процедуры и предоставили свои ресурсы на борьбу с коронавирусом.

Через несколько недель цель была достигнута: в пасхальный уик-энд в огромном госпитале на 2900 коек содержались всего 19 пациентов. Сам британский премьер не избежал заражения. 27 марта Джонсону поставили диагноз, и внимание британцев переключилось с тестирования и недостатка средств защиты на болезнь лидера страны. В какой-то момент появились опасения, что действующий премьер может умереть.

Доминик Рааб
Доминик Рааб

Заменяющий Джонсона министр иностранных дел Доминик Рааб мог действовать только с согласия кабинета министров, и ещё неизвестно, имел бы он полномочия принимать основные решения, например, о снятии карантинных мер, если бы Джонсон не выздоровел. Когда премьер-министр вернулся к работе, внимание британцев снова переключилось на структурные проблемы. Управление по бюджетной ответственности Великобритании (вневедомственный государственный орган, предоставляющий независимые экономические прогнозы) подсчитало, что к июню объём экономики сократился на треть, и без работы остались более 2 миллионов человек. Последний прогноз оказался ещё более мрачным – сокращение ВВП будет самым серьезным за 300 лет, а объем производства упадет на 10 процентов даже при самом оптимистичном сценарии.

30 июня Борис Джонсон представил новую экономическую программу, направленную на возрождение экономики. Выступая с речью в городе Дадли, он обещал для начала направить 5 миллиардов фунтов на развитие инфраструктуры и сравнил свой план с "новым курсом" Франклина Рузвельта, который, как принято считать, вытянул экономику США после Великой депрессии. Реакция на речь Бориса Джонсона оказалась сдержанной. Британские газеты не преминули отметить: экономическая ситуация двух стран с разрывом в девяносто лет не поддается сравнению, а 5 миллиардов фунтов – это 0,2% ВВП, то есть капля в море.

Лидер оппозиции Кир Стармер также обратил внимание на то, что обещания Джонсона выглядят слишком несущественными для того, чтобы перестроить экономику и сдержать неизбежный рост безработицы. И, скорее всего, последуют судебные иски от тех, кто не попал в государственные программы поддержки в связи с пандемией. Это примерно три миллиона человек, объединившихся под хештегом ExcludedUK. В марте власти Великобритании ввели схему компенсации зарплат сотрудникам и самозанятым гражданам, оставшимся без работы из-за пандемии коронавируса. В рамках программы компаниям и предпринимателям выплачиваются компенсации в размере до 80% от дохода, не более 2,5 тысячи фунтов стерлингов на сотрудника в месяц. Но сюда не попадают фрилансеры, владельцы малого бизнеса, едва сводящие концы с концами, и еще несколько категорий граждан, которые вынуждены нести бремя пандемии без какой-либо государственной поддержки. Помимо этого, в ближайшие несколько лет можно ожидать так называемых избыточных смертей, связанных с задержками в обнаружении и лечении рака во время эпидемии. По некоторым прогнозам, в течение следующего года речь может идти о 35 тысячах человек. ​

Демонстрация в поддержку движения Black Lives Matter в лондонском Гйад-парке в условиях коронасвируса. 20 июня
Демонстрация в поддержку движения Black Lives Matter в лондонском Гйад-парке в условиях коронасвируса. 20 июня

На конец июля – начало августа Великобритания открыта для бизнеса. Отели, пабы, рестораны в Англии, Шотландии и Северной Ирландии начали принимать посетителей в середине июля, а рестораны в Уэльсе открываются с 3 августа. Все общественные заведения обязаны следовать новым правилам безопасности и соблюдать дистанцию между посетителями как минимум в 1 метр. Премьер-министр пообещал увеличить объёмы тестирования и закупить больше средств индивидуальной защиты. "Я думаю, это правда, что мы должны разобраться в том, как мы справлялись (с кризисом) на ранних этапах… И у нас будет много возможностей сделать выводы из того, что произошло, – сказал Джонсон в недавнем интервью Би-би-си. – А сейчас люди прежде всего хотят сфокусироваться на том, как мы готовимся к следующей фазе".

Но оппозиция не дает премьеру спуска. Теневой министр здравоохранения Джонатан Эшфорт подытожил: “Борис Джонсон, наконец, признал, что правительство не справилось с пандемией. Они слишком поздно осознали угрозу вируса, слишком медлили с введением карантина и совсем не спешили серьезно отнестись к этому кризису". В свою очередь временный лидер Либерально-демократической партии сэр Эд Дейви настаивает: "незамедлительное" расследование действий правительства "абсолютно необходимо", а премьер-министр не демонстрирует "никакого раскаяния" в связи со своими "катастрофическими ошибками".

XS
SM
MD
LG