Ссылки для упрощенного доступа

22 сентября 2020, Бишкекское время 20:37

«Не советую ею прививаться». В России зарегистрировали вакцину от COVID


Контейнеры с российской вакциной от COVID-19

Владимир Путин заявил о регистрации в России первой в мире вакцины против COVID-19 ее уже испытала на себе одна из его дочерей. Препарат не прошёл полноценных испытаний, и отложить его регистрацию просила Минздрав ассоциация фармпроизводителей.

“Одна из моих дочерей сделала себе такую прививку. Я думаю, что в этом смысле она поучаствовала в эксперименте. После первого укола, после первой прививки, температура была у неё 38, на следующий день 37 с небольшим, и всё. После второго укола, второй прививки, тоже температура немного поднялась, но потом сошла на нет. Чувствует себя хорошо, и титры высокие”, – рассказал российский президент на совещании с членами правительства 11 августа.

Путин заявил, что российская вакцина “прошла все необходимые проверки”, а применяться должна “исключительно добровольно”. Будет ли выполняться это пожелание президента, покажет время, а вот насчет проверок он точно заблуждается.

Вакцина, разработанная российским Центром имени Гамалеи, пока не завершила даже объединенные первый и второй этапы клинических исследований (КИ, то есть исследований на добровольцах) из стандартных трех. На этой фазе препарат был введен двум группам, состоящим в общей сложности из 76 волонтеров. Первые два этапа КИ служат для изучения побочных эффектов вакцины и определения необходимой дозировки. Исследования эффективности тоже проходят – проверяется, есть ли у добровольцев иммунный ответ, какого типа и насколько сильный. Наблюдения над добровольцами продолжаются, никакие результаты исследования не опубликованы. О том, что препарат не вызвал в пациентах опасных побочных эффектов, известно только со слов его создателей и чиновников.

В любом случае, основное исследование вакцины обычно происходит только на третьем этапе – на тысячах, а не десятках добровольцев. Провести эту фазу испытания в России тоже планируют, но когда и как – неизвестно. Пока что не одобрен даже протокол третьего этапа КИ, он включает испытания на 2 тысячах волонтеров – с точки зрения международной практики и это очень немного.

Тем не менее, вакцина зарегистрирована и без КИ3 – в соответствии с принятым правительством особым порядком доступа на рынок для препаратов, предназначенных для профилактики COVID‑19. Замдиректора Центра имени Гамалеи Денис Логунов в интервью изданию "Медуза" охарактеризовал такую поспешную регистрацию как “срезание углов” и намекнул, что инициатива исходила не от разработчика препарата. Впрочем, Центр имени Гамалеи вряд ли расстроен решением Минздрава – ведь он вместе с зеленоградской компанией "Биннофарм" и будет производить препарат.

Илья Ясный, руководитель научной экспертизы Inbio Venture, относится к регистрации вакцины, не прошедшей всех стадий проверки, резко отрицательно. “Это противоречит всем нормам разработки вакцин и лекарств, и научным, и этическим, и каким угодно. Потому что вакцины такого типа еще не регистрировались на территориях со строгим регулированием. Вызывает очень большие опасения то, что вакцина зарегистрирована после исследования на нескольких десятках человек, которое, судя по всему, было не сравнительным, и результатов этого исследования нет. Между тем все ведущие разработчики вакцин на Западе по результатам первой фазы исследования опубликовали хотя бы пресс-релизы, многие уже опубликовали и статьи, где есть подобный разбор того, что получилось, и сейчас они начинают исследования третьей фазы, каждое из них – на 30 тысячах человек. Это не идет ни в какое сравнение с тем, что сделано в Институте Гамалеи”.

Такого же мнения придерживаются и члены Ассоциации организаций по клиническим исследованиям (АОКИ), в которую входят ведущие фармацевтические компании. АОКИ обратилась в Минздрав РФ в с просьбой отложить регистрацию российской вакцины от COVID-19. В ее обращении гонка за вакциной была названа “пережитком героической парадигмы”. Замглавы Росздравнадзора Валентина Косенка возразила на это, что “несколько сотен добровольцев были привиты этой вакциной, серьезных нежелательных реакций не было. Очевидно, что АОКИ, не зная никаких результатов (которые не были нигде опубликованы. – РС), делает выводы”.

Тестирование российской вакцины в филиале госпиталя имени Бурденко
Тестирование российской вакцины в филиале госпиталя имени Бурденко

Как рассказал изданию "Медуза" Денис Логунов, российский препарат фактически был создан всего за две недели – на основе предыдущих разработок Центра имени Гамалеи. Это векторная вакцина с использованием двух вариантов аденовируса человека (предполагается, что для успешной вакцинации понадобятся две инъекции). Это значит, что с помощью метода генной инженерии ген шиповидного S-белка, характерного для вируса SARS-CoV-2, встраивается в геном одного из типов аденовируса, относительно безопасного для человека. Аденовирус служит транспортным средством, которое доставляет антиген в человеческую клетку для “тренировки” иммунитета.

Векторные вакцины с использованием различных вирусов – стандартная практика в современной мировой фармацевтике. При разработке вакцины против COVID-19 похожим путем – с использованием в качестве вектора аденовирусов – пошел Оксфордский университет совместно с компанией Astrazeneca. Британская разработка уже прошла объединенные клинические испытания 1–2-й фазы – на порядок более масштабные, чем испытания российской вакцины, на 543 добровольцах (еще примерно столько же волонтеров вошли в контрольную группу). Их оптимистичные предварительные результаты были опубликованы в престижном медицинском журнале The Lancet. Оксфордская вакцина считается одной из наиболее перспективных: сейчас проходит финальная фаза испытаний на тысячах добровольцев, и хотя она не закончена, вакцина уже произведена в количестве 100 миллионов доз для Британии, заключены контракты на ее производство для европейского и американского рынка. Аденовирусную векторную вакцину против коронавирусной инфекции также разрабатывают в Китае и некоторых других странах.

Пока все отдельные категории населения не будут исследованы на безопасность, неэтично выпускать вакцину в широкий оборот

Тем не менее, объясняет Илья Ясный, аденовирусные вакцины нельзя назвать отработанной методикой в современной фармакологии. “Аденовирусная вакцина вообще в мире зарегистрирована всего лишь одна, от Эболы, ее сделала компания "Мерк", а зарегистрировали в прошлом году. И там использован другой [по сравнению с российской вакциной] аденовирус. И насколько именно этот аденовирус именно в сочетании с конструкциями, кодирующими белки нового коронавируса, будет безопасен, нужно исследовать в клинических исследованиях. То, что сейчас получена высокая безопасность на добровольцах, не говорит о том, насколько она будет безопасна для широкого населения. Потому что широкое население – это люди с сопутствующими заболеваниями, это и пожилые, и подростки могут быть, и так далее, и тому подобное. Пока все отдельные категории населения не будут исследованы на безопасность, неэтично выпускать вакцину в широкий оборот”, – считает Ясный.

Эксперт отмечает, что “оксфордская вакцина” использует другой вектор, по сравнению с российской, – один из аденовирусов шимпанзе, а не человека. Другими словами, успешные испытания британского препарата ничего не говорят о потенциальной эффективности и безопасности российской прививки.

Помимо отсутствия хотя бы каких-то опубликованных результатов исследования нового препарата , беспокойство специалистов вызывает то, что ранее ни одна из аденовирусных вакцин Центра имени Гамалеи не была признана эффективной на мировом уровне. Главный внештатный эпидемиолог Минздрава Николай Брико, мотивируя регистрацию вакцины, апеллировал именно к успешному опыту разработки аналогичных прививок Центром имени Гамалеи. В действительности ученые института создавали две векторные вакцины против гриппа, одну против вируса Эболы и еще одну против MERS. Клинические испытания обеих противогриппозных вакцин и вакцины против MERS до сих пор не завершены. Только вакцина против вируса Эболы была зарегистрирована – но исключительно в России. Результаты ее испытаний удалось опубликовать только в относительно скромном научном журнале Human Vaccines and Immunotherapeutics.

Илья Ясный говорит, что даже эта российская вакцина против вируса Эболы в мире не признается как эффективная. “Нет солидных данных, опубликованных в нормальных научных журналах, проведенных по нормальным, современным правилам клинических исследований, поэтому и нет оснований утверждать, что Центр имени Гамалеи разработал работающую вакцину от Эболы. Вакцину от MERS они разрабатывали на этой же платформе, но эта разработка еще не окончена. Может быть, в Институте имени Гамалеи есть какая-то хорошая фундаментальная наука, но что касается проведения клинических исследований по современным стандартам и доведения результата до конца, все не очень хорошо”, – считает Ясный.

С разработкой лекарств в стране творится беда, нет ни одного примера, когда российское лекарство было бы выведено на международные рынки

В качестве клинической базы для проведения исследований своих препаратов Центр имени Гамалеи нередко использует военный госпиталь имени Бурденко – в случае с вакциной от COVID-19 это был филиал госпиталя, больница войск РХБЗ и Сеченовский университет. Для независимого контроля обычно привлекаются сторонние компании. Разработчик в процессе исследований играет второстепенную роль. Такую конструкцию Илья Ясный считает одной из проблем: “В России в целом низкая культура клинических исследований, это иллюстрирует скандал с тем же Институтом имени Гамалеи, когда они ввели вакцину собственным сотрудникам еще до исследований на животных. С разработкой лекарств в стране творится беда, нет ни одного примера, когда российское лекарство было бы выведено на международные рынки. У нас очень сильно отстает регулирование, потому что Минздрав некомпетентен и коррумпирован”, – считает эксперт.

По словам Ясного, российский Минздрав в нарушение закона часто не публикует результаты экспертизы, на основании которой было зарегистрировано лекарственное средство, – в случае с вакциной от COVID-19 это может привести к тому, что данные о ее реальной эффективности и безопасности вообще никогда не станут публичными. При этом, напоминает Ясный, по общемировой статистике, лишь 10 процентов вакцин, которые входят в клинические испытания, в итоге доходят до регистрации. “Нет оснований считать, что российская вакцина от COVID-19 окажется особенно удачливой”.

Я бы ни в коем случае не рекомендовал такой вакциной прививаться

Пандемия COVID-19 далека от завершения, число новых случаев заражения в России, даже по имеющейся статистике, падает очень медленно и вполне может снова начать расти, как это уже происходит во многих странах. Грядущей осенью России может угрожать новая вспышка, сравнимая по масштабам с весенней. И все-таки даже в случае обострения эпидемии использовать не прошедший полноценных исследований препарат – неразумно, считает Илья Ясный. Введение препарата с даже незначительным риском тяжелых осложнений в итоге может привести к большему числу смертей, чем от самой коронавирусной инфекции. Для оценки соотношения пользы и вреда как раз и нужны клинические исследования на больших группах, а они проведены не были. “Я бы ни в коем случае не рекомендовал такой вакциной прививаться”, – подчеркивает Ясный.

Вместо того чтобы вкладываться в производство собственной сырой разработки, Россия могла бы потратить деньги на закупку вакцин, далеко опережающих ее по стадиям исследования – это и оксфордская вакцина, и препараты, созданные Johnson and Johnson, и некоторые другие. Но только дождавшись публикации их испытаний – ведь и эти препараты вполне могут оказаться неэффективными.

“У нас в Институте Гамалеи и в других местах есть много людей, которые уверены, что они впереди планеты всей, им западные инструкции и правила не указ, и они будут работать так же, как делали 50 лет назад их учителя. Это крайне порочная практика. Нужно признать, что Россия очень сильно отстала в области медицины от всего остального мира, и нужно хотя бы начать делать так, как делают, скажем, в Западной Европе. Многие молодые врачи это умеют делать, да и пожилые тоже, в принципе, кто занимается самообразованием. Но, к сожалению, главенствующая практика – это личный опыт и такое выпячивание своего Я. И, естественно, политическое давление – сделать вакцину первыми в мире”, – говорит Илья Ясный.

Во Всемирной организации здравоохранения заявили, что российская вакцина получит статус "предварительно квалифицированной" ВОЗ только после тщательного изучения данных о ее безопасности и эффективности.

XS
SM
MD
LG