Ссылки для упрощенного доступа

29 октября 2020, Бишкекское время 19:17

Идти вперед с Израилем. Значение и подоплека «сделки века» с ОАЭ


Кто выиграл и кто проиграл от мирного соглашения между Израилем и ОАЭ

Подписание при посредничестве США мирного соглашения о полной нормализации отношений между Израилем и ОАЭ может в ближайшем будущем очень сильно изменить систему отношений и баланс сил на всем Ближнем Востоке. Кто больше выиграл от нынешнего соглашения, уже названного очередной "сделкой века", и для кого в первую очередь это – крайне неприятное событие?

Объединенные Арабские Эмираты стали первой монархией Персидского залива, решившейся на такой шаг, и вообще третьей в мире арабской страной, официально устанавливающей дипломатические отношения с Израилем. В 1979 году было заключено знаменитое мирное соглашение с Египтом, в 1994-м – с Иорданией. Потом в 1999 году Израиль признала Мавритания, но через 10 лет из-за начавшейся войны в секторе Газа эти отношения были вновь разорваны.

Текст совместного заявления Израиля, ОАЭ и США опубликовал в твиттере еще 13 августа, раньше всех, президент США Дональд Трамп. В нем, в частности, говорится, что Израиль воздержится от провозглашения суверенитета над частью территорий Западного берега реки Иордан, которые палестинцы хотят видеть частью своего будущего государства. Как заявляют стороны, они надеются, что "исторический прорыв будет способствовать продвижению мира на Ближнем Востоке". Также в соглашении подчеркивается возможность свободных визитов всех мусульман в Иерусалим для поклонения святыням ислама: "Все мусульмане, пришедшие с миром, могут молиться в мечети Аль-Акса, а другие священные места в Иерусалиме должны быть открыты для мирных верующих всех вероисповеданий".

В администрации Трампа подчеркивают, что договор стал результатом длительных дискуссий между Израилем, ОАЭ и США и что диалог значительно продвинулся в последнее время. Телефонный разговор, в котором стороны подтвердили согласие на нормализацию, состоялся 13 августа при участии Дональда Трампа, израильского премьера Биньямина Нетаньяху и наследного принца Абу-Даби, фактического правителя этого государства шейха Мухаммада бен Заида.

Делегации Израиля и ОАЭ намерены провести встречу в предстоящие недели, чтобы подписать совместные документы, связанные с инвестициями, сферой безопасности, телекоммуникациями, а также туризмом и прямыми авиаперелетами между Абу-Даби и Тель-Авивом. Также стороны намерены ускорить сотрудничество, связанное с лечением и производством вакцины против нового коронавируса.

О масштабе и глобальном влиянии этого события в интервью Радио Свобода рассуждает политолог-арабист, старший эксперт Междисциплинарного центра в Герцлии Ксения Светлова, бывший депутат Парламента Израиля:

– Внешний мир очень часто узнает о таких исторических соглашениях внезапно – при том что всему этому всегда предшествует огромная дипломатическая и разведывательная работа. Как все это делалось?

– Начать следует, действительно, издалека. Если мы говорим о самых первых контактах, которые завязались между нашими двумя государствами, то стоит вернуться к началу 90-х годов, когда еще налаживался мирный процесс с палестинцами и когда в Израиле все время открывались новые представительства разных арабских государств. Было у нас и торгпредство Бахрейна, и Катара, и много чего еще. Поэтому и с ОАЭ в тот момент уже существовали достаточно секретные, но плотные связи, которые с годами потом развивались все время. Мы вместе обсуждали и проблему Ирана, и рост мусульманского радикализма, с которым ОАЭ отчаянно борется сегодня на всех фронтах, как мы знаем, и в Ливии, и в других странах. Шло время, и арабский регион в своем прежнем виде дряхлел, случились и "арабская весна", и падение многих режимов. Возникала новая картина Ближнего Востока: становилось ясно, что и Саудовская Аравия (у которой, правда, совсем особый статус "хранительницы святынь ислама", что определяет ее внешнюю политику), и ОАЭ, и Бахрейн, и Оман достаточно сильно заинтересованы в отношениях с Израилем.

Вид Дубая с башни "Бурдж аль-Халифа"
Вид Дубая с башни "Бурдж аль-Халифа"

Поэтому на протяжении последних нескольких лет нельзя было не заметить повышенную дипломатическую активность между Абу-Даби и Иерусалимом. Это были и визиты высокопоставленных израильских официальных лиц, министров и депутатов в Объединенные Арабские Эмираты, и разрешение на визит израильских спортсменов и их участие в международных турнирах, которые проходили в ОАЭ. Вдруг появилась информация о том, что в Абу-Даби и в Дубае открыты синагоги, оказывается! Особенно часто на протяжении прошлого, 2019 года на скорый мир с ОАЭ намекал премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Было достигнуто соглашение несколько месяцев назад об участии Израиля в ЭКСПО-2020. И если бы не пандемия COVID-19, то уже два месяца назад в Дубае было бы открыто первое израильское официальное представительство, еще до всех нынешних громких объявлений. Все это время готовилась почва, и ясно было, что сотрудничество постоянно увеличивается в объеме – в том числе и в оборонной сфере, ведь есть немало израильских оружейных и военных компаний, которые даже и не скрывают, что работают в ОАЭ.

Есть немало израильских оружейных и военных компаний, которые даже и не скрывают, что работают в ОАЭ

Конечно, пока стороны воспринимают данное соглашение по-разному. В Абу-Даби заявили, например, что свое посольство они пока у нас не откроют, до тех пор пока не будет подписания мирного договора между Израилем и Палестинской автономией. Но, несмотря на такие оговорки, на самом деле всем понятно, что отношения уже достаточно давно идут по нарастающей, развиваются. А Йоси Коэн, глава Моссада, стал просто очень частым гостем в арабских столицах в регионе Персидского залива. Понятно, что они пытаются каким-то образом сохранить лицо и продолжают утверждать, что палестинская тематика им по-прежнему очень важна, но в общем-то этот поезд, образно говоря, уже "покинул станцию отправления" и несется вперед. Я говорю про сближение Израиля не только с ОАЭ, а в целом с суннитскими умеренными монархиями в регионе.

– Но почему именно Объединенные Арабские Эмираты стали первыми, а не какая-либо другая арабская страна, которых много?

– Стран таких много. Но стран-лидеров, которые, во-первых, достаточно близки с Вашингтоном, во-вторых, уже заняли позицию некоего регионального арбитра, а в-третьих, готовых к серьезному межрелигиозному диалогу на протяжении последних нескольких лет – почти нет. В ОАЭ собирают и верховных раввинов, в том числе и из Израиля, и папа римский туда приезжал в прошлом году, и верховный муфтий старейшего каирского духовного университета "Аль-Азхар". На самом деле ОАЭ, несмотря на достаточно небольшое население и размер территории, смогли выдвинуться в самый центр межарабской политики – по мере того как ослабевали традиционные лидеры арабского мира. Я, конечно же, говорю про Египет в первую очередь, но и другие страны, Ирак и Сирия, были просто нейтрализованы из-за других причин – если мы говорим о традиционных "центрах силы" в арабском мире. Саудовская Аравия всегда была ограничена в своих возможностях из-за своего религиозного высокого статуса, с одной стороны, о котором я уже упоминала, и в связи с заигрыванием с ваххабитами – с другой.

А вот вам Объединенные Арабские Эмираты – очень богатая страна, которая сумела построить собственные отношения с Вашингтоном и отношения с Израилем и пытается себя превратить в альтернативного регионального лидера. Который, с одной стороны, и технологии продвигает и развивает, а с другой стороны, религиозную толерантность. И мы видим, как ведет себя ОАЭ в арабском мире, несмотря на то что жителей-то там всего 1 миллион. Эмиратская армия сейчас находится и в Ливии, и в Йемене, и строит военные базы в непризнанном пока Сомалиленде. Это небольшая страна, но с огромными амбициями. Поэтому именно они стали первыми.

ОАЭ небольшая страна, но с огромными амбициями. Поэтому именно они стали первыми

Другие государства в зоне Персидского залива пока, наверное, размышляют. Например, Бахрейн – это страна менее мощная, менее передовая, идущая в фарватере политики Саудовской Аравии. Как в Эр-Рияде решат, то так и будет. Оман – он испокон веков пытается превратить себя в "ближневосточную Швейцарию". Маскат равно поддерживает хорошие отношения и с Израилем, и с Ираном. Оманские правители также выступают посредниками в международных региональных делах, но предпочитают оставаться на втором плане, после эмиратского шейха Мухаммада бен Заида. А персонально у него – очень серьезные амбиции. И мне кажется, что как раз тут совпали интересы двух политиков, Нетаньяху и бен Заида, и их близость к Дональду Трампу и Джареду Кушнеру.

– Да, насколько велика роль США была сейчас в этой сделке?

– Роль США была огромна. Нельзя скидывать со счетов то, что если бы, может быть, не определенное давление из Вашингтона, то эта сделка бы не состоялась. Потому что я поддерживаю отношения с несколькими эмиратскими высокопоставленными лицами, и они все мне говорили, что высказывались за улучшение отношений с Израилем, но, с другой стороны, в принципе их и так прежнее положение дел устраивало. В общем-то, этот жест нужен Израилю гораздо больше, чем Абу-Даби. В ОАЭ, кстати, повторю, немножко по-другому все воспринимают. Там говорят пока не о мирном договоре, а о "дорожной карте нормализации отношений". Тем не менее, мне кажется, что есть у ОАЭ какие-то гарантии от Вашингтона, которые будут им служить верой и правдой даже в том случае, если администрация в Белом доме сменится в ноябре. Я считаю, что если были какие-то неприятные вопросы к Саудовской Аравии и к ОАЭ, например, в Конгрессе США о целесообразности сделок при продаже оружия этим странам и так далее, то благодаря этому нынешнему событию Абу-Даби будет впредь гораздо легче продолжать сохранять свои хорошие связи в Вашингтоне, нежели Эр-Рияду, например.

– Так можно ли предположить, что этот прорыв скоро повлечет за собой другие подобные соглашения?

В Израиле делали ставки на протяжении последнего года – какая страна Персидского залива станет первой, заключившей мирное соглашение с Израилем​

– Это вполне возможно. Потому что в Израиле делали ставки на протяжении последнего года – какая страна Персидского залива станет первой, заключившей мирное соглашение с Израилем​. И многие ставили на Бахрейн, потому что там официальные лица уже открыто говорили и писали в твиттере (как мы знаем, если ты хочешь что-то сейчас сказать миру, ты пишешь это в твиттере), например, бахрейнский министр иностранных дел в прошлом году, что нет никаких препятствий для того, чтобы заключить мир с Израилем. Об этом не раз говорил и бахрейнский монарх. И нынешняя "сделка века", первая ее часть, была представлена, как мы помним, на экономической конференции в Манаме. Все это неслучайно, разумеется. Вес у такого решения Бахрейна, если он его примет, будет гораздо меньше, чем у эмиратского, конечно. Но в целом можно сказать, что ОАЭ стали настоящими первопроходцами, потому что за последние 26 лет не было заключено никаких новых соглашений с арабскими странами. Исключением является Мавритания, был такой короткий эпизод потепления в 90-х, но он закончился и не был так значителен. И за все это время ни одна арабская страна так и не осмелилась пойти вперед. Марокко, которая поддерживает хорошие отношения с Израилем, другие страны – они этого не сделали. Так что путь проторен. Например, Оман – тоже хороший потенциальный израильский партнер. Я, правда, не знаю, насколько им выгодно сейчас, учитывая их достаточно близкие отношения с Тегераном, демонстрировать в открытую свою готовность к принятию, например, израильских туристов или начать с Израилем открытую торговлю. Они предпочитают все-таки оставаться пока в тени.

Фактический правитель ОАЭ, наследный принц Мухаммад ибн Заид Аль Нахайян
Фактический правитель ОАЭ, наследный принц Мухаммад ибн Заид Аль Нахайян

Важно подчеркнуть еще один аспект. Кроме того, что, ну, вот израильские туристы поедут в Дубай (о'кей, отлично) и теперь ОАЭ смогут вкладывать средства в израильский хайтек, делать инвестиции и так далее (тоже очень хорошо) – есть еще и другая сторона, которая касается пресловутого арабо-израильского конфликта. Теперь его можно снова точно называть лишь "палестино-израильским конфликтом". Но он никуда не исчезает только потому, что был подписан какой-то договор между эмиратскими и израильскими правителями.

– Как раз я хотел спросить – на региональные войны, конфликты и проблемы как все это может повлиять? И не только на палестинский вопрос, но и на войну в Сирии, на войну в Ливии, войну в Йемене и так далее?

– Начну с палестинской темы, потому что, конечно же, израильтянам она ближе всего – палестино-израильский конфликт непосредственно влияет на нашу жизнь, если, например, сейчас вновь активизируется ХАМАС на границе с сектором Газа. Во-первых, нынешнее событие может подтолкнуть к примирению палестинские фракции, которые начинают понимать, что "поезд нормализации с Израилем" продвигается вперед уже без них. Они могут цепляться, как все последние 60 лет, за эту старую формулу, мол, "ничего не будет до тех пор, пока не будет заключен договор между Израилем и палестинцами и не будут удовлетворены все требования палестинской стороны". Ясно, что арабские страны, начиная с Египта в 1978 году и далее, уже все чаще руководствуются своими собственными интересами. Но если раньше таких было всего две страны, Египет и Иордания, то теперь их уже три – и три какие! Это все лидеры арабского мира, на самом деле. Может быть, еще пара стран к ним присоединится, раньше или позже. Это может способствовать, например, какой-то консолидации, хоть даже и временной, между палестинскими фракциями ФАТХ и ХАМАС.

Но приведет ли это их к каким-то более конкретным результатам? Нет, я не думаю. Конфликт между ними как продолжал тлеть, так и будет тлеть до того момента, пока он в очередной раз не взорвется. Эмиратцы ведь, несмотря на то что они повторяли, что "нам очень важно, чтобы Израиль продолжал продвигаться на пути к мирным переговорам", заметьте, сами не предложили стать посредниками. Эта тема их вообще, в принципе, уже не интересует! Если этот вопрос разрешится как-то без них, то – отлично. А если не разрешится – ну, не так хорошо, но и ничего страшного, бизнесу это не мешает.

Сирия, Ливия, Йемен – официально Израиль не замешан ни в одном из этих конфликтов. В Сирии Израиль защищает свои собственные интересы и свою безопасность и продолжит это делать. Тут совпадают позиции Израиля и ОАЭ на 100 процентов. То же самое можно сказать о Ливии – и Израиль как бы там не имеет отношения никакого, слава богу, хотя бы к этому конфликту. Но то, что ОАЭ находятся по одну сторону конфликта, а Турция, которая поддерживает и ХАМАС, и другие террористические организации, по другую сторону – опять же это не может не лить воду на общую эмирато-израильскую мельницу.

Палестинцы в секторе Газа следят за новостями о соглашении Израиля и ОАЭ. 13 августа 2020 года
Палестинцы в секторе Газа следят за новостями о соглашении Израиля и ОАЭ. 13 августа 2020 года

Я думаю, помимо прочего, что нынешнее соглашение отвечает интересам израильского премьера Биньямина Нетаньяху, который в ближайшее время может повести страну на досрочные выборы (это вполне возможно, но этого может и не случиться). Это достижение, безусловно, ему идет в копилку, потому что это действительно потрясающая вещь! Даже учитывая все то, что мы знаем об эмиратско-израильских отношениях, все равно еще вчера никто и не надеялся, что прямо сейчас это вдруг возьмет и случится. И вдруг оно случилось! Поэтому это достижение будет использовано им. И будет использовано и Дональдом Трампом – американский президент сможет доказать, что не только лишь проваливался в одном, втором, третьем вопросе во внешней политике США, а вот сумел помирить (тех, кто, на самом деле, не находился в ссоре). Но, тем не менее, формально он сумел помирить Израиль и ОАЭ. А Трамп будет, в роли Джимми Картера, стоять в середине и пожимать руки бен Заиду и Нетаньяху. Это прекрасная картинка, это все очень медийно и здорово, рядом поставленные флаги всех трех государств. Поэтому вообще в целом я не думаю, что это "ближневосточная вещь", она важнее для остального мира.

Трамп будет, в роли Джимми Картера, стоять в середине и пожимать руки бен Заиду и Нетаньяху. Это прекрасная картинка, это все очень медийно и здорово

– Для кого-то это очень неприятная вещь. Турция, Катар и Иран обрушили словесные громы и молнии на ОАЭ за это решение. Их мнение, конечно, учитывают в мусульманском мире.

– Учитывая, что арабский мир практически раскололся на разные блоки, все сложнее. А Турция сейчас пытается вновь завоевать позиции в арабском мире. Мы знаем все, что Турция делает в Ливии. Она, конечно же, будучи не арабской страной, все время чувствует какую-то дискриминацию. Но пока не очень удавалось ей что-то выиграть. Поэтому сейчас это такая очередная попытка Эрдогана заявить о себе. Конечно, в арабском мире всё важное для мусульман происходит, на самом деле. Можно сколько угодно говорить о том, что самая большая мусульманская страна – это Индонезия. Но, на самом деле, Ближний Восток – это, конечно же, арабский восток, прежде всего. Но при том, что две очень мощные и сильные страны играют здесь на равных правах сейчас, это Иран и Турция, и они тоже пытаются определять ход событий. Их мнение и позиция широко известны.

Ничего нового в том, что они обрушились с гневными заявлениями на это соглашение, конечно, нет. Особенно, конечно, парадоксальна позиция Турции, которая сама-то не вышла из дипломатических соглашений с Израилем и продолжает с нами торговать, и объем взаимной торговли между Израилем и Турцией постоянно растет. Поэтому то, что Эрдоган сейчас обвиняет ОАЭ и говорит о том, что вот они "предали палестинские интересы", смешно. Ведь, раз он столь принципиален, за все время, что он находится у власти, а это уже 18 лет, Эрдоган вполне мог свернуть торговлю с Израилем, расторгнуть отношения и так далее. Но ничего подобного сделано не было. Сам он косвенно, но продолжает поддерживать исключительные хорошие отношения и пытается всячески договориться с Израилем, например, против Греции. А Иран – это отдельная тема. Но трудно назвать Иран лидером на Ближнем Востоке. Это, бесспорно, одна из региональных держав, с известной идеологией.

Арабский суннитский мир вообще сейчас находится в ужасающем, беспрецедентном состоянии

Арабский суннитский мир вообще сейчас находится в ужасающем, беспрецедентном состоянии. Одни страны страдают от тяжелейших санкций, другие переживают экономический спад, третьи находятся просто в процессе дезинтеграции. На данный момент никому абсолютно не до палестинцев, не до Израиля, не до этих кулуарных дел с ОАЭ. Соглашение, о котором мы говорим, это, бесспорно, тема дня сегодня. Но, я думаю, что она будет еще обсуждаться несколько дней, а потом все вернутся к своим собственным занятиям, к своим проблемам, к своим войнам. Регион расколот на несколько лагерей. Любое подобное событие, да, естественно, будет использоваться противниками против тех, кого они хотят атаковать.

Но нельзя сравнить сегодняшнюю сделку, например, с подписанием когда-то Египтом мирного договора с Израилем в 1979 году – вопреки давлению со всех сторон, с криками, что "нельзя уступать сионистам". Египет тогда подвергся санкциям, его выгнали из Лиги арабских государств. А сегодня другая арабская страна, ОАЭ, совершенно спокойно объявляет о том, что, да, без какого-либо прогресса в палестинском вопросе мы все равно намерены подписать соглашение с Израилем и начать процесс нормализации. Ну, и что? Я вижу в эмиратском, саудовском Интернете уже достаточно давно антипалестинские мотивы, что "они нас не должны останавливать". Буквально вот таких хештеги – "они не должны нас тормозить", и "Кто они вообще такие?! Они от нас все время требуют деньги, а сами только нам же ставят палки в колеса". Это всеми уже в странах Персидского залива обсуждаемый намек на то, что пора не зацикливаться на этой палестинской тематике, а продолжать идти вперед.

XS
SM
MD
LG