Ссылки для упрощенного доступа

26 сентября 2020, Бишкекское время 05:37

«Не думаю, что Кремлю безразлично, сидит Атамбаев или нет»


Президент России Владимир Путин и Алмазбек Атамбаев. 2015 год.

Руководитель отдела Средней Азии Института стран СНГ (Москва) Андрей Грозин в интервью «Азаттыку» прокомментировал заявление бывшего президента Алмазбека Атамбаева касательно освобождения Азиза Батукаева в 2013 году и отношения к его персоне в Кремле.

«Азаттык»: Бывший президент Алмазбек Атамбаев сделал заявление по делу о незаконном освобождении криминального авторитета Азиза Батукаева. Он дал понять, что дал разрешение на освобождение Батукаева для того, чтобы экстрадировать Жаныша Бакиева, брата бывшего президента Кыргызстана Курманбека Бакиева, скорее всего из Беларуси. Такие предположения звучали и до этого. Как вы думаете, насколько правдоподобно звучит заявление Атамбаева?

Андрей Грозин.
Андрей Грозин.

Грозин: Сложно судить просто по тому, что во-первых, вспомните, Алмазбек Шаршенович много раз говорил на многие темы, причем говорил так, что многих слушателей просто оторопь брала. На сто процентов всему, что говорит Алмазбек Шаршенович, тем более по его нынешнему, сегодняшнему положению, я не доверял бы слепо. Этот вопрос, конечно, требует, хотя бы от самого Атамбаева более подробного изложения, так скажем. Потому что то, что он сказал, можно трактовать по-разному. Можно в том числе и так, как якобы надежда на содействие каких-то неформальных неназванных чеченских авторитетных людей к тому, чтобы доставить тем или иным образом Жаныша Бакиева из Беларуси в Кыргызстан.

Второе. Полностью такую информацию, конечно, мы исключать тоже не можем. Потому что международные отношения, когда они касаются таких вот острых вопросов, которые связаны с экстрадицией или похищениями, прочими незаконными шагами или шагами, которые позволяют разную трактовку, они насчитывают очень много подобных различных случаев. В других странах, с другими персонами, с другими участниками. Но вообще, сама по себе деятельность спецслужб или каких-то других неформальных организаций, может быть даже, прямо скажем, ведущих незаконную деятельность, я имею ввиду организованные преступные группы. Она в мировой истории насчитывает множество подобного рода интересных событий и шагов, могли, что называется, просто ввести в заблуждение самого Алмазбека Шаршеновича и людей, которые эту операцию проворачивали. Могли просто-напросто использовать втемную.

Атамбаеву сейчас по сути дела терять нечего, ему надо выходить из тюрьмы, пока с ним там чего-нибудь не случилось.

Тот же Батукаев, насколько я знаю, сейчас находится в заключении на территории Чеченской Респубики. Что там за условия, действительно он там находится или нет, никому доподлинно не известно. Степень его влияния и в Чечне, и на территории Кыргызской Республики тоже экспертами оценивается по-разному. Кто-то говорит, что это дутый авторитет, кто-то говорит, что это, наоборот, человек, который может решать самые разнообразные вопросы, кто-то называет его мафиози, кто-то говорит, что это просто мелкий гангстер. Разные существуют оценки, поэтому здесь трудно оценить степень его влиятельности.

Может быть, Алмазбек Шаршенович таким образом, делая такое громкое заявление, пытается отвести от себя обвинение в том, что срок, который он сейчас отбывает, это заключение как раз таки экранизирует именно этот сюжет. То есть Батукаев, по сути дела, сейчас является основным обвинительным элементом, если этот элемент каким-то образом выбить или поколебать, тогда появляется основание для того, чтобы пересмотреть дело и освободить Алмазбека Шаршеновича. А для этого он может заявлять все, что угодно.

«Азаттык»: Вот сегодня прозвучало заявление Атамбаева, такие же предположения звучали до этого. В 2019 году в Интернете был обнародован документ, названный протоколом очной ставки между бывшим вице-премьер-министров Шамилем Атахановым и бывшим президентом Алмазбеком Атамбаевым. Согласно этому документу, близкий к главе Чечни Рамзану Кадырову депутат Российской госдумы Адам Делимханов якобы приезжал в Бишкек и сказал, что они могут экстрадировать Бакиева в Кыргызстан. Конечно, вы знаете ситуацию в России и Чечне, поэтому такой вопрос - способны ли чеченский лидер или влиятельные люди в Чечне на такие операции?

Грозин: Ну, пока, во всяком случае ничего такого, указывающего на такую способность, нет. Есть обвинения нынешнего руководства Чечни в том, что оно способствовало ликвидации людей, которых тот же Рамзан Кадыров обвинял в убийстве своего отца Ахмата Кадырова. Но эти обвинения не подкреплены судебным вердиктом. То есть, насколько я знаю, потому что эти люди, в том числе на территории стран Европейского союза, умерли. Никаких процессуальных решений вынесено не было.

Рамзан Кадыров.
Рамзан Кадыров.

Поэтому, с одной стороны, мы можем говорить, что у руководства Чечни длинные руки, с другой стороны, люди, придерживающиеся противоположной точки зрения, скажут вам, что это заведомо ложные измышления, дабы опорочить образ и все остальное прочее. Пока мы имеем в сухом остатке слова против слов. А это трудно - подверстать под это какие-то обвинения.

Атамбаеву сейчас, по сути дела, терять нечего, ему надо выходить из тюрьмы, пока с ним там чего-нибудь не случилось. Здоровье не ухудшилось или еще что-то. То есть, добиваться пересмотра дела и может быть, помните, когда у него обнаружилась тяжелая форма простуды, кто-то говорил о том, что это коронавирус, кто-то говорил, что это внебольничная пневмония. Тогда ведь еще появились такие спекуляции о том, что на 3 года отправят на лечение куда-нибудь подальше из Кыргызстана. Как мы видим, этого не произошло. Поэтому очевидно: чтобы выйти из тюрьмы под тем предлогом, под иным, он заинтересован в том, чтобы придумать разнообразные версии.

Опять же, зная лично Алмазбека Шаршеновича еще с тех времен, когда он не был президентом и был вообще никем в политической жизни Кыргызстана, я лично вообще не исключаю возможности, что он может, скажем, преувеличить или придумать что-то, нафантазировать. Ну так, дофантазировать, додумать, домыслить. Для него это было достаточно распространенное ранее явление. Я не думаю, что за последние годы, пока он был президентом и я не имел счастья с ним общаться, у него характер в какую-то сторону изменился. Скорее всего, он остался таким же, как когда он был бизнесменом.

«Азаттык»: Все-таки Батукаев, как мы понимаем, нужен был Чечне. Они уже приняли Батукаева. Можете сказать, почему Чечне нужен был Батукаев и что известно о его нынешней судьбе?

Грозин: Я уже говорил вам, что по слухам, он отбывает наказание за не слишком тяжкое преступление, по-моему, ему инкриминировали хранение оружия, это уже на территории Чеченской Республики, на территории Российской Федерации. Срок у него, насколько известно, не слишком большой, то ли 2 года, то ли 3 года. Данные об этом появились еще в 2019 году. То есть вполне возможно, что если и открылись новые обстоятельства, то он либо вышел уже из тюрьмы, либо досиживает последние месяцы. Вполне возможно, что он должен оказаться на свободе сейчас.

Азиз Батукаев.
Азиз Батукаев.

Имея подобного рода заявления со стороны Атамбаева, логично предположить некий ответ. Я имею ввиду, на сугубо вербальном уровне. То есть кто-то что-то должен сказать, кто-то что-то должен заявить. Не говорю, что это должен быть непременно Рамзан Ахматович, например, но кто-то из представителей официальной чеченской власти, наверное, должен внести какую-то ясность по поводу заявлений. Атамбаев, конечно, сейчас никто, и для России в общем-то никто, просто один из передовых граждан Кыргызской Республики. Но подобного рода заявления от человека, недавно занимавшего высший пост в дружественной России стране, оставлять без ответа нельзя, это требует какого-то внимания.

«Азаттык»: А зачем Батукаев нужен был Чечне?

Грозин: Ну, мы же не знаем, как на самом деле все это происходило, на каких основаниях это все было. Знаете, не хочу никого обидеть, но в принципе в основе подобного рода решений, обычно всегда лежат банальный подкуп и просто деньги. Чемодан с долларами мог в Киргизии решить гораздо больше, мог и может, чем какие-то сложные конспирологические версии с выкрадыванием таких политических оппонентов и так далее. Может быть, имел место просто банальный миллион долларов, которые предложили и от которых не могли отказаться в Киргизии.

Президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков и Владимир Путин.
Президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков и Владимир Путин.

«Азаттык»: Но все-таки кому-то нужен был Батукаев в Чечне?

Грозин: Ну, он человек не бедный, как говорят. В Киргизии широко распространено мнение о том, что он контролировал значительную часть организованной преступности в Кыргызстане. Следовательно, деньги у него были, то есть, он ведь сам мог расплатиться по большому счету. Думаю, собрать деньги на подкуп нескольких чиновников - это не такая большая и непосильная задача для самого отдельно взятого Батукаева, необязательно сюда вмешивать официальный Грозный.

«Азаттык»: Дело было давно уже, в 2013 году. Атамбаев говорит, что это была операция, но операция ГКНБ была провалена. Как вы думаете, Кремль мог знать об освобождении Батукаева заранее?

Грозин: Теоретически мог, а мог и не знать. То есть здесь мы идем в область каких-то предположений, спекуляций, которые, подтвердить или опровергнуть нам нечем. Можно вообще предположить, что это спецоперация, которую придумали в Кремле. А можно предположить, что это спецоперация, которую придумали в органах нацбезопасности. Любые можно делать предположения. Другое дело - подтвердить мы их ничем не можем.

«Азаттык»: И теперь, в рамках этого дела суд приговорил бывшего президента Атамбаева к 11 годам и 2 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества. Атамбаев еще обвиняется по прошлогодним событиям в селе Кой-Таш. Бывший президент всегда утверждал, что у него дружественные отношения с российским президентом. Как вы думаете, как Кремль сейчас относится к судьбе Атамбаева?

Грозин: Я полагаю, что все-таки есть определенное отношение. Просто потому, что насколько я слышал, вот это осуждение Алмазбека Шаршеновича не слишком позитивно восприняли в Кремле. Я не поручусь, что эта информация стопроцентно верная, но слухи такие достаточно широко ходили и ходят.

«Азаттык»: Какое заявление имеется ввиду?

Грозин: О том, что, во-первых, это плохой прецедент. Президент в тюрьме, да еще и по такому длительному сроку, да еще и по таким тяжелым статьям. Я думаю, что это и в Кремле, и в Акорде - везде, в общем-то, воспринималось одинаково плохо. Просто потому, что президентов на постсоветском пространстве не принято сажать, да еще и на столько. Человека, который имеет определенные заслуги, скажем так, перед Россией как государством - тем, что вывел базу, Центр транзитных перевозок из «Манаса», способствовал вступлению в Евразийский экономический союз, тем, что в целом, проводил достаточно дружественную для Кремля политику. Это не есть хороший пример.

Поэтому я не думаю, что Кремлю абсолютно безразлично, сидит Атамбаев или не сидит. Поэтому, скорее всего, вот эти разговоры о том, что в России не слишком довольны, как круто обошлись с бывшим президентом, наверное, имеют под собой основание. Тот же Песков официально озвучил Российскую официальную позицию: «Это внутреннее дело Кыргызстана». То есть, вмешиваться здесь напрямую Москва не считает для себя возможным , но очевидно, если бы Бишкек, нынешняя киргизская власть каким-то образом скорректировали вот эту вот, на мой взгляд, чрезвычайно жесткую позицию по Алмазбеку Шаршеновичу, то в Кремле бы только обрадовались. Другой вопрос, повторяя снова Пескова: это внутреннее дело Кыргызстана.

  • 16x9 Image

    Кубат Касымбеков

    Журналист радио "Азаттык". В 2011 году закончил факультет коммуникаций Кыргызско-Турецкий университет. С 2010 по 2013 годы сотрудничал с радио "Азаттык".

Смотреть комментарии (2)

Комментарии, призывающие голосовать/не голосовать за ту или иную партию, восхваляющие или, наоборот, уничижающие участников предвыборного процесса, публиковаться не будут. Также не допускаются комментарии, унижающие честь и достоинство личности, содержащие элементы разжигания розни, угрозы и нецензурную брань. Просьба следовать правилам форума.

XS
SM
MD
LG