Ссылки для упрощенного доступа

25 июля 2024, Бишкекское время 19:25

Бегство в Китай и тяготы по возвращении на родину. История семьи Садыра Жапарова


Нуркожо Мусталый уулу (фото взято из книги Нуркожо Мусталый уулу «Кыргыздын сыры санжыра»).
Нуркожо Мусталый уулу (фото взято из книги Нуркожо Мусталый уулу «Кыргыздын сыры санжыра»).

Премьер-министр Кыргызстана и исполняющий обязанности президента Садыр Жапаров вырос в селе Кен-Суу Тюпского района Иссык-Кульской области.

Его отец Нуркожо Мусталый уулу 30 лет прожил в Китае, а потом вернулся на родину. Несмотря на пережитые невзгоды смог воспитать 11 детей. А в соседнюю страну вынужден был отправиться, так как его отец Мусталый в 1932 году бежал туда с семьей, чтобы избежать наказания по обвинению в том, что «является потомком бай-манапов, не подчиняется новой советской власти».

Жизнь в Текесе

68-летний Жумакадыр Жапаров – единственный брат Нуркожо, отца Садыра Жапарова. Сейчас он проживает в селе Кен-Суу Тюпского района. По его словам, до 10 лет он жил с родителями и братом Нуркожо в селе Кок-Терек уезда Текес в Китае:

Жумакадыр Жапаров.
Жумакадыр Жапаров.

‒ Мой отец умер в возрасте 90 лет, расскажу историю нашей семьи с его слов. В 1930 году, когда случилась Октябрьская революция и установилась власть Советов, началась политика раскулачивания, что привело к репрессиям и массовой конфискации имущества. В 1932 году множество кыргызов бежало в Китай. Наш прадедушка Жапар с женой и детьми бежали в китайский уезд Текес. Эта местность была уединенной, поэтому там остановилось множество кыргызов, которые позже окончательно обосновались там. Убегая в Китай, наши предки оставили все имущество здесь, но там продолжили заниматься охотой, чтобы прокормить семью.

Наш прадедушка Жапар умер в 32 года по причине болезни. У него было трое детей: сыновья Мусталый (старший), Усуп, и дочка, но она умерла во младенчестве. Когда они бежали в Китай, Усупу было 16 лет. После возвращения из Китая, он умер. У Мусталыя в 1933 году в Китае родился сын – Нуркожо, отец Садыра Жапарова. Всего у него было семеро детей – пять дочерей и два сына.

Село Кен-Суу.
Село Кен-Суу.

По словам аксакала, его семья прожила в Китае с 1932 года по 1962 годы, то есть ровно 30 лет. «Я родился там, в 1952 году. Окончил там 1 класс, и когда должен был переходить во 2-й, родители решили вернуться на родину. В 1958 году консульство СССР в Китае выдало паспорта своим гражданам. Мои родители тоже получили тогда свои документы, и там мы стали гражданами Советского Союза, и смогли вернуться в Кыргызстан. Тогда многие наши земляки возвращались домой. Все, кто приезжал сюда, сообщали оставшимся в Китае родственникам, что на родине уже спокойно, нет репрессий, и всех принимают как своих граждан», ‒ вспоминает он.

Возвращение на родину

Отец Садыра Жапарова – Нуркожо - вернулся на родину в 1962 году уже с женой, с которой сочетался браком в Китае, но детей у пары еще не было. В Кыргызстане у них родилась дочь Акат, затем в 1964 году родился сын Сабыр, после – дочь Райкуль (1966), сыновья Садыр, Доолотбек и Эркинбек (1968, 1971, 1973), дочь Салтанат (1975) и еще два сына - Орозобек и Аскарбек (1977 и 1980). Самым младшими из детей являются сестры Райкан и Гульбайра.

Сын Эркинбек умер в 2006 году в дорожной аварии, его трех сыновей забрал к себе брат Садыр.

Село Кен-Суу.
Село Кен-Суу.

По словам Жумакадыра Жапарова, до Октябрьской революции его предки были зажиточными людьми. Поэтому они и попали под раскулачивание в начале 1930-х годов, кого-то из родственников даже убили. Но в Китай им пришлось бежать с пустыми руками. Возвращение из Китая он помнит до сих пор:

‒ Я помню, что мы ехали на машине, было холодно, стоял декабрь. Не всех нас допустили в родные места, так как не хватало рабочих рук. Нужны были пастухи, кого-то из родственников отправили в разные районы Казахстана. Мы вернулись через Алматы и остановились в Чон-Кемине. Когда наш отец состарился, стал болеть, то сказал: «Выделим вам поровну скот, будете жить этим». Через месяц пребывания в Чон-Кемине наши родственники из Кен-Суу, узнав о нашем возвращении, взяли машину в совхозе и приехали за нами, вернули на малую родину. Жизнь в селе тогда была тяжелой, хороших домов не было, многие жили в мазанках. Нас приютил родственник по имени Бекдайыр, который был пастухом. Мы пошли в школу, но так как в Китае мы учились на арабском, тут пришлось заново идти в первый класс.

Жизнь семьи Жапаровых в Кен-Суу

Отец Садыра Жапарова Нуркожо много работал в молодости. Его мать Кадижан не имела образования, но подрабатывала в совхозе. Нуркожо в Китае выучился на бухгалтера, но на родине его образование не признали, поэтому ему пришлось работать пастухом. За свои профессиональные успехи он был отмечен наградами. После этого около 15-20 лет проработал в местном лесхозе. За хорошую работу его повысили до лесника, в ведении которого находились села Чон-Таш и Жылуу-Булак. Выйдя на пенсию в 1996 году, Нуркожо одним из первых в селе осуществил хадж. Тогда авиарейсов в Мекку не было, поэтому только дорога на автобусах занимала почти 10 дней. Через месяц он вернулся домой.

«Наш отец Мусталый хорошо воспитал меня и брата Нуркожо. Мой брат за всю жизнь не взял в рот ни капли спиртного. Старшую дочь он отправил учиться в педагогический колледж в городе Караколе. После нее пошел учиться и Сабыр. Райкуль окончила финансовый техникум в Бишкеке. Все его сыновья отслужили в армии, в том числе и Садыр, он был связистом. Нуркожо проводил тои и торжества без алкоголя, таким было его требование. В 60 лет начал читать намаз, его сыновья в 2002 году построили мечеть в селе, куда он и сам ходил. Мой брат знал арабский язык, писал книги, стихи», ‒ вспоминает Жумакадыр Жапаров.

По словам аксакала, его племянники Сабыр и Садыр начинали свой трудовой путь не с чиновничьих должностей, а занимались предпринимательством – возили ГСМ, после чего построили себе жилье, стадион в родном селе.

«Годы, когда Садыр был в тюрьме, стали темными временами для нашей семьи. Нам жаль, что он пострадал ни за что. Будучи депутатом, он поднимал вопросы по Кумтору, из-за чего и оказался за решеткой... Когда он вышел на свободу, мы сказали: «Один ты не сможешь со всем справиться». Но он ответил: «Пусть и поздно, но народ поймет». Он оказался решительным парнем, который добивается своего. Когда его посадили во второй раз, его отец Нуркожо сильно переживал за сына. А когда стало понятно, что Садыра осудят, он совсем забросил себя и почти месяц пролежал в постели, не вставая. Потом немного начал приходить в себя, часто говорил мне: «Было бы хорошо, если Садыр вышел бы, пока я жив». И мать его часто плакала. В 84 года его отец умер. Он был очень трудолюбивым человеком», – закончил свой рассказ Жумакадыр Жапаров.

Аудиоинтервью с Жумакадыром Жапаровым:

Как рассказали родственники, премьер-министр и исполняющий обязанности президента Садыр Жапаров 23 октября побывал в родном селе и прочитал куран (заупокойную молитву) по своим близким – умершим родителям и сыну. Его отец Нуркожо Мусталый уулу умер два год назад, матери – Кадижан Максутовой не стало в 2019 году. Родной брат Садыра Жапарова – Орозобек - проживает в селе Кен-Суу с пятью детьми и возглавляет айыльный аймак Байзак (ранее Санташ), откуда родом супруга Садыра Жапарова.

NO

Адаптированный перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

Мультимедиа

«Интергельпо»: Иллюзии и репрессии коммунаров
please wait

No media source currently available

0:00 0:31:03 0:00
XS
SM
MD
LG