Ссылки для упрощенного доступа

25 июня 2021, Бишкекское время 15:32

Кыргызско-таджикский конфликт: как примирить и не допустить впредь. Мнения экспертов  


Кыргызские солдаты охраняют водный объект возле села Кок-Таш недалеко от границы Кыргызстана и Таджикистана, 5 мая 2021 года.

Политологи и обозреватели рассказали Азаттыку о своем видении приграничного конфликта между Кыргызстаном и Таджикистаном, возможных последствиях для обоих государств, а также о том, как это может отразиться на центральноазиатском регионе, в частности на соседях — Узбекистане и Казахстане.

Вооруженный конфликт на кыргызско-таджикской границе 28-29 апреля привел к гибели десятков людей с обеих сторон, сотни ранены. Власти Кыргызстана заявляют, что погибли 36 человек, в том числе двое детей, и 189 граждан получили ранения. С таджикской стороны, по официальным данным, погибло 19 человек и 87 получили ранения.

Власти обоих государств обвиняют друг друга в развязывании войны и нанесении большого материального ущерба. Генпрокуратуры стран возбудили уголовные дела в связи с событиями на границе. Что дальше?

Камолиддин Раббимов, политолог, Узбекистан:

В КЫРГЫЗСТАНЕ ЕСТЬ ЭЛЕМЕНТЫ СЛАБОГО РАСПАДАЮЩЕГОСЯ ГОСУДАРСТВА, А ТАДЖИКИСТАН ПЕРЕЖИВАЕТ НЕКИЙ СИНДРОМ ЦЕЛОСТНОСТИ ГОСУДАРСТВА

— Помимо приграничных проблем, у каждой стороны есть свой внутриполитический контекст. Последние 10-15 лет в Кыргызстане сложился вульгарный, или уличный, национализм. То есть мы наблюдали, как несколько раз легальная, легитимная власть была свержена уличной толпой и революционизмом. Этот революционный дух — это такой сплав, где национализм составляет значительную часть социально-политических настроений в Кыргызстане. Тем самым сложилась такая проблема «игры» в Кыргызстане, что элита, власть не идет против этого национализма, революционного духа. Либо обходит, либо прислуживается, старается угодить. Тем самым по отношению к соседям или внутриполитическим вопросам элита старается приспосабливаться или быть на стороне этого национализма.

Политолог Камолиддин Раббимов.
Политолог Камолиддин Раббимов.

Если в Кыргызстане есть элементы слабого распадающегося государства, то есть центральная власть не может контролировать все настроения, процессы и регионы, то в Таджикистане другая ситуация. Там жесткая авторитарная, централизованная власть. Несколько лет назад страна передала часть территории Китаю, поэтому Таджикистан переживает некий синдром целостности государства. И последние 10-15 лет в стране сформировалось особое отношение к территориальным спорам и вопросам. Таджикская власть, элита и общество насытились и раздражены кыргызским национализмом. На фоне последних событий обе стороны дали друг другу сигнал, что, если дело дойдет до конфликта, у сторон есть политическая воля, они готовы воевать и отстаивать свою позицию. Конечно, у обеих сторон нет желания воевать или продлить конфликт латентным образом, потому что ни у кого нет ресурсов и реального желания.

Для региона этот конфликт чреват несколькими проблемами. В первую очередь, усиливается геополитическая раздробленность региона. Потому что мы знаем, что у России есть долгосрочная стратегия и проекты по созданию военных баз ОДКБ в Ферганской долине, в частности в Кыргызстане и Таджикистане. США спешно покидают Афганистан. Интересам Узбекистана и Казахстана не отвечает усиление военно-стратегических проектов России или кого-либо, потому что это еще больше снижает геополитическую независимость Узбекистана и Казахстана как двух основных государств региона.

Эмиль Джураев, политолог, Кыргызстан

АТМОСФЕРА В КЫРГЫЗСТАНЕ НА ДАННЫЙ МОМЕНТ НЕГАТИВНО НАСТРОЕННАЯ ПО ОТНОШЕНИЮ К ТАДЖИКИСТАНУ

— Особенность этих событий была в том, что была использована тяжелая военная техника по периметру границы. Был некий военный акт агрессии одного соседа против другого. В будущем это, наверное, останется темным пятном, нехорошим событием. Но диалог возможен, он уже начался и продолжается. Он может двояко работать: ускорить разрешение вопросов границ, общих ресурсов или, наоборот, укрепить обе стороны в своей бескомпромиссной позиции и сделать невозможным приход сторон к общему знаменателю. Это будет видно в ближайшее время.

Политолог Эмиль Джураев.
Политолог Эмиль Джураев.

Это событие сделало еще большее ударение, подчеркнуло еще большую важность диалога в региональном контексте со всеми центральноазиатскими странами. Еле-еле наращиваемый и в какой-то степени приторможенный сейчас процесс регионального диалога, наверное, должен будет возобновиться без участия внешних игроков.

Атмосфера в Кыргызстане на данный момент — негативно настроенная по отношению к Таджикистану. Но помимо отдельных случаев недопонимания или некорректного поведения, мне кажется, люди не перешли к атакам или притеснениям таджиков, находящихся или проживающих в Кыргызстане.

Трудно будет восстановить тот язык доверия и дружелюбия вдоль границ. Особенно у нас между Лейлекским районом, который еще дальше, чем Баткен, где произошли самые разрушительные мероприятия со стороны Таджикистана в нескольких селах. Потребуется некоторое время.

Отношения между Кыргызстаном и Таджикистаном очень сложные по таким направлениям, как определение линии прохождения границы, вопросы общего пользования водой, дорожной инфраструктурой, пастбищ и так далее. И поэтому, как только затрагивается вопрос границы, у людей сразу возникает вопрос, а какой доступ мы будем иметь к жизненно важным ресурсам. Это многосложный вопрос.

По какому-то стечению обстоятельств или же по нехорошему замыслу в данном случае мы лицезрели серьезное обострение и использование с таджикской стороны, по крайней мере, недопустимой крупной военной техники с широким размахом, целясь на мирные поселения. Вот этого, мне кажется, очень важно по всему региону не допустить впредь и дать четкую оценку, чтобы это не стало прецедентом на будущее.

Абдумалик Кодиров, политолог, Таджикистан:

СЮСЮКАНЬЕ С НАСЕЛЕНИЕМ И ОБЩЕСТВЕННЫМ МНЕНИЕМ НЕ ПРИВОДИТ К БЫСТРОМУ РЕШЕНИЮ ПРОБЛЕМ

— Прежде всего, нужно отметить, что этот конфликт не перерастет в большую войну, потому что Кыргызстан и Таджикистан не потянут экономически такое бремя. Кроме того, обе страны являются членами одной военной организации ОДКБ. И ведущие игроки не позволят делать из этой организации посмешище. Последствия этого конфликта будут влиять на взаимоотношения стран в будущем. Конечно, на уровне правительств всё будет «чин чинарем», договорятся и будут дипломатически проявлять уважение. Но на уровне населения, особенно приграничных районов, где люди потеряли близких, кров и имущество, обида, вражда и ненависть друг к другу будет еще долго сохраняться. Хотя правительства двух стран обещают восстановить экономический ущерб, однако моральный ущерб будет долго оставаться в памяти людей.

Эксперт Абдумалик Кодиров.
Эксперт Абдумалик Кодиров.

Самый большой урок этот конфликт, наверное, даст нашим братьям-кыргызам, которые, возможно, пересмотрят отношение к своему нынешнему руководству, которое на словах обещает одно, но на деле не очень-то может соблюдать данные обещания. Наверное, это будет хорошим уроком и для кыргызского правительства о том, что нельзя полагаться на силу и агрессию при разрешении приграничных конфликтов.

Этот конфликт должен стать и будет, наверное, хорошим уроком для всех государств региона, чтобы не откладывать решение наболевших проблем, если придется, то волевым способом. Сюсюканье с населением и общественным мнением, которое происходит у соседей, не имеет практической ценности и не приводит к быстрому решению проблемных приграничных вопросов.

Марс Сариев, эксперт по региональной безопасности, Кыргызстан:

РАХМОН ТАКИМ ОБРАЗОМ УКРЕПЛЯЕТ СВОЮ ВЛАСТЬ – АВТОРИТАРНЫЙ РЕЖИМ ПО-ДРУГОМУ НЕ МОЖЕТ

— Урегулирование конфликта очень сильно зависит от региональных лидеров Узбекистана и Казахстана — Мирзияева и Токаева. Они сыграли стабилизирующую роль модераторов урегулирования конфликта. Они понимают, что конфликт может разрастись и может произойти афганизация Ферганской долины с соответствующими последствиями. При таком варианте ОДКБ может ввести войска, и Узбекистан и Казахстан становятся менее независимыми фигурами в регионе и менее самостоятельными в принятии политических решений. Поэтому обеспокоенность Ташкента и Астаны понятна, и их воздействие на главу Таджикистана тоже. Но здесь очень много геополитических проектов, поэтому очень большую роль играет консолидация стран региона, обмен информацией между странами и выработка единой политики.

Политолог Марс Сариев.
Политолог Марс Сариев.

Надо найти ключ для того, чтобы Россия перешла на более конструктивное русло в действиях в Центральной Азии. Кремль практически закрыл глаза на конфликт между Кыргызстаном и Таджикистаном, который, возможно, должен был вылиться в крупномасштабную войну. У Кремля, я думаю, были инструменты воздействия на Рахмона. Та же ситуация складывалась в Южном Кавказе, когда в решающий момент Москва ввела войска в Карабах. Как один из вариантов, Путин взял паузу, чтобы ввести войска в Ферганскую долину. Последствия ввода российских войск в Карабах таковы, что — да, Россия стабилизировала ситуацию, но потеряла Азербайджан, который ушел под Турцию. И Армению, не думаю, что прибрела после этих событий.

Не думаю, что конфликт между Кыргызстаном и Таджикистаном завершен. Он был как разведка боем. И если бы не решительные действия лидеров Центральной Азии и выдержанность президента Кыргызстана, то был бы крупномасштабный конфликт. Глава Кыргызстана не дал возможность Таджикистану развязать его. Таджикистан решал свою узкую задачу. Рахмону нужна была маленькая победоносная война и пробить коридор в Ворух. Он прекрасно понимал, что при этом автоматически произойдёт ввод войск ОДКБ, скорее всего, России, и получится ситуация как на Кавказе. Рахмон таким образом укрепляет свою власть. Авторитарный режим по-другому не может укреплять. У него проблемы с горным Бадахшаном. Внутриэлитные противоречия. 30 лет сидит и хочет передать власть своему сыну.

Россия могла, в любом случае, даже если «по уставу не положено» ОДКБ, предпринять меры для того, чтобы остановить конфликт. Но конфликт был остановлен Ташкентом и Астаной.

Негматулло Мирсаидов, политолог, Таджикистан:

НЕ НАДО ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПОЛИТИЧЕСКОЕ МОШЕННИЧЕСТВО – ПРИГРАНИЧНЫЙ ВОПРОС НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ РАЗМЕННОЙ МОНЕТОЙ

— Прежде всего пострадали отношения двух народов и государств. Наверняка, стало меньше доверия. У людей появился страх. Конфликт, наверное, скажется на экономических отношениях. Думаю, какое-то время предприниматели будут воздерживаться от контактов и строить бизнес-планы. Возможно, сложно придется представителям национальных меньшинств в Кыргызстане. В Таджикистане никогда никто не притеснял кыргызов по национальному признаку. Но в Кыргызстане были случаи, когда оказывали давление на таджиков, например на предпринимателей на рынках. До меня дошли сведения, что с людей, пересекающих территорию Кыргызстана, брали огромные деньги.

Политолог Негматулло Мирсаидов.
Политолог Негматулло Мирсаидов.

Вопрос в том, хочет ли нынешняя власть в Кыргызстане добиться решения приграничных проблем, или просто манипулирует. То, что сегодня предлагает Кыргызстан, — это не решение проблем, силовой метод недопустим. В течение последних 20 лет есть убедительные доказательства, что постоянными зачинателями конфликтов выступали кыргызские общины. Потому что у них есть секретные планы по строительству транспортных коммуникаций, но в угоду этому не надо портить доверие между народами. Не надо использовать политическое мошенничество. Приграничный вопрос не должен быть разменной монетой. К сожалению, в Кыргызстане это сегодня происходит.

Недавно проезжал по населенным пунктам, где живут кыргызы. Конечно, они опасаются давления. Но никто не вмешивается в их жизнь. Ситуация там нормальная. Они продолжают жить, работать и общаться со своими друзьями-таджиками. Сейчас нам всем нужно проявить максимум воли, разума и мудрости, чтобы стабилизировать ситуацию. Война никому не нужна. Она принесет только несчастье.

Лидеры центральноазиатских государств должны призывать и содействовать урегулированию конфликта, не вмешиваясь и не предлагая военной помощи сторонам.

Досым Сатпаев, политолог, Казахстан:

КОГДА «ДВОЕ ДЕРУТСЯ ТРЕТИЙ РАДУЕТСЯ», У КРЕМЛЯ ЕСТЬ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ДЕРЖАТЬ РЕГИОН ПОД КОНТРОЛЕМ

— У Казахстана проблем по поводу территориальных границ намного меньше. Страна практически решила свои пограничные вопросы со всеми своими соседями, в отличие от Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана. Но здесь есть очень важный момент, который в любом случае может ударить по Казахстану в будущем. Не будем забывать, что одна из основных причин конфликтов и трений, которые происходят на границах между Таджикистаном и Кыргызстаном, Кыргызстаном и Узбекистаном, — это проблемы, связанные с доступом к воде. И будущие трения Казахстана с соседями, возможно, будут из-за воды.

Политолог Досым Сатпаев.
Политолог Досым Сатпаев.

Прогнозы, которые звучат касательно доступности воды в регионе, на ближайшие 20–30 лет — даже, может быть, чуть раньше — не очень оптимистичны. Казахстан, например, по большей части зависит от воды, которая приходит с соседних стран. И, учитывая, что проблема водных ресурсов в Центральной Азии в связи с глобальным потеплением, таянием ледников, сокращением рек будет всё больше и больше актуальней. Конфликты между соседями из-за воды в первую очередь будут усиливаться, и масштабы их будут более серьезными, чем мы наблюдаем сейчас.

Конфликт между Таджикистаном и Кыргызстаном укладывается в ту давнюю ситуацию, которая сложилась на границе между странами. Локальные проблемы после развала СССР там уже были с человеческими жертвами, к сожалению. Сейчас же мы наблюдали более опасную фазу конфликта с участием вооруженных сил двух стран. А это уже создает серьезную проблему для всего региона. Если бы пролилась более серьезная кровь, то остановить этот конфликт было бы гораздо сложнее. Поэтому неудивительно, что сейчас некоторые страны, в частности Казахстан в лице Токаева, хотят продемонстрировать свою традиционную любимую миссию миротворца. Для внешнеполитической репутации Токаева и определенного авторитета в регионе ему выгодно выступить в роли посредника-миротворца. Такую же роль, кстати, хочет взять на себя и Путин, который такими способами хочет позиционировать Россию как некий стабилизирующий фактор в регионе. Хотя на самом деле, если говорить о геополитической ситуации, то Россия, возможно, даже больше заинтересована, чтобы между странами Центральной Азии были разногласия. Потому что таким образом, по принципу, когда «Двое дерутся — третий радуется», у Кремля есть определенные инструменты для того, чтобы держать регион под контролем.

Не секрет, что в регионе наиболее пророссийски ориентированная элита в Кыргызстане. Это было видно по тому, что почти все президенты республики в первую очередь ездили для встречи с Путиным. И последний визит Жапарова показал, как сильно Бишкек ориентирован на Москву. В этом плане для некоторых стран Центральной Азии именно Россия является гарантом безопасности и некой стабильности.

Если конфликт между Кыргызстаном и Таджикистаном будет локализован и сохраняться в прежней форме, серьезных проблем, возможно, не возникнет. Но если всё это выльется в серьезный межгосударственный военный конфликт, возникнут косвенные удары по безопасности Казахстана с учетом появления беженцев, активизации террористических, экстремистских организаций, которые во время суматохи, хаоса, межэтнических столкновений начинают активно укреплять свои позиции. И Казахстан должен быть готов к такому.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG