Ссылки для упрощенного доступа

2 августа 2021, Бишкекское время 01:46

Бешимов: Кыргызско-таджикские отношения зависят от границы


Аскар Бешимов.

Президент Кыргызстана Садыр Жапаров завершил свой официальный визит в Таджикистан, главы двух государств приняли совместное заявление и подписали четыре документа. Числится ли среди них документ по вопросам границы?

На вопросы «Азаттыка» по итогам визита президента КР ответил бывший замминистра иностранных дел Аскар Бешимов:

— Это был ознакомительный визит. Об этом говорит подписание обычных договоров, не оказывающих существенного влияния на двусторонние отношения. Заявления были поверхностными.

Изначально понятно, что основная проблема – это совместные границы. Все работы по уточнению карт завершены, осталось принять политические решения. Они должны приниматься двумя президентами. Обсудить много разных вопросов, но не принять какого-либо решения – объективное явление. Потому что президент Таджикистана Рахмон видел смену всех шести наших президентов. Со всеми встречался и оценивал их. Уже 26 лет он находится у власти, и, как у нас говорят, превратился в «старого волка». Теперь он оценивает новоизбранного президента.

Во-вторых, по моему мнению, таджикская сторона не заинтересована в принятии решительных мер и улаживании приграничных вопросов как можно скорее. Время сейчас играет в пользу таджикской стороны.

Сейчас сложно верить словам или обещаниям. Потому что в Центральной Азии прошло время, когда что-то решают словами или отношением.

— В то же время распространили заявление Рахмона о согласовании в рабочем порядке 32 километров кыргызско-таджикской границы. О чем это говорит?

— Председатель комиссии Камчыбек Ташиев проводил переговоры с таджикской стороной и предлагал варианты. Мы не получили ответов о работе комиссии, но сегодня слышим о 32 километрах. Однако нет документа об этом в виде договора или протокола.

После событий 28-29 апреля стало сложнее реализовать двусторонние договоренности. У нас более ста договоров о «вечной дружбе». Несмотря на это после событий в Баткене в глазах общества мы являемся жертвами, хотя власти этого и не признают. Сейчас сложно верить словам или обещаниям. Потому что в Центральной Азии прошло время, когда что-то решают словами или отношением.

— Утверждают же, что два президента ускорят процесс делимитации и демаркации границы между странами, что откроет дорогу для нового сотрудничества?

— Это просто дипломатический ход. Они никогда не скажут: «Мы не пришли к одному мнению в ходе переговоров по границам, все останется спорным». Это определяется на бумаге.

— Как этот визит поможет потеплению отношений между двумя странами?

— До этого тоже было много визитов. Но с 2014 года обстановка на границе становится все более напряженной. Пока не решатся вопросы границ, воды и пастбищ, доверие не вернется на прежний уровень.

— 6 мая президент Садыр Жапаров заявлял, что не поедет в Таджикистан, пока не решится приграничный вопрос. На изменение его мнения повлияли ситуация в регионе из-за Афганистана или отсутствие другого решения проблемы, кроме дипломатических методов? Или визит был запланирован?

— Нет. Я считаю, что это влияние другого государства. Это не наше решение. Посетить Таджикистан для нашего президента было трудным решением. Сколько людей пострадало! Он знал, что в обществе возникнет недовольство, но взял ответственность на себя и поехал. Это итоги встреч в Сочи и приезда Дмитрия Козака (заместитель руководителя аппарата президента России – прим. ред.) в Бишкек.

Посредник придет со своими интересами. Поэтому правильно решать вопрос в двустороннем порядке.

— Ранее вы заявляли, что это «сценарий Москвы». Какие цели тогда преследует такой сценарий?

— До этого россияне предложили посредничество в решении разногласий между Кыргызстаном и Таджикистаном. И 3 года назад, и в этот раз мы отказались. Таджикистан тоже отказался. Однако Россия (президент России – Владимир Путин – прим. ред.), пригласив Рахмона 9 мая, а позже проведя встречу с Жапаровым в Сочи, взяла ситуацию в свои руки. Это и называется посредничеством.

Во-вторых, встал вопрос безопасности после вывода американских войск из Афганистана. Сколько бы ни обсуждали эту ситуацию, ни у кыргызской, ни у таджикской стороны нет достаточного уровня для отпора. Это всем известно. Пока здесь есть интересы крупных стран, в вопросе безопасности мы можем опираться только на Россию. К тому же столкновение двух членов ОДКБ поставило под удар репутацию организации. Московский сценарий был направлен на решение этой проблемы.

— В любом случае, Кыргызстан – независимое государство. Высказываются принципиальные мнения о том, что вопросы границы с соседним государством должны решаться самостоятельно. Сколько времени потребует решение проблемы дипломатическим путем, какие действия необходимо предпринять?

— В мировой практике применяется перерыв для трезвого осмысления ситуации после столкновений, повлекших человеческие потери. Каждая сторона должна готовиться самостоятельно. Обе стороны должны определить свои позиции - будут ли результаты от двусторонних переговоров или о необходимости посредника.

— Нам нужны посредники?

— Нет. Посредник придет со своими интересами. Поэтому правильно решать вопрос в двустороннем порядке.

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG