Ссылки для упрощенного доступа

19 сентября 2021, Бишкекское время 04:48

Госпитализация активиста заставила говорить о системных проблемах в тюрьмах


Мелис Аспеков возле здания Первомайского райсуда столицы.

У гражданского активиста Мелиса Аспекова, который содержался в СИЗО №1, произошел инфаркт, вследствие этого он оказался в реанимационном отделении больницы.

Его близкие заявили, что в закрытом учреждении, где он содержался, не было должного медицинского обслуживания. Среди общественности также вызвал резонанс случай, когда врачи отказались оказать помощь заключенному, которого привезли из исправительной колонии.

В Институте омбудсмена и Национальном центре по предупреждению пыток заявили, что в пенитенциарной системе зарегистрирован ряд фактов нарушения прав человека в сфере оказания медицинских услуг.

Гражданский активист Мелис Аспеков был задержан 8 января 2021 года по подозрению в вымогательстве 250 тысяч долларов у руководства госпредприятия «Кыргыз Темир Жолу». Тогда же его заключили под стражу.

В ночь на 11 августа ему стало плохо с сердцем, и из СИЗО-1 он был госпитализирован в Национальный центр кардиологии. Его брат Азамат Аспеков заявил, что Мелису не была оказана необходимая медицинская помощь, и теперь тот оказался в коме:

‒ Это халатность Госслужбы исполнения наказаний. Три дня назад мой брат говорил, что у него не работают руки, что он плохо чувствует себя. Они отправили к нему молодую врачиху, которая сказала, что все хорошо. А она, оказывается, сказав, что «это всего лишь простуда», сделала ему какой-то укол - и все.

Между тем в Государственной службе исполнения наказаний (ГСИН) КР заявили, что Мелису Аспекову своевременно была оказана медицинская помощь, и когда он заявил о проблемах с сердцем, то к нему пригласили бригаду скорой помощи. Как сообщила пресс-секретарь ведомства Элеонора Сабатарова, ему был поставлен диагноз «острый инфаркт миокарда».

Вслед за этим стало известно, что представители Наццентра Кыргызстана по предупреждению пыток направили в Министерство здравоохранения и социального развития КР жалобу на действия медиков Национального хирургического центра им. Мамакеева.

Причиной стал инцидент, произошедший в исправительном учреждении №31 в селе Молдовановке Чуйской области. Как оказалось, один из заключенных при попытке застеклить окно получил травму – осколком разбившегося стекла ему порезало грудь. Прибывшая на вызов бригада медиков отвезла его в сопровождении конвоя в вышеуказанную больницу, но врачи отказались принимать пострадавшего, сославшись на то, что он осужденный.

Токон Мамытов.
Токон Мамытов.

Акыйкатчи Токон Мамытов считает, что причиной подобных и других случаев является недостаточность хватка медицинского обслуживания в тюрьмах:

‒ У нас не выделяется достаточно средств на медобеспечение закрытых учреждений. В итоге сотрудники ГСИН вынуждены везти осужденных в госбольницы. А те в свою очередь вот так отказываются лечить заключенных. Но и врачей можно понять, они боятся. После проведения операции за преступником нужен уход, его надо наблюдать в палате. А вдруг он нападет на медиков или других пациентов? Это закономерные опасения. Но как бы там ни было, раз медики приносили клятву Гиппократа, то кто бы ни обратился за помощью, они должны оказывать ее. Даже если не проводить операцию, но хотя бы осмотреть и сделать назначения – в таком случае права человека будут соблюдены. Но у нас, к сожалению, происходит по-другому.

«Президент в курсе проблем ГСИН»

Между тем руководитель общественного фонда «Юристы за права человека» Асель Койлубаева говорит, что несмотря на наличие медицинских кабинетов в каждом пенитенциарном учреждении, там имеется нехватка специалистов и медикаментов:

– На мой взгляд, президент лично должен заняться этим вопросом, потому что он ведь сам прошел через эту систему и знает ее недостатки. Находящийся в тюрьме человек полностью золирован от общества, вдобавок к этому он не может получить необходимые услуги. Между госорганами не налажена работа по соблюдению базовых прав осужденных. Зачастую в закрытых учреждениях нет условий для лечения осужденных, при этом их не могут вывезти за пределы, в итоге они просто умирают.

Тем временем, 11 августа, стало известно, что глава государства Садыр Жапаров принял председателя Государственной службы исполнения наказаний (ГСИН) КР Аската Эгембердиева. Последний проинформировал о реформах, осуществляемых в уголовно-исполнительной системе республики, результатах цифровизации, а также представил информацию о финансировании пенитенциарной системы. Кроме того, он рассказал об эпидемиологической ситуации в исправительных учреждениях и мерах по борьбе с коронавирусной инфекцией.

«Вместе с тем он отметил ряд проблем, которые имеются на сегодня в системе ГСИН, в частности, это устаревшая инфраструктура исправительных учреждений и материально-технической базы», – отметили в пресс-службе президента.

В свою очередь Садыр Жапаров подчеркнул, что ГСИН «с достоинством выполняет возложенные обязанности по обеспечению правопорядка и законности в пенитенциарных учреждениях». Что касается вопросов, копившихся долгие годы в системе, то по словам президента, для решения ряда проблем кабинету министров поручено включить в перечень объектов строительства и реконструкции два объекта ГСИН - в Чуйской и Джалал-Абадской областях. На эти цели выделен 51 млн сомов.

Директор Наццентра Кыргызстана по предупреждению пыток Бакыт Рысбеков считает, что медобслуживание в тюрьмах должно стать частью общей системы здравоохранения КР:

– Такое решение было принято, например, в Казахстане. С 2022 года все пенитенциарные учреждения там будут относиться к Минздраву. В таких случаях снимается вопрос обеспечения медицинских кабинетов в тюрьмах специалистами, современным оборудованием и лекарственными препаратами.

По данным от 2020 года, в Кыргызстане имеется 11 исправительных учреждений, где содержатся более 9 тысяч человек. Чаще всего в тюрьмах осужденные болеют ВИЧ, туберкулезом, часть из них также является наркозависимыми или алкоголиками.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал здесь.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG