Ссылки для упрощенного доступа

7 декабря 2021, Бишкекское время 21:19

Заключенная в СИЗО бывшая сотрудница банка потеряла ребенка


Гульмира Асанбекова.

Институт омбудсмена обратился в суд по поводу состояния бывшей сотрудницы ОАО «Коммерческий банк Кыргызстан» Гульмиры Асанбековой, содержащейся в СИЗО-1.

Гульмиру Асанбекову 28 августа вызвали на допрос в ГУВД Бишкека, где она и была задержана по подозрению в совершении преступления, предусмотренного статьей 205 («Растрата вверенного имущества в особо крупном размере») Уголовного кодекса КР. На тот момент женщина была беременна.

14 октября стало известно, что она потеряла ребенка, Асанбекова провела неделю в больнице, а 20 октября ее снова перевели в СИЗО-1 Бишкека.

Ее супруг Бактияр Дуланов рассказал «Азаттыку», что они потеряли ребенка, которого долго ждали, о тяжелом состоянии своей супруги и попытках добиться изменения меры пресечения на домашний арест.

«Она сказала, что место заключения холодное, не отапливается и что там сыро. Мы официально подтвердили, что моя супруга была беременна, когда ее задержали. Срок был - пять недель. У нас есть девятилетняя дочь. Мы очень ждали этого ребенка, и вот потеряли его. У супруги постоянно болит голова, ей нужна консультация невролога. У дочери нашей порок сердца. Она скучает и тоскует по маме. Мы обратились в суд с просьбой изменить ей меру пресечения на домашний арест. Она не сбежит. Мы бы ездили на допросы, но суд не принял во внимание наше ходатайство и вынес такое решение», - рассказал Дуланов.

По его словам, недавно он сам перенес операцию на сердце и сидит дома с ребенком. Гульмира несколько раз сказала мужу, что на нее не оказывали физического воздействия на допросах, но применяли психологическое давление.

«Причины гибели плода будут известны через два месяца»

Асанбекову после выкидыша под конвоем доставили в гинекологическую больницу Бишкека. Причины гибели плода пока не известны.

Главврач больницы Жылдыз Акматбекова рассказала, что за последнюю неделю у двух женщин в заключении произошло самопроизвольное прерывание беременностей.

«У двух женщин случились выкидыши, но одну из них забрали сразу после чистки. Асанбекова лечилась у нас с 14 по 20 октября. Ее доставили к нам с анализами, где говорилось что плод погиб в утробе. Мы сделали чистку и лечили несколько дней. Причину гибели плода мы сможем узнать после проведения гистологических анализов. Для этого необходимо около двух месяцев», - разъяснила главврач.

После лечения 20 октября Гульмиру Асанбекову поместили в СИЗО-1 ГСИН. По словам врача, если женщина не будет содержаться в теплом, сухом помещении, отвечающим гигиеническим требованиям, она не сможет поправиться, ее здоровью будет нанесен вред.

Адвокат Асанбековой Максат Акимбаев сообщил, что они написали заявление в городскую прокуратуру Бишкека с просьбой выяснить причины смерти плода.

Гульмира Асанбекова проходит подозреваемой по делу о пропаже 47 млн сомов из кассы коммерческого банка «Кыргызстан». Асанбекова утверждает, что на нее повесили ответственность под давлением руководства банка, и обратилась к президенту за защитой своих прав.

Однако руководство банка опровергает все доводы бывшей сотрудницы, отмечая, что Асанбекова нанесла ущерб финансовому учреждению.

В момент пропажи крупной суммы денег Гульмира Асанбекова работала заместителем начальника отдела кассовых операций главного офиса «Коммерческого банка «Кыргызстан». За несколько дней до задержания в интервью «Азаттыку» она рассказала, что внутренний аудит 24 июля 2021 года выявил исчезновение крупной суммы денег.

В закрытых учреждениях тяжелая ситуация

За последний месяц сотрудники Института омбудсмена посетили закрытые учреждения и выявили нарушения прав человека в следственных изоляторах некоторых районов и областей. Кроме того, от родственников женщин, находящихся в СИЗО, поступают заявления о том, что они подвергаются насилию.

По словам руководителя этого института Аската Азарбекова, заключение под стражу подозреваемых в совершении каких-либо преступлений беременных женщин или тех, у кого есть дети, противоречит гуманности. Это особенно прослеживается в регионах. Кроме того, он остановился на моментах, когда судебная система отягчает положение женщин:

- Затягивание судебных дел негативно влияет на здоровье и психику задержанных. Кроме того, осужденные за мошенничество или причиненные денежные убытки просят обеспечить их работой в заключении, чтобы иметь возможность выплатить свои долги, а те, кто работает, просит повышения зарплат. Некоторые просят предоставить больше времени для защиты своих прав на судебных заседаниях, которые проводятся онлайн.

Ранее Национальный центр по предупреждению пыток обращался в соответствующие органы по проблеме антисанитарии и условиях, не обеспечивающих права человека, в следственных изоляторах Джалал-Абадской и Таласской областей.

В сентябре центр сообщал об ухудшении условий по оказанию медицинской помощи в местах заключения в Кыргызстане, также было сообщено о двух женщинах в тяжелом состоянии в медицинско-санитарном отделении женской исправительной колонии №2.

Правозащитница Азиза Абдирасулова отмечает, что права задержанных во время досудебного производства грубо нарушаются.

Азиза Абдирасулова.
Азиза Абдирасулова.

«Я принимала участие в разработке прежнего Уголовного кодекса. Мы думали о включении вопроса гуманности. Тогда было бы другое отношение к беременным, кормящим матерям и к тем, у кого дети остались без присмотра. У нас нет гуманности. Я посетила два-три закрытых учреждения на юге. Там сидят беременные женщины, которые вот-вот родят, или же женщины с 5-6 месячными грудничками. В таких ситуациях у нас не работает принцип гуманности. Почему он работает в других случаях?», - задается вопросом правозащитница.

По официальным данным, в Кыргызстане насчитывается 11 исправительных учреждений, шесть следственных изоляторов, одна тюрьма, 13 исправительных колоний и 50 региональных уголовно-исполнительных инспекций. В 2020 году наказание отбывали более 9 тысяч человек. Из них более 500 — женщины.

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG