Ссылки для упрощенного доступа

27 мая 2022, Бишкекское время 19:31

«В таких авторитарных странах, как Казахстан, скрыта большая нестабильность». Разговор с HRW


Алматы спустя неделю после беспорядков

Что происходит с правами человека после январских событий в Казахстане? Насколько убедительны объяснения официальных властей и как на это реагирует международное сообщество? Азаттык побеседовал об этом с Хью Уильямсоном, директором правозащитной организации Human Rights Watch по Центральной Азии.

КАК РЕАГИРУЕТ МЕЖДУНАРОДНОЕ СООБЩЕСТВО И ДОСТАТОЧНО ЛИ ЭТОГО?

Азаттык: На прошлой неделе ваша организация призвала казахстанские власти срочно отменить приказ стрелять на поражение и соблюдать права задержанных. Последовала ли какая-то официальная реакция?

Хью Уильямсон, директор Human Rights Watch по Центральной Азии
Хью Уильямсон, директор Human Rights Watch по Центральной Азии

Хью Уильямсон: Мы, конечно, отслеживали выступления президента [Касым-Жомарта Токаева], но мы не слышали об отмене приказа «стрелять на поражение без предупреждения». Разумеется, мы слышали заявление о том, что убито не менее 225 человек, и еще многие тысячи — как я читал, 12 тысяч —находятся под стражей. Так что мы по-прежнему глубоко обеспокоены ситуацией и призываем власти принять меры.

Азаттык: Как вы оцениваете ситуацию, связанную с массовыми задержаниями, допросами, сообщениями о пытках? Что это, по-вашему, как это можно назвать?

Хью Уильямсон: Думаю, пока всё еще нет ясности. Мы следим за сообщениями о задержаниях, жестоком обращении, даже о пытках в местах содержания под стражей. И они нас очень тревожат. Мы находимся в ситуации, когда Казахстану необходимо взять на себя ответственность за то, что произошло, предпринять шаги, необходимые для расследования произошедшего, и привлечь к ответственности виновных.

Это часто происходит в кризисных ситуациях, и правительства вынуждены принимать меры. И теперь мы ждем, когда Казахстан прояснит, какие действия предпримет. Мы знаем, что в разных странах, в разных столицах проводились брифинги. В Вашингтоне… министр иностранных дел [Казахстана] приедет в Европейский союз в конце этой недели, чтобы провести брифинги с правительствами.

Но мы не услышали, чтобы Казахстан действительно взял на себя ответственность за произошедшее, заявил, что проведет расследование и привлечет к ответственности тех, кто нарушил казахстанское законодательство или обязательства перед Организацией Объединенных Наций или конституционные.

Что касается гибели не менее 225 человек, мы знаем, что большинство из них — мирные жители. У правительства есть этот нарратив о «террористах» и так далее, но оно не представило никаких доказательств «международной террористической угрозы».

Убито, может быть, не менее 200 мирных жителей, но не предоставлено никакой информации о том, как и почему. Мы считаем, что необходимо провести независимое расследование. К этому призывает не только Human Rights Watch. Как вы, возможно, знаете, к проведению независимого расследования призывала комиссар по правам человека, другие эксперты ООН на прошлой неделе в своих заявлениях. Так обстоят дела. Так можно внести некоторую ясность и добиться некоторой справедливости для тех, кто лишился жизни, был ранен, находится под стражей.

Алматы спустя неделю после беспорядков. 11 января 2022 года
Алматы спустя неделю после беспорядков. 11 января 2022 года

Азаттык: Как, по вашему мнению, международное сообщество должно реагировать на ситуацию с задержанными? Было несколько заявлений и призывов от правозащитных организаций, таких как HRW, Amnesty International, также из ООН, ЕС и США, но достаточно ли этого? Этого ли вы ждали от международного сообщества?

Хью Уильямсон: Я думаю, разумно ожидать, что международному сообществу понадобится некоторое время, чтобы оценить, что происходит. И конечно, это правильно, что они слушают, что говорит Казахстан о произошедшем и что предпринимает.

Но настоящий вопрос, как я уже сказал, в том, убедительно ли объяснение Казахстана с точки зрения прав человека? На данный момент оно неубедительно. Неубедительно просто сказать, что 200 мирных жителей были убиты из-за какой-то террористической угрозы. Что 10, 12 тысяч человек находятся под стражей.

Необходимо объяснять, почему они там, как с ними обращаются, есть ли у них доступ к адвокатам, медицинскому обслуживанию и тому подобное. Международное сообщество, вы правы, должно прислушаться, но затем ему нужно быстро решить, что оно будет делать по этому поводу. И одно нужно прояснить в любом случае: Казахстан должен расследовать эту ситуацию.

Европарламент на этой неделе готовит специальную экстренную резолюцию по Казахстану. Министры иностранных дел Европейского союза встретятся в следующий понедельник, они также обсудят Казахстан. На следующей неделе будет заседание Совета Безопасности ООН по Центральной Азии, и ситуация в Казахстане, наверное, будет обсуждаться.

Таким образом, у международного сообщества есть возможности для рассмотрения ситуации. И конечно, если Казахстан не станет проводить расследование, не начнет брать на себя ответственность за то, что произошло, то, возможно, будет необходимо международное расследование.

Азаттык: Как раз об этом я хотел спросить: должно ли это быть внутреннее расследование или с привлечением международного сообщества? Есть ли какие-то другие успешные примеры подобных расследований?

Хью Уильямсон: Как я уже говорил, на прошлой неделе было заявление от девяти различных экспертов ООН. Они сказали, что Казахстан должен провести независимое расследование в области прав человека. Теперь мы ждем ответа Казахстана этим очень высокопоставленным экспертам ООН: ответит ли Казахстан на вопрос, будет ли независимое правозащитное расследование. Если не будет, то это всё равно нужно сделать, потому что мир должен знать, что произошло. Тогда другим организациям может быть целесообразно провести такое расследование.

Приведу пример ОБСЕ. В Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Казахстан председательствовал несколько лет назад. У этой организации есть политика расследований. Она называется «московский механизм» и используется в последнее время, например, в отношении Беларуси. Они начали расследование кризиса с правами человека в Беларуси после президентских выборов. Были и другие. К примеру расследование ООН после андижанских событий в Узбекистане в 2005 году, но Узбекистан не признал эти расследования.

Так что примеры есть, но, в первую очередь, конечно, Казахстан должен взять обязательство провести собственное расследование. Очевидно, оно должно быть независимым и заслуживающим доверия.

О РИТОРИКЕ ТОКАЕВА И «ПОВТОРЕНИИ» ЖАНАОЗЕНА

Азаттык: На ваш взгляд, каковы возможные последствия недавних событий в Казахстане для стран в Центральной Азии?

Хью Уильямсон: Очевидно, что это огромный шок для других стран — насилие и убийства. Один из уроков заключается в том, что в таких авторитарных странах, как Казахстан, скрыта большая нестабильность. Мы знаем причины этого протеста — рост цен на энергию. Это очень экономический вопрос, очень важный для жизни людей.

И эти проблемы существуют и в других местах. Это не значит, что они произойдут где-то еще, но если правительства не позволяют людям пользоваться их правами, выходить на акции протеста, демонстрации, ясно говорить об экономических, политических проблемах, может возникнуть взрывоопасная ситуация. Я думаю, это урок, который остальная часть региона может извлечь.

Азаттык: Обращаясь к нации, президент Касым-Жомарт Токаев фактически обвинил независимых журналистов и правозащитников в «подстрекательстве» к разжиганию ненависти в обществе и созданию такой неконтролируемой ситуации. Многие независимые журналисты, с которыми я разговариваю, медиаорганизации и правозащитники выражают недоумение по поводу заявления президента. Учитывая эту риторику президента и принимая во внимание то, что сейчас происходит с задержанными, как вы думаете, как дальше будет развиваться ситуация?

Хью Уильямсон: Когда президент так негативно и необоснованно критичен в отношении журналистов, правозащитников и даже активистов политической оппозиции, положение задержанных не может не беспокоить.

Мы видели, что происходило в прошлом — после Жанаозена в 2011 году. Были облавы на людей. Многих пытали. Некоторые умерли в тюрьме. Их избивали. А потом были показательные процессы, несправедливые суды. Мы беспокоимся, что то же самое повторится сейчас.

Мы беспокоимся еще больше, когда слышим, как президент использует такую риторику, такие слова в адрес гражданского общества и свободных СМИ. Он создает климат, в котором еще более вероятны пытки и несправедливые судебные процессы. Это создает негативную атмосферу на следующие несколько месяцев, пока исследуются эти печальные события.

Президенту Токаеву нужно изменить направление и сказать: «Что-то пошло не так, это не вина гражданского общества или СМИ. Мы несем ответственность за это, правительство, мы обязаны разобраться в том, что произошло, чтобы всё исправить».

Я знаю, что он сделал несколько заявлений о компенсациях. Это хорошо, но это не то же самое, что признать: многие погибли, многие под стражей. Ответственность за это лежит на правительстве.

Центральная площадь в Алматы 11 января 2022 года
Центральная площадь в Алматы 11 января 2022 года

***

Казахстанские власти до настоящего времени не озвучили стройную и последовательную версию того, что происходило в период с 2 января, когда митинги в Жанаозене против повышения цен на сжиженный газ перекинулись на большую часть страны и приобрели политический окрас.

Местами, преимущественно в Алматы, мирные митинги вскоре стали сопровождаться беспорядками, погромами и грабежами. Активисты настаивают на том, что преступления совершали агрессивно настроенные группы людей, примешавшиеся к мирным протестующим.

Президент Токаев ввел чрезвычайное положение и, назвав происходящее «атакой международных банд террористов», обратился за иностранной военной помощью — к блоку ОДКБ, в котором ведущую роль играет Россия. В результате в страну были введены иностранные войска.

Было также объявлено о проведении «антитеррористической спецоперации», а Токаев сообщил, что дал распоряжение силовым структурам и военным «стрелять без предупреждения на поражение».

В Казахстане масштабно блокировали интернет. Алматы на протяжении некоторого времени был фактически помещен в информационную блокаду, которую начали снимать лишь в день национального траура 10 января. Он был объявлен в связи с «большим количеством человеческих жертв». При этом данные об умерших опубликовали 7 января, а обновили лишь 15 января.

Официально в стране 225 погибших, в том числе 19 силовиков. 149 погибших — в Алматы. Всё более очевидно, что среди них большое число мирных граждан, не имевших отношения к беспорядкам и скончавшихся от огнестрельных ранений.

Число задержанных, согласно приведенным 11 января данным, достигает 10 тысяч человек. Поступают сообщения о задержании участников мирных митингов, нарушениях прав содержащихся под стражей, включая жестокое обращение и пытки.

  • 16x9 Image

    Торокул Дооров

    Журналист пражского бюро радио "Азаттык". В 2004 году закончил факультет журналистики Московского государственного университета. С 2002 года сотрудничает с радио "Азаттык". В разные годы работал корреспондентом радио "Азаттык" в Москве и редактором телевизионного молодежного проекта "Азаттык+".

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG