Ссылки для упрощенного доступа

16 мая 2022, Бишкекское время 18:01

Политэкономия казахстанских событий


Рабочие завешивают здание акимата Алматы, пострадавшее во время январских беспорядков.

Забуксовавшая реформа

Казахстан представляли образцом для подражания в Центральной Азии – его впечатляющие экономические показатели и благоприятный инвестиционный климат сделали его стабильной страной с уровнем дохода выше среднего, проводящей многовекторную внешнюю политику. Конечно, значительная коррупция также существовала, поскольку семья Назарбаева и круг его людей – «коллективный Назарбаев» - накопил значительные состояния. И, конечно же, правящая группа душила политическую оппозицию, организации гражданского общества и независимые СМИ. Однако страна была достаточно богата, чтобы заключить с населением своего рода социальный контракт, который предполагал обеспечение уникального в Центральной Азии уровня жизни и социальных услуг в обмен на социальное согласие. Была также надежда, что были заложены основы для более демократического правления благодаря росту среднего класса и образованного населения. Возникновение большего политического плюрализма было лишь вопросом времени.

Казалось, что этот сценарий с течением времени будет реализован. В начале 2000-х средний класс Казахстана становился все более заметным, формируя новые политические партии и участвуя в выборах. Но это быстро закончилось. Это закончилось, когда некоторые лидеры оппозиции (Нуркадилов, Сарсенбаев) были убиты, некоторые (Жакиянов, Аблязов) - брошены в тюрьму, и даже партия «Асар», основанная старшей дочерью Назарбаева Даригой, была распущена и вынуждена присоединиться к правящей партии «Нур Отан». На парламентских выборах в январе 2021 года ни одной оппозиционной партии не разрешили зарегистрироваться, политические активисты были арестованы, а партия «Нур Отан» и ее союзники получили более 70% голосов. Официально явка избирателей составила 63%; по данным других исследований она составила около 30% (по аналогии с выборами в Кыргызстане в 2021 году). В 2021 году Казахстан по индексу демократии Economist был классифицирован как авторитарный режим: среди 167 стран он занял 128-е место, что на несколько пунктов ниже России. Дефицит демократии означает, что у общества практически нет законных способов быть услышанными. Например, до прошлого года местные выборы не проводились - даже акимы аулов назначались. В Казахстане приняли закон о местном самоуправлении и провели пилотные эксперименты, разрешив выборы в нескольких населенных пунктах, но даже они были сфальсифицированы, и реформа забуксовала.

Реформы без политики?

Последние события выявили глубокие трещины в обществе и хрупкость назарбаевской политэкономической конструкции. Пока сам Назарбаев ушел в тень, «коллективный Назарбаев» же остался. У Токаева нет независимой базы, как показывает выбор членов его кабинета. В обращении к депутатам 11 января Токаев пообещал увеличить доходы населения, снизить безработицу, уделить больше внимания регионам, бесплатному профессиональному обучению молодежи и т. д. Но он практически ничего не сказал о политических реформах и управлении, за исключением упоминания о том, что будет проведена «поэтапная политическая модернизация».

Пока Токаев выступал, был восстановлен Интернет, что направило общественное мнение против президента и режима еще в большей степени. Financial Times от 15 января процитировала молодого активиста: «Наши говорят, они отключили Интернет, потекла кровь. Они включили Интернет, хлынули доказательства... У нас было только одно требование: сменить режим власти. Люди устали от отсутствия гражданских прав, от постоянного неуважения к правам человека».

Как все было

Протесты в Казахстане начались 2 января в городе нефтяников Жанаозене Мангистауской области в ответ на почти стопроцентное повышение цены на сжиженный углеводородный газ (СУГ) - с 50-60 тенге за литр до 120. В этой богатой углеводородами области 90% автомобилей работают на сжиженном газе, он также широко используется для отопления домов.

Жанаозен имеет большое символическое значение в стране. Когда в мае 2011 года рабочие объявили забастовку из-за задолженности по заработной плате и с требованием улучшения условий труда, государственная нефтяная компания уволила почти 1000 работников. Рабочие заняли главную площадь города и находились там круглосуточно до 16 декабря, требуя удовлетворения своих требований. В тот день полиция ворвалась на площадь и открыла огонь по толпе, убив не менее 14 протестующих. Протесты 2022 года в Жанаозене быстро распространились на другие области на западе страны. Эти протесты были в основном мирными, потому что рабочие группы были организационным ядром, а города были социально сплоченными. Число участвовавших в демонстрациях людей было довольно большим. На главной площади Актау, городе с населением около 180 000 человек, 3 января собралось более 6 000 демонстрантов, и столько же – в Жанаозене. Через несколько дней цены на газ были снижены, а правительство ушло в отставку. Совсем иначе развивалась ситуация в Алматы, в меньшей степени - в Чимкенте и других южных и восточных областях.

В Алматы 4 января около 1000 человек собрались в центре города на акцию протеста, для разгона которой полиция применила светошумовые гранаты и слезоточивый газ. На следующий день было организовано очередное мирное шествие, но в полдень силовики исчезли с места проведения мероприятия, и внезапно нагрянула разбушевавшаяся толпа. Грабежи и разрушения, начавшиеся через несколько дней, превратили самый большой и процветающий город в зону боевых действий с горящими зданиями, усеянную трупами и сожженными автомобилями. Более 200 человек убиты, хотя окончательный счет не известен, и 8 000 человек были арестованы.

Причина - бездействие?

Адекватного анализа, объясняющего эти беспрецедентные беспорядки и разрушения, предложено не было. 10 января Токаев заявил, что это дело рук «террористов и головорезов» и «иностранных бандитов», причастных к попытке государственного переворота, и что их поддерживали силы извне. Однако ключевым фактором мародерства было скрытое разочарование молодежи и маргинализированных слоев населения, которые действовали спонтанно. Но большая часть разрушений правительственных учреждений и других бессмысленных действий свидетельствовала о хорошей организации.

Все базары в Алматы и окрестностях города, а также торговля вдоль китайско-казахстанской границы, включая прибыльный сухой порт Хоргос, контролируются родным братом Назарбаева Болатом, сантехником по профессии, который сказочно разбогател. Он широко известен как «босс» этого региона, и у него много «своих силовиков» в городе и его окрестностях. Первые столкновения вспыхнули вокруг рынка «Алтын Орда», подконтрольного Болату. Наиболее осведомленные люди в городе убеждены, что его группы, в состав которых входили банды религиозной молодежи, сыграли доминирующую роль в беспорядках, направленных на дискредитацию Токаева. Бездействие служб безопасности и полиции в критические моменты деструктивных событий считают частью этого плана [1].

Спорный призыв Токаева ввести войска ОДКБ для защиты ключевых стратегических объектов не лишен оснований. Примечательно еще, что организации гражданского общества играли лишь незначительную роль, в основном в первые дни. Алматы практически всегда испытывал на себе основную тяжесть подавления политической оппозиции, правозащитников, и направленные на нейтрализацию оппозиции фальсифицированным выборам аресты 2021 года ослабили эти группы.

Временное решение

Несмотря на то, что спокойствие в Казахстане было восстановлено, передача власти не прошла гладко. Внутренняя борьба за власть, вероятно, продолжится. Новое руководство сталкивается с проблемами, которые копились годами. Конечно, у Казахстана есть экономические и человеческие ресурсы для восстановления спокойствия. Однако это временное решение. Долгосрочная стабильность зависит от готовности правящей группы изменить политэкономическую систему страны, предложить её населению новый общественный договор и провести структурные реформы, необходимые для изменения ныне действующей экономической модели, чтобы обеспечить рост, необходимый для социального согласия.

Контраст

Значительную роль в протестах сыграл гнев из-за неравенства и несправедливости. В последние десятилетия «система Назарбаева» привела к заметному росту неравенства. В 2021 году 1% самых богатых людей страны владел 30% всего чистого личного состояния граждан Казахстана, а 10% самых богатых людей – 60% этого богатства, в то время как на 50% всего населения приходилось лишь 5% личного состояния [2]. Такое соотношение особенно неприемлемо в обществах, возникших из советской политической культуры, где эгалитаризм был важной ценностью. Семья и близкие друзья Назарбаева сказочно разбогатели, используя свою монополию на политическую власть для создания олигополий и ограничения свободного рынка и конкуренции. В нефтяном, горнодобывающем и банковском секторах вырос класс сверхбогатых олигархов.

По данным KPMG, в 2019 году всего 162 человека владели 50% богатства страны [3]. Особенно раздражали показные демонстрации богатства, например, покупка роскошной недвижимости в Европе и США. В 2020 году журналисты-расследователи опубликовали в социальных сетях сообщения, набравшие огромное количество просмотров - о том, что стоимость недвижимости, принадлежащей ближайшим членам семьи, составляет 758 миллионов долларов. (Напомним, документальный фильм Навального о дворце Путина посмотрел каждый четвертый россиянин.) Средняя зарплата в Казахстане составляла около 500 долларов в месяц.

«Потерянное поколение»

Корень нынешнего недовольства кроется в том, что материальное благосостояние многих казахов заметно ухудшилось за последние два года. В 2021 году инфляция выросла почти до 9%, цены на продукты питания увеличились на 11%, а зарплаты остались на прежнем уровне. Пандемия сильно ударила по рынку труда. Больше всего пострадали внутренние мигранты, в основном молодые мужчины (средний возраст в Казахстане – около 30 лет), которые в поисках работы переезжают в города из провинции. Многие из них потеряли значительную часть своих доходов из-за жестких ограничений, введенных из-за пандемии. Именно они были весомой составляющей разгневанных протестующих, которые столкнулись с правоохранительными органами в 2022 году в Алматы — этих молодых людей называют «потерянным поколением».

Занятость молодежи — лишь одна из нескольких серьезных проблем, которые должна решить власть. В таких как Кыргызстан странах трудовая миграция в Россию действует как предохранительный клапан. Около 30% трудоспособного населения покинули страну, а их денежные переводы составляют 30% ВВП. Казахи, однако, не эмигрируют, за исключением представителей высококвалифицированных профессий – именно они составляют значительную долю «утечки мозгов». Большинство молодых людей в поисках работы переезжает в крупные городские центры, особенно в Алматы. Исследование ОЭСР 2017 года показало, что хотя 96% молодых граждан Казахстана трудоустроены, они часто заняты на некачественной, низкооплачиваемой и рискованной работе. Такая низкого уровня занятость в основном встречается в неформальной экономике, где работает около трети молодых казахов.

Еще один сегмент молодежи — самозанятые. Тот факт, что в Казахстане из-за роста доходов произошел бэби-бум, который начался примерно в 2005 году и закончился десять лет спустя, означает, что в 2020-е годы около 135 000 человек в год будут поступать на рынок труда, что потребует создания большого количества новых рабочих мест. Сектор добывающей промышленности является капиталоемким, и, хотя он обеспечивает значительный доход в государственный бюджет, его вклад в общую занятость невелик. Сектор малого и среднего бизнеса развит слабо, молодежи сложно найти хорошую работу. Более того, несмотря на то, что уровень образования быстро растет, руководители компаний жалуются: у выпускников есть дипломы, но у них нет навыков, востребованных рынком труда. Нехватка навыков является одним из трех основных препятствий для ведения бизнеса в стране.

Диверсификация экономики - залог развития

Казахстан попал в ситуацию, которую экономисты называют «ловушкой среднего дохода». Решающим фактором в обеспечении достаточного экономического роста и превращения Казахстана в страну с высоким уровнем дохода является политическая реформа, которая приведет к большей демократии и улучшению управления [4]. ВВП Казахстана на душу населения снизился с 14 000 долларов США в 2013 году до 9 000 долларов США в 2020-м. Страна в значительной степени зависела от нефтяной ренты, которая составляла почти 25% ВВП в 2005 году и снизилась до 13% в 2019-м.

Однако рента от добывающих отраслей не может быть единственным источником экономического роста. Экономика должна диверсифицироваться, что означает рост малого и среднего бизнеса (МСБ). В Казахстане вклад МСБ в ВВП не поднимается выше 20%, а его доля в общей занятости составляет менее 30%. Напротив, МСБ в ЕС (в среднем) обеспечивает 67% ВВП и 65% занятости. Но росту малого и среднего бизнеса в Казахстане мешают многие нерешенные проблемы, такие как бесконечные проверки, коррупция, чрезмерное регулирование и «рейдерство». Сектор МСБ в Казахстане не может играть роль стабилизатора экономики и общества, как в других странах. Пандемия COVID нанесла удар по этому сектору, который получил относительно небольшую финансовую поддержку от государства. Сектор МСБ также играет критически важную роль в содействии региональному развитию, что является одной из наиболее насущных проблем, требующих решения.

Неравенство

В Казахстане, девятой по величине стране в мире по территории с небольшим населением, существуют огромные региональные различия. И регионального неравенства также следовало ожидать. Однако региональное неравенство в Казахстане по показателю ВВП на душу населения особенно велико, и оно увеличилось за 15-летний период (ОЭСР, 2017 г.) по стандартам стран с аналогичными географическими характеристиками. Эти различия обусловлены экономическими показателями специализирующихся на добывающих отраслях регионов, отсутствием экономической диверсификации, из-за чего условия жизни в других регионах оставались неизменными в течение десятилетия, а инвестиции направлялись лишь в отдельные регионы. Миллиарды, потраченные на престижные проекты в Астане, лишь усугубили неравенство.

В феврале 2019 года в Астане сотни матерей участвовали в акции протеста, которая длилась три месяца. Эта акция стала широко известной как в самом Казахстане, так и за его пределами. Это была единственная акция протеста, которую не разогнала полиция. Красивым и сверкающим является только центр – чуть дальше тысячи людей живут в ужасных условиях. Пятеро детей погибли при пожаре в ветхом доме, пока их мать-одиночка была на работе. Протестующие требовали от правительства предоставления надлежащего жилья, увеличения мест для детей в государственных детских садах и увеличения социальных пособий.

«Коллективный Назарбаев» остался

Назарбаев руководил страной с 1989 года, когда был назначен Первым секретарем Коммунистической партии Казахстана и стал Председателем Верховного Совета Казахстана. Его восхождение стало следствием первой демонстрации в СССР при Горбачеве – студенческого протеста в Алматы в 1986 года (на площади Брежнева) против назначения члена Политбюро Геннадия Колбина — российского аутсайдера — первым секретарем партии. Демонстрация была жестоко подавлена. Но Горбачев понимал, что необходимо обращать внимание на национальные чувства. Спустя три десятилетия этот инцидент остается одним из самых малоизвестных эпизодов советской истории. На центральной площади Алматы установлен памятник студентам, а в последние годы тех, кто отмечал эту годовщину, регулярно арестовывали.

Во время распада СССР Казахстан был последней республикой, провозгласившей независимость - 31 августа 1991 года. В бюллетене для голосования на первых президентских выборах в Казахстане 1 декабря 1991 года значился один-единственный кандидат – Назарбаев. В 2010 году льстивый парламент присвоил ему звание Елбасы, лидера нации. Назарбаев ушел от управления страной в 2021 году, что было связано с договоренностями об иммунитете от судебного преследования его самого и членов его семьи, а также с сохранением за ним важнейшей должности председателя Совета национальной безопасности. В 2022 году он был смещен с этого поста, а ряд ближайших членов его семьи был отстранен от руководства монополистическими олигархическими компаниями.

Однако не следует отрицать роли Назарбаева как основателя нации. На момент обретения независимости казахи были исчезающей нацией. Треть казахов погибла во время коллективизации. Семья Назарбаева бежала в горы, чтобы выжить. В послевоенный период произошла массовая иммиграция русских и представителей других национальностей во время хрущевской кампании 1960-х годов по освоению целины, центром которой был Целиноград, сегодняшняя Астана. В Казахстане были проведены сотни ядерных испытаний в атмосфере и под землей. На момент обретения независимости казахи составляли уменьшающееся меньшинство на своей земле - 39% всего населения, 7% - в Алматы, столице. После распада СССР в 1991 году ВВП рухнул - упал в два раза, а ВВП на душу населения составил 1200 долларов США (1995 год).

Достижения Назарбаева в сплочении нации, государственном строительстве и экономическом развитии в сложных условиях огромны. Он придал Казахстану вес на евразийском пространстве и на международной арене. В 2014 году Назарбаев имел смелость критиковать вмешательство России в дела Украины. Он часто сравнивал себя с Ататюрком и Ли Куан Ю. Однако Ататюрк умер бедным, Ли Куан Ю открыто заявлял о своих заслуженно высоких доходах, а Сингапур известен как одна из наименее коррумпированных стран мира.

Одним из самых популярных лозунгов событий 2022 года было «Шал, кет» (старик, уходи). Старика нет, но его «коллектив» остался. И необходимо создавать ему альтернативы.

Алексей Козаков

Материалы в рубрике «Мнение» не отражают точку зрения «Азаттыка»

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG