Ссылки для упрощенного доступа

10 августа 2022, Бишкекское время 15:07

Украинская журналистка Юлия Емельянова: Я приняла то, что в моей стране идет война. И, возможно, она надолго…


Надписи на асфальте на одной из улиц в Кривом Роге (Украина). Фото сделано журналистами издания СВОИ. Кривой Рог.
Назгуль Конурбаева.
Назгуль Конурбаева.

Автор статьи Назгуль Конурбаева - журналист, специализируется на темах, связанных с экономикой, финансами и бизнесом. Руководитель медиа-компании Capital KG. Кыргызстанка с активной гражданской позицией.

Дисклеймер

Материалы в рубрике «Мнение» не отражают точку зрения «Азаттыка»

- Кажется, за эти пять месяцев я постарела на пять лет, как и многие женщины Украины, — c этих слов начинается наш долгий разговор с украинской журналисткой Юлией Емельяновой.

С Юлией мы познакомились в 2015 году на одном из семинаров по правам человека и демократии в Германии. Через год после аннексии Крыма, самопровозглашения ЛНР и ДНР. Помню, тогда Юлия много и долго спорила с коллегой из России Павлом по поводу грамматики русского языка. Российский журналист настаивал: грамматически правильно «на Украине», Юлия утверждала, что и грамматически, и политически корректно «в Украине»…

Кстати, я переписываюсь с Павлом. Он против войны, даже написал несколько статьей в поддержку Украины, — вспоминает Юлия о российском коллеге.

И мы заговорили о национальной и гражданской самоидентификации. Вопрос который после того, как началась война в Украине, еще больше волнует меня и многих моих друзей здесь, в Кыргызстане.

Юлия Емельянова с сыном.
Юлия Емельянова с сыном.

- Я отношу себя к молодому поколению. Мне 33 года. Поэтому этап самоидентификации прошла гораздо раньше, еще в школе, — рассказывает Юлия. —И в школе, и в университете я изучала уже переосмысленную историю нашей страны. Так уж сложилось: выросла я в русскоязычной среде и чаще говорила на русском языке, чем на украинском. Но несмотря на это, всегда знала: я — украинка, никогда не романтизировала Советский Союз, ни разу не возникало желания жить в России или даже в Европе. Мне всегда хотелось, хочется и сейчас, жить у себя на родине. Я прекрасно владею родным языком. И все ужасы войны никак не повлияли на мою самоидентификацию, поскольку я всегда ощущала себя гражданкой свободной, независимой Украины. Страны, которая в состоянии сама решать свою судьбу: какую власть она хочет, с кем хочет строить партнерские отношения, с кем не хочет иметь дел, в каких союзах желает быть и так далее.

- Я думаю, мой народ уже до войны прошел длительную путь самоидентификации. Эти процессы начались еще задолго до аннексии Крыма. Но последовавшие затем события лишь ускорили процесс самоидентификации украинского народа. И полномасштабное вторжение России, конечно, завершило этот процесс окончательно, — говорит Юлия.

Мы с Юлией, обсуждая, размышляем об осознанном обществе, которое в состоянии защитить свой суверенитет. Украинская журналистка говорит, что гордится храбростью своего народа. Но то, что им приходится защищать свою независимость буквально с автоматами в руках, так неправильно.

Мы говорим о том, что это идет из контекста нашего прошлого, когда наши страны были субъектами Советского Союза, где все было в руках Москвы. И теперь мы должны бороться на свою независимость.

- Вообще, это нормально, когда есть границы государств, и никто эти границы не нарушает в рамках международных договоров, — подчеркивает Юлия. Трудно не согласиться.

Юлия Емельянова живет в городе Кривой Рог — это малая родина президента Зеленского. Город на юго-востоке Украины.

- Линия фронта проходит в чуть более пятидесяти километрах от нашего города, — говорит Юлия, — у нас последние обстрелы были в эту субботу (прим.: - 9 июля 2022 года). Обстреляли «Смерчами» (прим.: 9К58 «Смерч» — советская и российская реактивная система залпового огня калибра 300 мм), попали в жилые дома, две женщины погибли, есть раненые, я не говорю о разрушенных домах, зданиях, машинах… В нашем районе больше всего пострадала южная часть, она практически проходит по позиции ноль. Там почти ежедневные обстрелы, уже не осталось неразрушенных домов, практически все жители этих сел вынуждены были переселиться…

Осколки от, предположительно, кассетной бомбы, сброшенной на Кривой Рог (Украина). Фото сделано журналистами издания СВОИ. Кривой Рог.
Осколки от, предположительно, кассетной бомбы, сброшенной на Кривой Рог (Украина). Фото сделано журналистами издания СВОИ. Кривой Рог.

В начале войны Юлии тоже пришлось покинуть родной город. Два месяца она жила в Румынии с двухгодовалым ребенком.

- Если смотреть на карту боевых наступлений, можно увидеть Криворожское направление, то есть, было наступление в сторону моего города. Ради безопасности сына я выезжала, муж, конечно, остался в Украине, - рассказывает Юлия.

В ходе беседы меня каждый раз удивляет, как Юлия спокойно рассказывает о войне, которая идет в ее стране, совсем рядом с ее родным городом. Она замечает мое удивление:

- Я сейчас с тобой спокойно разговариваю, потому что у меня произошло принятие,— объясняет она. — Я приняла ситуацию, конечно, не покорилась, но смирилась с тем, что в моей стране идет война. Совсем недалеко от города, где я живу. У меня всегда наготове тревожный чемоданчик, бак машины всегда полон. Сейчас я уже спокойнее, хотя бы понимаю, что делать если опять начнутся обстрелы. А в начале войны мы были как в тумане, не знали, как себя вести. Было страшно, тревожно, непонятно, что происходит…

Поначалу она просто не верила в то, что идет война. Потом стала надеяться, что скоро все разрешится, успокаивала себя, верила в мирные переговоры, которые так и не состоялись. Ей казалось, что вот-вот все закончится.

- А сейчас, уже на пятый месяц войны, есть понимание, что это надолго. Наверное, до зимы и не закончится, скорее всего, даже затянется на несколько лет, — еще более спокойно, но грустью в голосе продолжает Юлия. - От этого, конечно, грустно и тревожно, непонятно, что будет. Останется ли конкретно мой город украинским или окажется в оккупации, а что будем делать, если он попадет в оккупацию? Оставаться или уезжать? Если да, то куда? При этом все это уже воспринимаешь с каким-то спокойствием. Уже понимаешь, куда прятаться в случае опасности. Заготовлены запасы еды.

Юлия рассказывает, что многие украинцы сейчас пытаются подстроиться под страшную реальность. Абстрактные чувства такие, как надежда или разочарование, отупляют, и начинаешь жить одним днем. Это эмоционально сложно, - объясняет Юлия, - в условиях долгосрочной войны каждый день думать и надеяться, что война закончится. А она все не заканчивается…

Я для себя решила так: я живу в этой стране, я люблю Украину, я работаю журналистом, я плачу налоги, я помогаю армии. В таких условиях начинаешь думать: что я могу сделать для того, чтобы помочь тем, кому сложнее, чем мне. Жить одним днем — это тоже про щадящее отношение к себе, потому что ожидание просто убивает. Поэтому я живу здесь и сейчас и просто действую. Я хочу, чтобы мы победили, чтобы Украина выстояла! Я хочу, чтобы мы смогли защитить территориальную целостность нашего государства. И приложу к этому все свои усилия, как и все украинцы.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG