Ссылки для упрощенного доступа

30 сентября 2022, Бишкекское время 12:36

«У них было много планов и целей». Погибшие в ходе конфликта жители баткенских сел


Эльзада Мананова.

Вооруженный конфликт на кыргызско-таджикской границе с 14 по 17 сентября стал причиной больших человеческих потерь. Среди местного населения тоже есть те, кто погиб или ранен от пуль и осколков снарядов.

Пострадавшие в Баткенской области семеро детей сейчас получают лечение в Национальном центре охраны материнства и детства в Бишкеке. Как рассказала главный врач клиники Гульзат Маймерова, самому маленькому из них 1,5 года, а старший из них – подросток 15 лет:

− Все они попали к нам с огнестрельными ранениями. У одного из них мы извлекли пулю, а в теле другого оказалось 35 мелких осколков. Сейчас им оказывается также и психологическая поддержка. Большинство из них попали под пули, когда убегали.

Поделиться кровью. Кыргызстанцы помогают раненым в Баткене не только материально
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:04 0:00

Погибшая от пули в приграничном столкновении 15-летняя Эльзада Мананова была родом из села Достук айылного аймака Жаны-Жер Лейлекского района. Когда 16 сентября в этом и других селах близ кыргызско-таджикской границы началась стрельба, они выбежала из дома, но в этом время неподалеку упал снаряд. По словам ее отца Малика Мананова, девочку ранило осколками этого снаряда:

− Дочка в то утро собиралась отвезти свою сестренку в школу. Я был занят осмотром своей машины во дворе нашего дома. И вдруг началась стрельба, грохот. Я сказал, чтобы все садились в машину, надо бежать. Но увидел, что Эльзады нет. Никто не мог найти ее. Потом нашли тело на улице… Я и сам не понял, как так произошло. Все оплакивают. Говорю себе, что, видимо, так распорядилась судьба. Дочку я обнаружил в 150 метрах от дома. В тот момент искали ее с соседями вместе, но не смогли найти. У меня пятеро дочерей и сын. Эльзада была четвертым ребенком. Она очень любила нашу младшую, видимо, побежала за ней. Она мечтала стать переводчицей.

По словам отца, 25 сентября Эльзаде должно было исполниться 15 лет.

Разрушенный в селе Максат Лейлекского района детский сад, 19 сентября 2022 г.
Разрушенный в селе Максат Лейлекского района детский сад, 19 сентября 2022 г.

В результате вооруженной агрессии тысячи жителей сел Кулунду, Максат, Интернационал, Оочу, Сада, Раззаков, Ак-Арык, Кайрагач и Булак-Башы Лейлекского района были вынуждены покинуть свои дома и эвакуироваться в города Сулюкту и Раззаков. А проживающим в селах Арка, Достук, Жаштык, Борбордук и Бешкент пришлось бежать в сторону гор, где расположено село Маргун.

Министерство чрезвычайных ситуаций КР 16 сентября сообщило, что из-за этого конфликта более 140 тысяч кыргызстанцев были вынуждены покинуть свои дома в Баткенской области и эвакуироваться в безопасные места. В основном это жители Баткенского и Лейлекского районов и городов Баткена, Сулюкты, Исфаны.

20 сентября в ведомстве также сообщили, что в ходе нападений пострадали 364 объекта в регионе. Среди разрушенных зданий – социальные объекты, воинские казармы и частные дома. Общий ущерб перевалил далеко за 1 млрд сомов.

«Погиб мой родной брат и его младший сын»

Жертвами этих трагических дней также стали жители села Ак-Сай – 57-летний Муктарбек Зулпукаров и его 22-летний сын Мыктыбек Авроров.

Муктарбек Зулпукаров и Мыктыбек Авроров.
Муктарбек Зулпукаров и Мыктыбек Авроров.

Их родственник, Алтынбек Авроров, проживающий в соседнем с Ак-Саем селе Капчыгай, говорит, что в их населенном пункте разрушены почти все объекты:

− Мой брат работал сторожем в местной школе. Его убили в первый же день [конфликта], а тело, оказывается, подожгли. Его покойный сын был младшим ребенком в семье. Его гнали почти до окраины села, а потом все-таки застрелили. Старший сын моего брата позвонил мне и сказал: «Моего братишку убили, звоню на мобильный телефон отца, а на звонок отвечают таджики». Когда таджики ворвались в наше село Капчыгай, я еле успел сбежать. У меня семеро детей, я до сих пор не видел их и других близких. Три дня назад была перестрелка в селе Булак-Башы, что чуть выше [анклава] Ворух. Зная об этом, они не придали значения. Мы и тогда с семьей выехали, но вернулись, подумав, что уже все стихло.

У Муктарбека Зулпукарова остались супруга, сын и две дочери.

Сардарбек Усен уулу.
Сардарбек Усен уулу.

Его младший сын, покойный Мыктыбек Авроров, возил людей по маршруту «Баткен-Бишкек-Баткен», говорит друг убитого Сардарбек Усен уулу, который приехал на похороны из Москвы:

− Мыктыбек был добрым парнем, который никому плохого не делал. Сколько у него было планов, целей... Когда я узнал о случившемся, сразу купил билет и прилетел из Москвы в надежде успеть на его похороны, думал бросить горсть земли на могилу друга. Но, увы, не удалось, потому что нас в то село не пропустили.

Трагедия в Ак-Сае

По официальным данным, в одном только селе Ак-Сай Баткенского района сгорело 180 домов.

«К началу этого нового учебного года мы сдали в эксплуатацию новый детский сад в Ак-Сае. Его и нашу школу обстреляли, все разрушили. Специально взорвали мост на дороге Кок-Таш – Тамдык. Кроме того, был украден скот», − сообщил 19 сентября полномочный представитель президента Кыргызстана в Баткенской области Абдикарим Алимбаев.

В Ак-Сае погиб еще один местный житель – 56-летний фермер Матиса Надыров. Его сын Адилет рассказал, что отца убили на собственной птицеферме, при этом объект подожгли.

Матиса Надыров.
Матиса Надыров.

Матиса Надыров, которого похоронили 17 сентября, ранее в интервью одному из местных каналов рассказывал, что не намерен покидать родные места и специально открыл свое небольшое дело, чтобы внести личный вклад в развитие региона:

− У меня и мысли не было открывать предприятие где-то в другом месте, подальше от приграничных конфликтов. Я должен жить в этом селе, строить здесь и открывать новые рабочие места для местных жителей.

54-летний Курбанбек Дубанаев – еще один житель села Ак-Сай, убит в ходе недавнего конфликта. Он был старшим среди 11 детей в семье, у него осталась дочь.

«В тот день – 16 сентября – как раз исполнилось 54 года, то есть у него был день рождения. Пытаясь защитить свой дом, землю, он, оказывается, в одиночку сражался почти два часа. Но когда понял, что пора бежать, в него попали четыре осколка от снаряда из миномета. У него была одна дочь. Дом его полностью сожгли. Мы ему говорили: раз есть дочь, может, стоит обустроить жилье в городах Оше, Бишкеке или Баткене, так как здесь небезопасно. Но он не соглашался и отвечал: даже не говорите мне об этом», − вспоминает его брат Женишбек. Сам он живет в селе Бакай, которое расположено неподалеку от Ак-Сая. По его словам, в этом населенном пункте дома троих его родственников тоже сгорели в ходе последних столкновений.

Курбанбек Дубанаев.
Курбанбек Дубанаев.

18 сентября Министерство иностранных дел Кыргызстана заявило, что расценивает события 14-17 сентября на суверенной территории КР как заранее спланированный вооруженный акт агрессии Таджикистана. Перед этим МИД Таджикистана выступил с аналогичным обращением.

Согласно официальным данным по состоянию на утро 20 сентября, жертвами столкновений в приграничье стали 59 кыргызстанцев, в том числе мирные жители. Число пострадавших достигло почти 200.

В Таджикистане заявили о 41 жертве приграничного конфликта. Радио «Озоди», опираясь на собственные источники, опубликовало список 59 погибших таджикистанцев и написало о пострадавших в таджикских приграничных селах магазинах и домах.

Подтвердить данные о жертвах и пострадавших с таджикской стороны из других независимых источников пока не представляется возможным.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал здесь.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG