Ссылки для упрощенного доступа

28 мая 2024, Бишкекское время 17:01

Казахстан депортирует тех, кто просит убежища. Чего боятся власти и на кого оглядываются?


Пробка у КПП «Караозек» перед границей с Казахстаном после объявления мобилизации в России. Красноярский район Астраханской области
Пробка у КПП «Караозек» перед границей с Казахстаном после объявления мобилизации в России. Красноярский район Астраханской области

В конце 2022 года Казахстан депортировал двух человек, ищущих убежища. Один из них бежал из Афганистана, где власть захватило террористическое движение «Талибан», другой — из России, где людей принудительно отправляют на развязанную страной войну. Почему Казахстан не предоставляет убежища тем, кто в нём отчаянно нуждается?

«БЫЛ ПОСЛЕДНИЙ ШАНС СПАСТИСЬ»

Начальник смены в управлении специальной связи и информации ФСО России в Сибирском федеральном округе РФ Михаил Жилин бежал в Казахстан после объявления мобилизации 21 сентября 2022 года. 36-летний мужчина бежал буквально — пешком по лесополосе, поскольку выезд из России ему был запрещён. По должности Жилин отвечал за правительственную связь Владимира Путина с регионами и имел доступ к государственной тайне. Мужчина хотел уволиться, но ему отказали.

Беглого фэсэошника задержали казахстанские пограничники на территории Абайской области, но вскоре отпустили под подписку о невыезде до суда.

Михаил Жилин попросил у Казахстана политического убежища, но получил отказ.

6 декабря Жилин выехал в Астану, чтобы оттуда вылететь в Армению. В аэропорту его задержали. Оказалось, что Россия объявила его в розыск по статье о дезертирстве. А казахстанский суд за незаконное пересечение границы назначил Жилину наказание в виде условного лишения свободы на шесть месяцев и выдворение из страны. Таким образом, бывшему российскому чиновнику грозили и депортация, и экстрадиция.

Екатерина Жилина, жена Михаила Жилина, бежавшего в Казахстан, чтобы избежать военной мобилизации Москвы для войны в Украине. Астана, 30 декабря 2022 года
Екатерина Жилина, жена Михаила Жилина, бежавшего в Казахстан, чтобы избежать военной мобилизации Москвы для войны в Украине. Астана, 30 декабря 2022 года

«Мы просим общественность помочь, — говорила 9 декабря жена Михаила Екатерина Жилина, живущая ныне в Казахстане. — Если его депортируют в Россию, то, поскольку мы решили, что это наш последний шанс спастись, и предали дело огласке, я буду испытывать гонения, а муж, скорее всего, отправится в тюрьму, где его, возможно, будут пытать и, скорее всего, убьют — у нас очень печальные прецеденты по дезертирству».

Екатерина Жилина надеялась, что Казахстан не выдаст её супруга, поскольку страна ратифицировала Конвенцию о статусе беженцев. Но надежды не оправдались: 29 декабря, не дав возможности оспорить решение суда первой инстанции об отказе в присвоении статуса беженца, Михаила Жилина депортировали в Россию.

Почти две недели ни супруга, ни адвокаты не знали, где он находится и жив ли вообще. Только 9 января 2023 года им сообщили, что Михаил Жилин помещён в следственный изолятор города Рубцовска на юге Алтайского края.

Замглавы Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Денис Дживага говорит, что Жилина депортировали в странной спешке, не дав пройти положенные законом процедуры, — власти не должны были депортировать его, пока не будут пройдены все судебные этапы по делу о присвоении статуса беженца. Кроме того, как выяснилось, и в аэропорту Жилина задержали тогда, когда документы о розыске в Казахстан ещё не пришли.

Заместитель директора Казахстанского бюро по правам человека Денис Дживага
Заместитель директора Казахстанского бюро по правам человека Денис Дживага

— С учётом того, на какой службе он был, чем занимался, есть такие опасения, что просто «попросили», либо наши власти решили с учётом такого резонанса с этим не связываться и побыстрее избавиться. Они могли сохранить лицо, дав человеку выехать куда-то ещё. Ведь в решении о выдворении нет такого, что его должны выдворить именно в Российскую Федерацию, его просто должны выдворить с территории Республики Казахстан. Наш МИД сам признаёт: экстрадиционной выдачи не было, не было обязательства отдать прямо России. Могли выдворить, к примеру, в Кыргызстан и сказать России, что он покинул территорию, — говорит Азаттыку Денис Дживага, который оценивает ситуацию как нонсенс.

По его словам, таких решений Казахстан не принимал с 2011 года. Тогда Казахстан депортировал 28 человек, бежавших из Узбекистана.

— После Андижанских событий (самое трагическое событие в истории независимого Узбекистана, произошедшее в 2005 году. По официальным данным, тогда погибли 187 человек. — Ред.) у нас стали появляться лица, ищущие убежища. Сперва шли те, кого преследовали, потом начали появляться религиозные беженцы, — вспоминает Денис Дживага. — До 2010 года в Казахстане не было своего закона о беженцах и не было национальной процедуры по получению статуса беженца. Госорганы рассматривали афганских беженцев, а остальными занималось управление верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН).

В 2010 году в Казахстане появился свой закон и процедуры по определению статуса беженцев. В этом же году власти выдали Ташкенту всех «беженцев», даже тех, кто уже имел статус беженца по решению УВКБ ООН. После этого Казахстан подвергся осуждению со стороны мирового сообщества.

— Последние экстрадиционные выдачи были в 2011 году. И вот 12 лет не было ни депортации, ни экстрадиции лиц, ищущих убежища. Казахстан от этого воздерживался. Даже были случаи, когда позволяли таким людям с соблюдением всех процедур спокойно выехать из Казахстана, то есть не депортировали, не экстрадировали в страны, которые их запрашивали. А в этом году мы столкнулись с двумя случаями депортации, — говорит Дживага. — Казахстан раньше поступал более грамотно, людям давали полностью пройти все процедуры обжалования.

«90 ПРОЦЕНТОВ — ОТКАЗЫ»

Второй случай экстрадиции лица, ищущего убежища, о котором говорит правозащитник, касается жителя Афганистана. Он бежал из страны, как сам говорил правозащитникам, потому что «идёт угроза от талибов».

За незаконное пересечение границы его приговорили к году лишения свободы. После этого юристы Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности попытались помочь мужчине подать заявление на получение статуса беженца.

— Но его, так сказать, под белые ручки взяли и увезли. Мы его искали, а нам сказали, что его везут, насколько я помню, в Шымкент, а оттуда первым рейсом отправят в Арабские Эмираты. Как только власти узнали, что он собирается на беженца подавать, то быстренько избавились, чтобы никаких больше вопросов не было, хотя он не был разыскиваемым лицом, — говорит Денис Дживага. — Его не в Афганистан выдворили, а в Арабские Эмираты. Но мы прекрасно понимали, что Эмираты его, скорее всего, отправят в Афганистан, потому что обычно Эмираты не оставляют у себя таких лиц.

Сейчас о судьбе афганца ничего не известно.

После того как запрещённое в ряде стран, в том числе и в Казахстане, движение «Талибан» захватило власть в Афганистане в августе 2021 года, оттуда бежали десятки тысяч человек. Выступая на форуме в России, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев сказал, что «вопрос о том, чтобы приютить афганских беженцев, которые работали с американской администрацией, не был нами решён положительно», поскольку «возникло очень много нюансов, связанных и с суверенитетом Казахстана».

Впрочем, Казахстан никогда не был особо популярной страной среди людей, ищущих убежища.

— Представители МВД всегда заявляют, что, мол, сейчас начнём давать статус беженца и к нам все побегут, начнут ломиться. Хотя все 20 лет, что я этой сферой занимаюсь, Казахстан всегда воспринимался как транзитная страна, у нас беженцы не задерживаются, — говорит Денис Дживага. — Буквально в 2022 году в связи с началом конфликта (вторжения России в Украину. — Ред.) появились украинцы. И то это небольшое количество, в основном те, кто приехал к своим родственникам. И после объявления первой волны мобилизации в России — россияне. 90 процентов из них не обращались за статусом беженца. Обращения в основном идут от таких, как Жилин: беглые офицеры, активисты, а основная масса россиян прибывали как мигранты, оставались как иностранцы, многие уезжали дальше.

Казахстан практически всем отказывает в присвоении статуса беженца. Впрочем, заявки украинцев ещё не рассматривались.

— Никому статуса беженца в 2022 году не дали, потому что в 2022 году рассмотрение таких дел передали из МВД в Минтруда. Комиссии по рассмотрению [заявлений] начались только к концу года. Ещё не рассматривали украинцев, а афганцам и россиянам процентов 90 — это отказы.

«НЕТ НИЧЕГО ХУЖЕ, ЧЕМ НЕ НАЙТИ УБЕЖИЩА В СВОЕЙ СТРАНЕ»

Казахстанские власти стараются не выдавать статуса беженца и бежавшим из Китая этническим казахам. На сегодня их получили только четверо бежавших от политических лагерей Китая. «Шансов у них здесь находиться нет, — говорил уже бывший директор пограничной службы КНБ РК Дархан Дильманов (сейчас находится в СИЗО за «злоупотребление властью на пограничных постах казахстанско-китайской границы»), комментируя судьбу бежавших из Синьцзяна Кастера Мусаханулы и Мурагера Алимулы.

— Наш закон о беженцах позволяет не привлекать лиц, ищущих убежища, за незаконный переход границы к ответственности, потому что и конвенция, и закон допускают, что беженец может незаконно пересечь границу, — отмечает Денис Дживага.

Процесс по делу Мурагера Алимулы (справа) и Кастера Мусаханулы (второй слева), двух этнических казахов из Синьцзяна, привлекаемых в Казахстане к ответственности по статье об «умышленном незаконном пересечении государственной границы». Зайсан, 6 января 2020 года
Процесс по делу Мурагера Алимулы (справа) и Кастера Мусаханулы (второй слева), двух этнических казахов из Синьцзяна, привлекаемых в Казахстане к ответственности по статье об «умышленном незаконном пересечении государственной границы». Зайсан, 6 января 2020 года

К этому дню Казахстан никого из бежавших из Китая обратно не выдал, но они не чувствуют себя здесь в безопасности и постоянно опасаются, что их отправят обратно в Китай.

«Нет ничего хуже, чем не найти убежища в своей стране», —​ писала Сайрагуль Сауытбай, получившая в 2020 году Международную женскую премию за отвагу. Она так и не получила убежища в Казахстане и эмигрировала в Швецию.

— Нужно отдавать отчёт, что статус беженца является гуманитарным актом доброй воли, а у нас всегда присутствуют больше политические моменты. Наши власти всегда оглядываются, особенно если это беженцы из дружественных стран, — замечает Денис Дживага.

На начало декабря 2022 года в Казахстане, по официальным данным, было зарегистрировано 438 беженцев. 98 процентов — афганцы. Еще 722 человека числятся как «ищущие убежища», большая часть из них, как сообщают в комитете по миграции при министерстве труда, — граждане Украины.

В августе 2022 года в интервью СМИ глава представительства Агентства ООН по делам беженцев по Центральной Азии Ханс Фридрих Шоддер заявил, что положение беженцев в Казахстане «достаточно сложное» и «уровень признания беженцев в Казахстане резко сократился с 42 процентов в 2015 году до 1 процента в 2021 году».

Тогда глава представительства не мог знать, что в конце 2022 года положение беженцев и лиц, ищущих убежища в Казахстане, ещё больше осложнится после того, как Казахстан практически выдаст двух человек в страны, применяющие пытки. Причём сделает это, как отмечают правозащитники, без соблюдения законных процедур.

XS
SM
MD
LG