Ссылки для упрощенного доступа

29 мая 2024, Бишкекское время 18:46

«Нас привезли обманом». Кыргызстанки просят вернуть их на родину из иракской тюрьмы


Заключенная в иракской тюрьме. Иллюстративное фото.
Заключенная в иракской тюрьме. Иллюстративное фото.

Десятки находящихся в иракской тюрьме кыргызстанок обратились в «Азаттык» с просьбой донести до властей КР их просьбу об оказании помощи с возвращением на родину.

По их словам, в заключении они находятся с 2017 года. Старшей из них уже почти 65 лет, а самой младшей едва исполнилось 20. Некоторые осуждены на 10-20 лет, а кто-то и на пожизненное заключение. Есть и такие кыргызстанки, которых приговорили к смертной казни, но позже наказание было смягчено.

«Мы не хотели быть террористами»

«Я пишу вам из тюрьмы №6 «Русафа» в Багдаде, Ирак. Обращаюсь от имени 40 кыргызстанок, которые уже шесть лет мечтают о свободе, скучают по своим детям и хотят поехать к родным. Мы просим отменить вынесенные против нас приговоры и забрать нас обратно в Кыргызстан», ‒ написала 27-летняя Нилюфар, уроженка Араванского района Ошской области.

Письмо Нилюфар.
Письмо Нилюфар.

Гражданки КР, которые говорят, что находятся в багдадской тюрьме, связались с «Азаттыком» 31 марта. А 2 апреля они согласились пообщаться посредством WhatsApp и Telegram. В частности, они прислали фотографии, сделанные внутри закрытого учреждения, где их содержат. Их личные данные и номера телефонов «Азаттык» не раскрывает из соображений безопасности. Также по этой причине изменены их имена.

Нилюфар: В тюрьме находится 40 кыргызстанок.

«Азаттык»: Все вы родом из Ошской области или из разных регионов Кыргызстана?

Нилюфар: Из разных регионов.

«Азаттык»: Как вы оказались в заключении?

Нилюфар: Большинство из нас приехали в Сирию и Ирак вместе со своими мужьями в 2014-2015 годы. Некоторые - матери, которые отправились за своими детьми. Все приехавшие сюда женщины – мало образованы, обманом заманить их в ловушку довольно легко. Ни у одной из них нет высшего образования. Видно, что их всех обманули.

При этом объяснить, кто и как обманул этих женщин Нилюфар не смогла. Она лишь периодически повторяла, что ее мужу обещали высокооплачиваемую работу, вот они и поверили этому.

В ходе беседы с Нилюфар связь прерывалась несколько раз. Она перезванивала, объясняя, что интернет-соединение в тюрьме очень плохое, а телефоны им приходится использовать втайне от надзирателей.

В 2014-2015 годы боевики террористической группировки «Исламское государство» (официально запрещена в КР – прим. ред.) атаковали отдельные регионы Сирии и Ирака, захватив некоторые города и села. В их рядах были выходцы из разных уголков мира с радикальными религиозными взглядами.

Нилюфар заверила, что она ничего не знает о джихаде:

Нилюфар: Мне лично говорили, что есть работа с высокой зарплатой. И мужу моему так сказали. Мы приехали сюда на работу.

«Азаттык»: Кто вас приглашал?

Нилюфар: Этим муж занимался, я не знаю.

«Азаттык»: Где сейчас ваш супруг?

Нилюфар: Мы с ним вместе приехали в Пешмерга (курдские военизированные формирования ‒ прим. ред.) Курдистана. Попали туда, уже поняв, что совершили ошибку. С тех пор я не знаю, где находится мой муж. Даже не знаю, жив он или мертв.

Находящиеся в тюрьме женщины. Фото «Азаттыку» прислали обратившиеся в редакцию заключенные.
Находящиеся в тюрьме женщины. Фото «Азаттыку» прислали обратившиеся в редакцию заключенные.

Нилюфар сейчас 27 лет. Когда она уехала с мужем в Сирию, ей было 18:

«В августе 2017 года мы попали в Курдистан, где попросили депортировать нас на родину. Нас отправили в Багдад. Там представители правоохранительных органов заставили нас подписать различные документы. Мы не понимали их язык. В конце концов, мы поняли, что нас судят. Некоторых из нас приговорили к смертной казни, а кого-то осудили на пожизненное заключение. Необразованные женщины, не знающие языка и не могущие себя защитить, мы будто упали в глубокий колодец».

Нилюфар добавила, что находящиеся вместе с ней в тюрьме «Русафа» мусульманки надеются, что «во время священного месяца Рамазан будет положительный ответ на просьбу властей Кыргызстана вернуть нас на родину».

«Некоторые женщины умерли в заключении»

Фариде из Ноокатского района Ошской области скоро исполнится 30 лет. Она тоже приехала в зону боевых действий с мужем, когда ей было 22 года. Женщина сквозь слезы пожаловалась на то, что условия в иракских тюрьмах для женщин очень плохие:

«В одной камере находится как минимум 50 человек. Раньше, когда у нас были дети, в одной камере могло находиться до 120 человек. От ЮНИСЕФ нам выдают одеяла и другие необходимые вещи. Но в последний раз матрасы и одеяла мы получали два года назад. На 50 человек есть только одна баня».

Коридор тюрьмы «Русафа». Фото «Азаттыку» прислали обратившиеся в редакцию заключенные.
Коридор тюрьмы «Русафа». Фото «Азаттыку» прислали обратившиеся в редакцию заключенные.

Все эти женщины, которые слишком поздно осознали свои ошибки и жалеют о своих решениях, не знают, в чем именно их обвинили. Но понимают, что связано это с терроризмом.

Фарида: Мы не имеем никакого отношения к терроризму. Мы лишь подчинялись нашим мужьям, с которыми приехали сюда. Мы не хотели, чтобы наши дети были сиротами. И мы не хотели быть террористами.

«Азаттык»: Женщины, которые содержатся вместе с вами, или их мужья знали, зачем едут туда? Или они так же, как и вы, говорят, что их обманули?

Фарида: Не знаю. Все женщины, которых я знаю, были обмануты.

Так как телефоны в иракских тюрьмах запрещены, то женщины используют один аппарат, который прячут от надзирателей.

Периодически они выходят на связь со своими родственниками, проживающими в Кыргызстане. Женская тюрьма расположена в багдадском районе Аль-Русафа. В основном там содержат обвиняемых в религиозном радикализме и терроризме.

Снимок сделан после ухода охраны, которая проводила обыск. Фото «Азаттыку» прислали обратившиеся в редакцию заключенные.
Снимок сделан после ухода охраны, которая проводила обыск. Фото «Азаттыку» прислали обратившиеся в редакцию заключенные.

«Все, что вам рассказали, правда. Мы постоянно плачем. Скучаем по нашим детям, которые находятся далеко. Есть для матери что-либо хуже, чем не видеть своего ребенка? В Кыргызстане за нашими детьми присматривают наши матери. Лекарств здесь не хватает. Многие болеют. Если кто-то заболевает, то две недели приходится упрашивать охрану, пока нам выдадут медикаменты. Некоторые женщин так и не выздоровели и умерли. Они были гражданками других стран. Среди кыргызстанок умерших нет».

По словам Фариды, в 15 камерах тюрьмы содержится более 500 иностранок.

19 марта 2021 года агентство Reuters сообщило, что в тюрьме багдадского района Ар-Русафа находились 494 иностранки. Как отмечалось, они являются гражданками 18 стран, в том числе государств Центральной Азии.

«К примеру, вместе с нами осудили несовершеннолетних девушек, которым дали сроки до пяти лет. Двое из них уже отбыли свое заключение и в прошлом году уехали в Кыргызстан. Есть среди нас и 21-22-летние девушки. Некоторых осудили на 15-20 лет», ‒ говорит Фарида. Она рассказывает, что когда только приехала в Сирию, то жила в спокойных районах, где не было войны. Женщины при этом не выходили из дома и занимались детьми. Их мужья, с ее слов, утром уходили на работу и возвращались вечером. Собеседница редакции также добавила, что среди кыргызстанок есть такие, кто приговорен к смертной казни, но потом высшую меру наказания им поменяли на 20 лет лишения свободы:

«Мы, оказывается, поступили неправильно и сожалеем об этом. Будь то мужчина или женщина, но что бы они ни делали, какие бы шаги не предпринимали, пусть сначала хорошенько подумают».

Здесь находящиеся в камерах гуляют по два часа в день. Фото «Азаттыку» прислали обратившиеся в редакцию заключенные.
Здесь находящиеся в камерах гуляют по два часа в день. Фото «Азаттыку» прислали обратившиеся в редакцию заключенные.

По словам женщин, обратившихся в «Азаттык», надзиратели могут войти в камеру с проверкой в любой момент. И если будет обнаружен телефон, то следует наказание, какое - арестантки не уточнили. На прогулку их выпускают лишь на два часа в день. Но зона для прогулок тоже закрыта сверху. Собеседницы редакции признались, что практически не видят солнечный свет.

Ранее родители и родственники находящихся в Ираке и Сирии кыргызстанок просили власти страны вернуть на родину этих женщин и девушек, которые, по словам близких, уехали туда не добровольно, а послушавшись своих мужей.

Переговоры с Ираком затягиваются

После того, как из Ирака в 2016-2018 годы выдавили боевиков «Исламского государства», власти страны заключили в тюрьмы джихадистов и их жен, приговорив всех к большим срокам. Как оказалось, были среди них и граждане Кыргызстана. По законам КР они считаются «совершившими тяжкое преступление».

27 июля 2022 года министр иностранных дел КР Жээнбек Кулубаев сообщил журналистам, что уже имеется список, куда попали примерно 200 кыргызстанок и 400 детей - граждан страны, которые содержатся в закрытых учреждениях Ирака и Сирии. Тогда же он добавил, что продолжается работа по обновлению списка и что на самом деле граждан КР в этих странах может быть больше, так как получить информацию о находящихся в тюрьмах и лагерях Ирака и Сирии очень сложно.

Глава внешнеполитического ведомства подчеркнул, что переговоры о возвращении кыргызстанок и их детей на родину ведутся, но работа эта сложная, учитывая тяжесть предъявленных им обвинений.

В марте 2021 года власти Кыргызстана в рамках гуманитарной миссии «Мээрим» вернули из лагеря беженцев в Ираке 79 детей - граждан КР. 37 из них родились в Ираке, Сирии и Турции. Вышедшие недавно на связь с «Азаттыком» из багдадской тюрьмы женщины подтвердили, что среди этих возвращенных маленьких кыргызстанцев были и их дети.

Еще 18 женщин и 41 ребенок были привезены в Бишкек 16 февраля.

Руководитель института Булан в Женеве Чолпон Орозобекова уже несколько лет изучает ситуацию с иностранцами, находящимися в Ираке и Сирии. По ее словам, на сегодня в иракских тюрьмах находится 42 кыргызстанки:

«Более двух лет назад власти Ирака разрешили другим странам забрать своих малолетних граждан. Эти дети находились в заключении со своими матерями. Но на родину отправили только тех, кому было не более 14-15 лет. Подростков постарше иракские суды воспринимают как джихадистов. Сколько граждан КР были осуждены таким образом, мы пока не знаем, точной информации нет. Государства могут вести переговоры с Ираком и, заключив соглашение, вернуть оттуда своих граждан. Но сейчас главная проблема всех стран – вернуть женщин и детей, находящихся в сирийских лагерях. И власти Кыргызстана тоже заняты этим».

В тюрьме вместе со взрослыми находятся и несколько детей. Фотография, сделанная одной из женщин, находящихся в заключении.
В тюрьме вместе со взрослыми находятся и несколько детей. Фотография, сделанная одной из женщин, находящихся в заключении.

Страны, которые вернули своих граждан, ранее оказавшихся на войне в Сирии и Ираке, по-разному относятся к этой категории людей. Где-то привлекают их к уголовной ответственности и отправляют за решетку, другие же занимаются их реабилитацией и реинтеграцией в общество.

«Международное сообщество не может решить проблему с этими людьми, которых задержали как членов организации «Исламское государство» на северо-востоке Сирии, потому что там нет государственной власти. Задержанных охраняют курдские военные. Нет государственной власти, чтобы провести суд. Будь то лагерь или тюрьма, но нет власти, чтобы можно было создать условия для этого. Курдские солдаты держат их в палатках. Сейчас первейшей задачей ООН и других международных организаций является возвращение граждан, оставшихся в регионе, где нет государственной власти. В настоящее время обсуждается эта проблема. Вопрос возвращения мужчин, которые были в рядах боевиков, пока не рассматривается. А процесс вывоза женщин и детей идет очень медленно. Проблема в Сирии не решается, а ситуация в Ираке практически остается без внимания. Власти Ирака, как суверенного государства, судили боевиков, задержанных на их территории. И другим странам сложно забрать оттуда своих граждан. И не заметно, чтобы иракские власти хотели их передать [на родину]», ‒ говорит Чолпон Орозобекова.

По данным ГКНБ от 2018 года, в зону боевых действий в Сирии выехало 850 граждан Кыргызстана, из которых 150 погибли. Сообщалось, что около 140 присоединившихся к «Исламскому государству» кыргызстанцев ‒ женщины.

В период с 2013 по 2018 годы террористической группировке «Исламское государство» удалось оккупировать значительную часть территорий Сирии и Ирака. По данным различных западных исследований, в те годы к джихадистам примкнули более 40 тысяч иностранных граждан. В 2015 году суд Кыргызстана признал эту радикальную организацию террористической и запретил ее деятельность на территории страны.

Согласно статье 256 Уголовного кодекса КР, участие гражданина Кыргызстана в вооруженных конфликтах или военных действиях на территории иностранного государства наказывается лишением свободы на срок от 5 до 15 лет с конфискацией имущества.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал статьи здесь.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG