Ссылки для упрощенного доступа

23 июня 2024, Бишкекское время 01:07

Инвестиции, безвиз и встречи на высшем уровне — объявлена «новая эра сотрудничества» Китая и Центральной Азии


Си Цзиньпин и Касым-Жомарт Токаева в Астане. 14 сентября 2022 года
Си Цзиньпин и Касым-Жомарт Токаева в Астане. 14 сентября 2022 года

КНР открывает свою экономику и активизирует дипломатические отношения по всему миру после трех лет строгих ограничений из-за COVID-19. По словам аналитиков и чиновников, сейчас Пекин нацелен на Центральную Азию.

Казахстан продлевает безвизовый режим для граждан Китая до 30 дней, Кыргызстан надеется последовать его примеру. Что стоит за этими шагами и что они значат для региона?

Торговые и коммерческие связи между Пекином и пятью странами Центральной Азии продолжают восстанавливаться после остановок, вызванных пандемией. 18–19 мая в Сиане китайский лидер Си Цзиньпин проведёт личную встречу на высшем уровне с лидерами Центральной Азии.

Китай воспользуется саммитом, чтобы попытаться закрепить значительный прогресс, которого он добился в последнее время, заключив соглашения о безвизовых поездках с несколькими региональными правительствами.

Уже в этом месяце, как ожидается, будет подписано новое двустороннее соглашение между Казахстаном и Китаем, которое позволит взаимные безвизовые поездки на 30 дней. Сейчас в Казахстане действует 14-дневный безвизовый режим для китайских туристов, как и в соседнем Узбекистане. Кыргызстан вступил в переговоры о безвизе с Пекином, который, как он надеется, простимулирует экономику страны за счёт увеличения трансграничной торговли, инвестиций и туризма.

Виртуальный саммит, посвящённый 30-летию установления дипломатических отношений между Китаем и странами Центральной Азии, в Пекине. 25 января 2022 года
Виртуальный саммит, посвящённый 30-летию установления дипломатических отношений между Китаем и странами Центральной Азии, в Пекине. 25 января 2022 года

«На встрече с министром мы обсуждали вопросы виз для наших граждан, в том числе для водителей, [а] также о введении безвизового режима, — заявил министр иностранных дел Кыргызстана Жээнбек Кулубаев 3 мая в Жогорку Кенеше, обсуждая недавнюю встречу со своим китайским коллегой Цинь Ганом. — Теперь наша сторона должна выполнить работу… но в целом Китай готов к обсуждению и открыт к диалогу».

Нынешние усилия по развитию отношений в Центральной Азии вызваны тем, что Китай надеется вдохнуть новую жизнь в свой многомиллиардный внешнеполитический проект инициативы «Один пояс — один путь» (ОПОП) и пытается нормализовать ситуацию в своей западной провинции Синьцзян, которая граничит с Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном. Китай рассматривает Центральную Азию как неотъемлемую часть своей долгосрочной экономической стратегии для Евразии, и эксперты говорят, что Пекин надеется послать региону символический сигнал, в то время как его внутренняя экономика снова набирает обороты после открытия.

«Имидж Китая и его торговые отношения пострадали во время пандемии, когда Пекин закрыл свои границы [с Центральной Азией], – отмечает в комментарии Азаттыку Рафаэлло Пантуччи, старший научный сотрудник Школы международных исследований им. С. Раджаратнама в Сингапуре. – Предполагается, что это может принести экономические выгоды, но это также четкий сигнал о том, что Китай открыт для бизнеса и что Центральная Азия открыта для Китая».

Новая глава

Помимо жестких ограничений, введенных в Китае во время пандемии COVID-19, которые привели к значительному спаду трансграничной торговли, в западной провинции Синьцзянь ужесточили приграничный контроль перед многолетней репрессивной кампанией, начатой Пекином в отношении уйгуров и других мусульманских меньшинств, таких как этнические казахи и кыргызы.

Эта обширная кампания в Синьцзяне, которая, среди прочих нарушений прав человека включала лагеря для задержанных и тюрьмы, а также принудительный труд и контроль над рождаемостью, привела к тому, что в докладе ООН за 2022 год ее расценили как «серьезное нарушение прав человека», а некоторые парламенты признали ее геноцидом.

В Центральной Азии репрессии стали горячей темой для активистов из-за семейных связей, особенно между казахами и этническими казахами Синьцзяна, после того как несколько бывших заключенных опубликовали свои показания после бегства из Китая в Казахстан.

Акция протеста у китайского консульства в Алматы, 2 марта 2021 года
Акция протеста у китайского консульства в Алматы, 2 марта 2021 года

Правительство Казахстана и других стран региона с тех пор стараются заглушить любые попытки гражданской активности в отношении Синьцзяна, и лишь немногие родственники пропавших без вести в Синьцзяне все еще готовы протестовать против продолжающихся репрессий.

Правительства стран Центральной Азии теперь нацелены на получение экономических выгод от вновь открытого Китая и расширение торговых связей с соседним Синьцзяном.

«Это значительно повысит гибкость казахстанского бизнеса и его способность обеспечивать необходимыми товарами не только местный, но и центральноазиатский, евразийский и китайский рынки. Это также даст больше инвестиционных возможностей», – отметил 13 апреля Адиль Каукенов, эксперт государственного Казахстанского института стратегических исследований в Астане.

Важность Синьцзяна подчеркивается тем фактом, что, согласно государственной статистике Казахстана, только на эту провинцию приходится 40% общего объема китайско-казахстанской торговли.

В целом, экономическое присутствие Китая в Центральной Азии растет, несмотря на неудачи, вызванные пандемией. К концу 2020 года общий объем китайских инвестиций в регионе достиг 40 миллиардов долларов, а к концу 2022 года эта цифра выросла до 70 миллиардов долларов.

На Казахстан по-прежнему приходится основная доля китайского капитала в регионе. Кроме того, в 2022 году китайско-казахстанская торговля выросла на 33 процента в годовом исчислении, установив новый рекорд в 24 миллиарда долларов, и местные власти стремятся увеличить ее еще больше.

В ходе мартовского визита президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев принимал в Астане секретаря Коммунистической партии Синьцзяна Ма Синжуя и прибывшую торговую делегацию, где страны подписали новые контракты на сумму 565 миллионов долларов.

Астана также продолжает позиционировать себя как ключевой транзитный пункт для перевозки грузов по суше между Китаем и Европой. Казахстан здесь стремится заполнить пустоту, образовавшуюся из-за того, что судоходные компании стремятся обойти Россию, бывшую основным транзитным маршрутом, из-за санкционных рисков, вызванных полномасштабным вторжением России в Украину более года назад.

Казахстан и другие страны, такие как Азербайджан, Грузия и Турция, стараются увеличить инвестиции и интерес к Среднему коридору, также известному как Транскаспийский международный транспортный маршрут, – транзитному маршруту под видом ОПОП, который связывает Восточную Азию и Европу через Центральную Азию и Кавказ.

«В принципе, отношения Китая с Центральной Азией не сильно изменились, – говорит Пантуччи, автор книги «Синостан: непреднамеренная империя Китая». – Они рассматриваются как неотъемлемая часть безопасности и развития Синьцзяна, и это определенно регион, в котором Си Цзиньпин и китайское правительство чувствуют себя комфортно и продолжают развивать более тесные связи».

Исторический саммит

Скоро в Сиане состоится саммит высокого уровня с участием президентов стран Центральной Азии под председательством Си Цзиньпина. Основное внимание будет уделено развитию региональной инфраструктуры и коммуникационных возможностей. Впервые после распада Советского Союза китайский лидер примет всех пятерых глав центральноазиатских государств.

Китайские чиновники уже заявили, что саммит продемонстрирует бурный рост торговли между Пекином и регионом, а официальный представитель министерства иностранных дел Китая Ван Вэньбинь заявил журналистам 8 мая, что саммит станет важной вехой, знаменующей собой «новую эру сотрудничества». Он добавил, что должен быть подписан «важный политический документ», который «разработает новый план отношений между Китаем и Центральной Азией».

Ван не вдавался в детали повестки встречи, однако за саммитом будут внимательно следить, поскольку Центральная Азия преодолевает политические и экономические последствия российского вторжения в Украину, считает Хайюн Ма, профессор Государственного университета Фростбурга, изучающего отношения Пекина с Россией и Центральной и Южной Азией.

По словам Ма, прямые экономические выгоды от таких мер, как новые безвизовые соглашения, до сих пор неясны, но они являются важным символом растущего влияния Пекина и региональной перестройки, происходящей по мере того, как Китай укрепляет свои связи с Москвой, но продолжает преследовать свои интересы в Центральной Азии, где Россия традиционно охраняет свое влияние.

Слева направо: премьер-министр Армении Никол Пашинян, президент Беларуси Александр Лукашенко, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, президент Кыргызстана Садыр Жапаров, президент РФ Владимир Путин, президент Таджикистана Эмомали Рахмон, президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов и президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев во время церемонии возложения цветов к Могиле Неизвестного Солдата. Москва, 9 мая 2023 года
Слева направо: премьер-министр Армении Никол Пашинян, президент Беларуси Александр Лукашенко, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, президент Кыргызстана Садыр Жапаров, президент РФ Владимир Путин, президент Таджикистана Эмомали Рахмон, президент Туркменистана Сердар Бердымухамедов и президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев во время церемонии возложения цветов к Могиле Неизвестного Солдата. Москва, 9 мая 2023 года

Война в Украине оказалась неудобной для жителей Центральной Азии, в то время как они стремились к созданию новых долгосрочных экономических отношений с другими странами, использовать уступки Москвы из-за ее ослабленного статуса и дистанцироваться от Кремля политически.

Однако, несмотря на снижение авторитета Москвы, она продолжает оставаться ключевым игроком в регионе.

Ее влияние в регионе проявилось в полной мере, когда все пять центральноазиатских лидеров спешно прибыли в Москву на празднование Дня Победы 9 мая, что многие аналитики расценили как результат давления Кремля.

С учетом этого Ма добавил, что Пекин использует саммит, чтобы заверить страны региона в том, что он поддерживает их политическую независимость, и предпримет новые шаги по созданию в Евразии «экономического круга с центром в Китае».

«По сути, это стратегия убить двух зайцев одним выстрелом: ослабить влияние России [и] еще более тесно интегрировать Центральную Азию с Китаем и другими его [проектами] в регионе», – говорит Ма.

XS
SM
MD
LG