Ссылки для упрощенного доступа

21 июля 2024, Бишкекское время 19:18

«Риск очень высок». Когда введут вторичные санкции против Казахстана и кто может стать их целью?


Со стороны западных стран всё громче звучат предупреждения: результатом бездействия казахстанских властей в связи поставками в Россию подсанкционных товаров могут стать вторичные санкции.

КТО, ЧТО И КАК ПОСТАВЛЯЕТ В РОССИЮ В ОБХОД САНКЦИЙ?

Дом по адресу: Жамакаева, 99, в Алматы обычное офисное здание в верхней части города. Таких десятки. По этому адресу зарегистрировано множество столь же невыдающихся, как и само здание, фирм. В том числе небольшая компания «Аспан Арба».

Согласно новому международному расследованию OCCRP и партнёров, эта никому ранее не известная фирма, тихонько возникшая вскоре после начала войны в Украине в прошлом году, уже поставила в Россию сотни китайских беспилотников, которые закупила в Нидерландах. Подобные дроны российские войска массово используют в военных действиях.

500 дронов. Как компания в Казахстане помогает россиянам обходить санкции
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:51 0:00

После введения санкций против России в общественное пространство в Казахстане начали просачиваться сообщения о россиянах, выходящих на связь с местными бизнесменами с предложениями о сотрудничестве. Этот процесс, по всей видимости, идёт и в обратном направлении.

«Находите партнёра в России, у которого нет доступа к санкционным товарам, и отправляете ему. Это сейчас очень выгодный бизнес», — рассказывает Азаттыку Темур Умаров, научный сотрудник Центра российских и евразийских исследований Центра Карнеги в Берлине.

Владельцы фирмы «Аспан Арба» и вовсе предпочли работать без посредников. Юрист, который регистрировал эту компанию в Казахстане, заявил Азаттыку, что и к нему обратились «партнёры из России». Поначалу эти люди обещали, что новая фирма будет заказывать и другие услуги, но по факту все ограничилось получением юридического адреса.

«Больше ничего не знаю, видеть — не видел», — заявил Азаттыку юрист.

Определить, сколько таких фирм по всему Казахстану зарегистрировали предприимчивые консультанты, вряд ли возможно. Но о том, что их немало, можно косвенно судить по резко изменившимся показателям казахстанского импорта-экспорта. В отдельных случаях речь идёт о росте поставок в сотни раз и в категориях, которые до войны в Украине в отечественной статистике не фигурировали — из-за своей незначительности. Это относится и к беспилотникам, которые отправляет в Россию «Аспан арба».

«Экономическая смерть». Поставляет ли Казахстан в Россию подсанкционные микросхемы?

«Экономическая смерть». Поставляет ли Казахстан в Россию подсанкционные микросхемы?
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:35 0:00

Расследование об этом поставщике, пожалуй, первый случай описания схемы поставок с указанием конкретных фирм и фамилий. В правительстве Казахстана в ответ на представленные данные ничего определённого вновь говорить не стали.

Вице-министр торговли и интеграции Кайрат Торебаев, отвечая на вопрос Азаттыка, назвал утверждения, что компания отправляет в Россию дроны, «интересной информацией» и посоветовал направить вопрос в министерство финансов. Глава Минфина Ерулан Жамаубаев заявил, что информацией не владеет, а также не может задерживать «каждого бизнесмена» и обвинять его в «нарушении закона», но обещал «проверить» информацию.

Но на данном этапе мало у кого остались сомнения: неординарные изменения в казахстанской торговой статистике — последствия деятельности и таких мелких фирм, как «Аспан арба». Эти компании — активные участники «серого реэкспорта»: поставок в Россию товаров, которые находятся под санкциями или чьи производители решили бойкотировать российский рынок.

Казахстанское бюро национальной статистики сообщало, что только с января по октябрь 2022 года объёмы поставок электронного оборудования, бытовой техники, смартфонов из Казахстана в Россию достигли 575 миллионов долларов, скакнув с 30 миллионов за тот же период в 2021 году. В целом экспорт в Россию в прошлом году увеличился на четверть. Импорт товаров в Казахстан из стран ЕС, Великобритании и США, основных государств, поддерживающих санкционный режим, при этом вырос на 80 процентов.

Установленным фактом можно считать и то обстоятельство, что небывалый спрос в России на такие предметы, как молокоотсосы, стиральные машины, холодильники и айфоны, вызван не только необходимостью удовлетворить потребности изолированного санкциями российского рынка. Многие из этих товаров — двойного назначения, то есть могут быть полностью или частично использованы в военных целях.

«Нам кажется, что товар двойного назначения — это обязательно какой-нибудь дрон, оптический прицел или охотничье оружие, оружие для стрельбы в тире. Но на самом деле список достаточно широкий. Это может быть какая-нибудь маленькая деталь, чип, выдернутый из стиральной машины», — говорит Азаттыку Темур Умаров.

На раздаточной иллюстрации, предоставленной Reuters, показаны несколько западных компонентов, которые, по данным RUSI, находятся внутри российского БПЛА «Орлан-10». Компоненты, по данным RUSI, производятся крупными компаниями микроэлектроники, базирующимися в США, Нидерландах и Швейцарии
На раздаточной иллюстрации, предоставленной Reuters, показаны несколько западных компонентов, которые, по данным RUSI, находятся внутри российского БПЛА «Орлан-10». Компоненты, по данным RUSI, производятся крупными компаниями микроэлектроники, базирующимися в США, Нидерландах и Швейцарии

Можно ли в таком случае считать отправку бытовой техники в Россию нарушением Казахстаном санкционного режима? На этот вопрос Умаров склонен дать отрицательный ответ.

«Ответственность лежит на конечном потребителе, то есть российских предприятиях, которые вытаскивают чипы, вставляют их в самодельные дроны и потом их выпускают бомбить Киев», — считает эксперт.

КТО МОЖЕТ СТАТЬ ОБЪЕКТОМ САНКЦИЙ?

На Западе, судя по всему, не согласны с оценкой, что Казахстан не отвечает за то, как используется перевозимый через его территорию товар. Там всё больше озабочены ролью, которую мелкие поставщики вроде «Аспан арба» играют в подрыве эффективности санкций, цель которых среди прочего — снизить боеспособность России.

«Речь идёт о компьютерных чипах и других электронных элементах, которые нужны России для её ракет. Именно об этом мы говорим, а не об айфонах и стиральных машинах», — сказал во время визита в Астану в середине апреля представитель министерства торговли США Мэттью Аксельрод.

Делегация, в составе которой он прибыл в Казахстан, была впечатляющей по составу. В Астану также прилетели директор по санкциям Великобритании Дэвид Рид и помощник министра финансов США Элизабет Розенберг. Последняя открыто упомянула усиливающуюся угрозу вторничных санкций и даже назвала их потенциальные цели.

«Растёт риск как в отношении Казахстана, так и в отношении казахстанских компаний и банков», — в частности, сказала Розенберг.

Элизабет Розенберг, помощник госсекретаря США по борьбе с финансированием терроризма и финансовыми преступлениями
Элизабет Розенберг, помощник госсекретаря США по борьбе с финансированием терроризма и финансовыми преступлениями

После этого визита, в конце апреля, о вторичных санкциях заговорили и в Евросоюзе. Агентства Reuters и Bloomberg одно за другим со ссылкой на анонимные источники писали, что в ЕС рассматривают новый механизм, который будет нацелен на страны, помогающие России получать запрещённые товары. Их первым потенциальным объектом оба ресурса называли Казахстан.

Правда, сам механизм, по сообщениям, находится на ранних стадиях обсуждения, а его принятие может затянуться, так как требует единогласного одобрения всех членов союза. Поэтому, уверены некоторые аналитики, первыми на применение вторичных санкций против Казахстана скорее пойдут Соединённые Штаты.

«Европейским странам сложнее. Это связано с тем, что они больше торгуют с Казахстаном и больше в него инвестируют, чем США», — говорит Азаттыку Уайлдер Алехандро Санчес, президент консалтинговой фирмы Second Floor Strategies в Вашингтоне.

Звучащие угрозы не остаются совсем неуслышанными. Так, на следующий день после незавуалированного предупреждения Элизабет Розенберг в адрес казахстанских банков брокерская компания Halyk Finance заявила, что ограничит операции с гражданами России и Беларуси. Сообщалось, что на эти меры компания пошла по указанию Казахстанской фондовой биржи. Тогда некоторые СМИ связали действия Halyk Finance с угрозами Розенберг.

Директор казахстанской консалтинговой компании Ulagat Consulting Group экономист Марат Каирленов считает, что финансовые институты обеспокоились не зря: если они осуществляют реэкспортные платежи и переводы, то действительно могут попасть под удар.

«Инструментов достаточно много. Мы страна очень зависимая от внешней торговли, много экспортируем и импортируем. Соответственно, для оплаты товара очень важна банковская система, переводы, платежи. Если будут санкции, это породит огромные проблемы», — говорит Азаттыку Каирленов.

В целом в экспертном сообществе наблюдается определённое единство мнений о том, кого могут коснуться ограничения и какую они могут принять форму. Наиболее вероятными целями называют фирмы и физлиц в Казахстане — не чиновников или страну в целом.

«Скорее всего, мишенью будут компании. И здесь риск очень большой, потому что, если введут санкции, вы не сможете вообще функционировать в том виде, в котором вы функционировали раньше», — говорит Темур Умаров.

Как следствие таких санкций, считают эксперты, партнёры на Западе откажутся работать с компанией, она не сможет покупать товары на рынках Европы или США, на неё могут быть наложены крупные штрафы. Попасть под санкции могут и сотрудники фирмы, а это будет означать, что они не смогут выезжать в страны Запада и вести с ними дела.

Научный сотрудник Института внешнеполитических исследований в США Максимилиан Хесс в связи с этим как крайнюю меру упоминает риск включения в список особо обозначенных граждан и заблокированных лиц (SDN — Specially Designated Nationals and Blocked Persons. Американским гражданам и компаниям запрещено вести с дела включёнными в список под угрозой санкций. —​ Ред.).

«Наибольший риск существует в случае прямых военных поставок, но он весьма значителен и для товаров двойного назначения, если будет установлено, что отдельные лица сознательно содействуют этим поставкам», — говорит Хесс.

При этом, считают аналитики, вторичные санкции, даже в отношении отдельных компаний, могут оказать негативное влияние на экономику в целом, к примеру привести к дефициту товаров уже на казахстанском рынке.

Аналитик Максимилиан Хесс полагает, что последствия могут выйти далеко за пределы торговых трудностей.

«Это вызовет беспокойство иностранных инвесторов и приведёт к сокращению инвестиций. Это также усилит опасения, что вести бизнес в Казахстане опасно, что, в свою очередь, увеличит финансовые затраты в экономике», — говорит Хесс.

МОГУТ ЛИ ВЛАСТИ КАЗАХСТАНА ИЗМЕНИТЬ СИТУАЦИЮ?

«Приобретём товары из санкционного списка в ЕС и США и без проблем доставим их в Россию через третьи страны, такие как Казахстан и Армения», «Обойдём санкции на 100 процентов» — это цитаты с сайтов российских логистических и грузоперевозочных компаний, которые открыто предлагают услуги по закупу товаров из западных стран, доставке их в Казахстан и Армению авиа-, морским и автомобильным транспортом, а также по таможенному оформлению.

Того, что они обходят санкции, такие компании не скрывают. Например, транспортно-экспедиторская компания «Артмарин» подробно описывает, как перевозит санкционные грузы. Фирма сообщает, что доставка товаров через Армению и Казахстан — это долго и дорого, но на данный момент «единственный вариант».

«Найдём поставщика в США, договоримся о выгодных для нашего покупателя контрактных условиях, закупим, поставим, оплатим таможенные пошлины, получим необходимые декларации о соответствии и сертификаты качества», — говорится на сайте другой компании, Imex-Expert. Она тоже сначала ввозит товары, приобретённые в третьих странах, на территорию Таможенного союза, который действует в рамках Евразийского экономического союза в составе Казахстана, России, Армении, Беларуси и Кыргызстана, а затем доставляет их на российскую территорию.

На этом фоне на правительственном уровне в Казахстане не скупятся на обещания не допускать использования территории страны для уклонения от ограничений.

«Санкции есть санкции, мы не должны их нарушать, тем более мы получаем уведомления в отношении того, что в случае нарушения санкций последуют так называемые вторичные санкции со стороны Запада в отношении нашей экономики», — ещё в прошлом году заявлял президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев в интервью российскому гостелеканалу. Он тем не менее сделал оговорку, что «Казахстан ни в коем случае не отказывается от своих союзнических обязательств».

«Это было бы неправильно, это было бы, в конце концов, неоправданно с точки зрения перспективы», — сказал тогда казахстанский президент.

В схожем ключе высказываются представители МИДа и других ведомств. Но, полагают некоторые аналитики, правительство Казахстана раздаёт обещания, выполнить которые не в состоянии.

Одна из причин — «союзнические обязательства», как их обозначил Токаев: на территории Евразийского экономического союза действует свободное перемещение товаров, услуг, капитала и рабочей силы. В этих условиях проконтролировать, какие товары отправляет та или иная компания в Россию, невозможно, считает эксперт Темур Умаров.

Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

«Всё, что не проходит по электронным реестрам. А физически как вы будете контролировать фуры, которые отправляются в Россию с какими-нибудь мобильными телефонами? Это невозможно, потому что нет таможенных постов, есть только патрулирующие по магистралям таможенники, которые выборочно проверяют машины», — говорит эксперт.

Тем не менее в апреле, после визита высокопоставленных западных чиновников, отвечающих за санкции, в Астану, появилась информация, что Казахстан вознамерился отслеживать в режиме онлайн перемещение товаров от границы до границы, а также запустить систему, которая будет следить за нарушением санкций.

В оценке того, насколько искренне казахстанские власти пытаются противодействовать реэкспорту и какими могут быть их мотивы, мнения экспертов расходятся.

Уайлдер Алехандро Санчес всё же усматривает в реакции представителей казахстанских властей некоторое беспокойство по поводу перспективы угодить под каток западных санкций.

«Астана пытается убедить правительство США и Конгресс в том, что соблюдает санкции и "инциденты" происходят не по её вине», — делится наблюдениями Санчес.

Максимилиан Хесс призывает не делать поспешных выводов относительно «эффективности» и «целенаправленности» предпринимаемых мер.

«Таким усилиям может противодействовать и Россия, заявляя, что они противоречат условиям Евразийского экономического союза», — считает Хесс.

В свою очередь казахстанский политолог Димаш Альжанов уверен, что останавливать поток товаров в намерения казахстанских властей просто не входит — слишком негативными могут быть последствия для экономики, но при этом на высшем уровне прекрасно осведомлены, как работает реэкспорт и кто в нём участвует.

«Даже с учётом высокой коррупции в системе госуправления президент и спецслужбы Казахстана в курсе, как работают схемы, кто и как из россиян регистрирует свои фирмы в нашей юрисдикции и использует её и финансовую систему в интересах Кремля», — утверждает Альжанов.

Как бы то ни было, но 25 мая президент Токаев в очередной раз отправился в Россию, которую посещал совсем недавно — 9 мая он был параде Победы в Москве. Теперь его целью было участие в заседании Высшего Евразийского экономического совета на уровне глав государств.

На этом мероприятии Токаев сделал как минимум одно неоднозначное заявление — о союзе России и Беларуси, но ни слова не сказал о том, насколько негативно сказываются на его стране и других членах союза развязанная Россией война и наложенные на неё санкции.

Между тем на встрече в Москве Казахстан оказался единственным государством-членом, в отношении организаций и граждан которого Запад пока не ввёл санкции. На прошлой неделе Администрация президента США внесла в чёрный список ещё более 70 компаний, в том числе кыргызстанскую и армянскую фирмы. Как долго Казахстан продержится в подвешенном состоянии, предсказать сложно, но очевидно, что с распространением санкций на компании из Кыргызстана и Армении прецеденты уже созданы.

Тем не менее, несмотря на все риски, отмечают эксперты, Россия слишком важна для казахстанской экономики. В прошлом году товарооборот между странами увеличился на два миллиарда и достиг 26 миллиардов долларов. Даже при наличии политической воли заменить Россию другими торговыми партнёрами чрезвычайно сложно, считает консультант Уайлдер Алехандро Санчес. Но это не значит, что Вашингтону не стоит пытаться, добавляет он. Перед Казахстаном стоит нелёгкая задача, а санкции могут возыметь прямо противоположный эффект, опасается эксперт.

«Астана должна придерживаться чёткой финансовой и внешнеполитической линии, чтобы соблюдать санкции и не подвергать казахстанскую экономику опасности. Это трудная миссия. А если будут введены санкции, отношения между двумя сторонами (Казахстаном и США. —​ Ред.) ухудшатся. И не побудят ли санкции руководство Казахстана искать дополнительную торговлю, инвестиции и поддержку у Пекина и Москвы? Это был бы наихудший сценарий для Вашингтона, прямо противоположный тому, чего пытаются добиться санкциями», — говорит Санчес.

XS
SM
MD
LG