Ссылки для упрощенного доступа

16 июня 2024, Бишкекское время 17:50

«Иностранным представителем» может стать и доярка, и пенсионер. Медиаюрист о репрессиях «иноагентов» в России и рисках для Кыргызстана


Галина Арапова.
Галина Арапова.

Депутаты парламента Кыргызстана вынесли на общественное обсуждение так называемый закон «об иностранных представителях». Как доказали фактчекеры, а позже международные правозащитные организации, он почти полностью скопирован с российского аналога - закона «об иностранных агентах». Этот документ был принят в России в 2012 году. В его рамках под репрессии попали многочисленные представители гражданского общества, некоторые из них были вынуждены покинуть страну, а другие вынуждены работать в условиях прессинга. Причем под этот закон попадают не только представители правозащитных и гражданских организаций, он коснулся и рядовых граждан, не имеющих отношения к некоммерческим или неправительственным организациям.

О разрушительных последствиях закона для гражданского общества России рассказывает Галина Арапова, основатель Центра защиты прав СМИ (РФ).

«Азаттык»: К чему привел закон «об иноагентах» в России? Можете ли вы одним словом охарактеризовать последствия?

Галина Арапова: Я не могу одним словом, я – юрист. Публицисты могут сделать это одним словом, ярким, емким. То емкое слово, которое я могу сказать, непечатное. Поэтому про одно слово – это не ко мне.

Вообще, это узаконенная дискриминация. Это закон, который позволяет заглушить все неугодные власти точки зрения, кем бы они не высказывались – гражданским обществом, журналистами, актерами, писателями. В принципе, это инструмент, который мимикрирует, он прячется в некоторую формулу либо контроля политического, либо лоббирования, как поначалу говорили, либо контроля за финансированием какой-либо деятельности, что изначально как флагом размахивали, говорили, что это необходимо для прозрачности и подотчетности организаций гражданского общества перед обществом для того, чтобы все знали, на какие деньги они работают. Но очень быстро вся мишура слетела и стала видно, что это абсолютная зачистка гражданского общества и независимых СМИ, чтобы никто не говорил ничего, кроме того, что государство продвигает через свою пропаганду. И формула, которую они избирают для объяснения мотивов - что это как бы контроль за иностранным политическим влиянием - это, конечно, абсолютная ерунда. О каком иностранном влиянии можно вести речь, когда мир интегрирован абсолютно во всем. Невозможно жить в изоляции.

Контроль за политическим влиянием, а по факту борьба с любым космополитизмом, это, конечно, не приведет к ни к чему, кроме как к возврату любого общества на позиции средневековья. Что мы собственно говоря и видим. Законодательство об иностранных агентах начиналось с организаций гражданского общества, правозащитных организаций, потом оно перешло на средства массовой информации, потом на журналистов, а дальше на представителей самых разных профессий – юристов, политологов, экономистов, профессуру, артистов, писателей, музыкантов. Кого только в этом российском реестре нет. На самом деле это интеллектуальная элита, это те люди, которые способны самостоятельно мыслить и высказывать свои мысли вслух.

Любое государство которое встает на этот путь, совершает очень большую ошибку. Чиновники отделяют себя от людей, от общества и заявляют: «Мы делаем все правильно и мы не хотим, чтобы кто-либо делал что-либо, чтобы контролировать нашу деятельность, что отличается от наших желаний, задает нам неудобные вопросы». Собственно говоря, гражданское общество и независимая пресса должны быть балансом между обществом и чиновниками, между обществом и государством. Этот баланс пытаются сбросить, они пытаются через инструмент иностранного агента сделать так, чтобы им никто не мешал.

«Азаттык»: Первоначальная цель – установление внутреннего контроля? Хотя они и говорят, что хотят противостоять внешнему влиянию.

Галина Арапова: Они не хотят, чтобы им кто-либо мешал. Любые публикации, которые ставят неудобные вопросы, им мешают удержаться у власти. Поднимают вопросы коррупции, им это мешает, поднимают вопросы экологии, им мешают. Если бы государство в лице своих чиновников действовало в интересах своего общества, этого закона не существовало бы.

«Азаттык»: Есть ли у россиян восприятие «иностранных агентов» как «врагов народа»?

Галина Арапова: Россияне очень разные. Те, которые хоть немного задумываются над тем, что происходит в обществе, все понимают. А некоторым вообще все равно, они не понимают о чем идет речь. Они в лучшем случае выживают, перебиваются с копейки на копейку. Кому-то, конечно, пропаганда все давно объяснила. В целом, службы социологических исследований проводили опрос населения лет 5 назад. Исследования проводили «Левада-Центр», независимые агентства, проводились фокус группы для того, чтобы понять, как люди относятся к иностранным агентам. Так вот, парадокс был в том, что даже 5 лет назад люди понимали, что понятие «иностранный агент» плохое. Понятно, что в русском языке словосочетание «иностранный агент» воспринимается как враг народа. Но даже эти люди понимали, что это какая-то охота на ведьм. Что это никакие не враги народа, а что они чем-то не угодили государству. Логическую цепочку они выстраивали. Они не сильно доверяли государству в том, что повесить этот лейбл значит действительно эти люди и организации плохие.

«Азаттык»: 82 российских иностранных агента в марте этого года призвали парламент Грузии не принимать закон «об иноагентах», который был у них на рассмотрении. В то время на улицах Тбилиси проходили массовые акции протеста против принятия этого документа. В итоге инициатива была временно отозвана. Как голоса людей, на себе испытавших действие этого закона, повлияли на решение и какова роль населения в процессе принятия решений парламентами?

Галина Арапова: Мало в каком государстве представители гражданского общества и просто жители страны такие же активные как в Грузии. Они сами пошли. Это не просто потому что парламент Грузии прекратил рассмотрение этого вопроса, не потому что представители российского гражданского общества-«иноагенты» обратились. Мнение «иностранных агентов» России было бы абсолютно безразличным парламенту Грузии, парламенту любой другой страны. Можно высказать свое мнение и предостеречь, но решения на уровне государства же принимаются не так. Там просто свои граждане остановили. И то я не уверена, что они остановили. Я думаю, что поезд притормозил на промежуточной станции, чтобы страсти поутихли. А потом вполне возможно, что они достанут этот закон из ящика и снова начнут его рассматривать. Это зависит исключительно от политической ситуации в стране.

Поэтому, если у вас это происходит, граждане Кыргызстана должны безусловно обратить внимание. Они не должны думать, что это не про них, а про кого-то другого. Любого обычного гражданина это коснется неизбежно. Не в первый день после принятия этого закона, а через несколько лет. Заглушат представителей гражданского общества, они не смогут нормально работать - экологи не смогут высказываться в защиту экологии страны, другие организации не смогут оказывать помощь, когда начнутся проблемы с работой правозащитных организаций, будут включать туда журналистов, создавая им препятствия для работы, они не смогут получать доступ к информации, они не смогут брать комментарии. Соответственно, независимой информации станет меньше, людям будет все сложнее получать информацию о реальном положении дел в стране, не будет слышно голосов критики, будет только хвальба государства через свои же подконтрольные медиа. И тогда государство через этот инструмент «иностранного агента», «представителя», не важно, оно будет расправляться со всем, что ему неудобно. А люди будут жить в таком информационном пузыре, который будет наполняться государством нужной им информацией.

Люди реально потеряют возможно получать информацию из разных источников. Источник останется один. Это представляет опасность для общества. А оно пока думает: меня же не признают иностранным агентом, но и нормально. А они пострадают через другие негативные последствия, а не только путем признания конкретного слесаря иностранным агентом. У нас, кстати, уже есть случай когда признавали иностранным агентом и пенсионеров, и доярку. То есть это как только человек открывает рот и говорит то, что не нравится государству, пожалуйста, тебя всегда могут записать в иностранные агенты.

«Азаттык»: Даже религиозные организации могут попасть под понятие «иностранного представителя», ведь он получают деньги в том числе зарубежные…

Галина Арапова: Попробуйте посмотреть на конструкцию «иностранного представителя» и вы поймете, что в современном обществе почти любой… Это и страшно. Ведь закон должен быть четким, ясным и недвусмысленным и четко решать задачу, которую государство ставит, принимая этот закон. А этот закон нечеткий. Он специально принимается с размытыми формулировками, чтобы можно было его натянуть, применить к любому человеку, чтобы все боялись. Это позволяет государству делать все, что оно хочет.

Что такое иностранное финансирование применимо к Российской Федерации? Все, что не российское. А применительно к Кыргызстану? Все, что не из бюджета Кыргызстана. И если человек распространяет публичную информацию. То, есть там [в законе «об иностранных агентах»] не прописано, какую информацию. Человек вышел во двор и поговорил с бабушками – это публичное распространение информации. У него есть соцсети и он там иногда делает репосты каких-то материалов, публикует рецепты бешбармака - он публично распространяет информацию. Этого достаточно, чтобы человека могли признать иностранным агентом. Всего два критерия.

У человека родственники уехали на заработки в другие страны. Они работают, ежемесячно присылают семье деньги. Деньги какие будут? Иностранные. Любой человек, у которого есть соцсети, он публично распространяет информацию, даже если он просто публикует там селфи. Этого было достаточно, чтобы человека признали иностранным агентом. А теперь представьте какое это число людей. Любой человек, у которого есть иностранные деньги, может быть признан иностранным агентом при условии, что он публично распространяет информацию. Кроме, наверное, небольших племен в Африке, у которых нет Интернета и у которых нет иностранного финансирования, но и может быть чиновников, которых финансирует государство. Опять же, если у них нет друзей, которые им могут прислать через банковский платеж 100 долларов на подарок ко дню рождения. Если ты блогер это монетизация, если ты купил что-то на площадке на «Алиэкспрессе», а они тебе товар не доставили, потому что он закончился и тебе вернули деньги - это будет иностранным финансированием. И таких вариантов можно придумать сколько угодно. И такие случаи были.

  • 16x9 Image

    Айнура Жекше кызы

    Журналист Пражского офиса радио "Азаттык", закончила факультет романо-германской филологии КНУ. Филолог-переводчик.

  • 16x9 Image

    Болот Колбаев

    Выпускник кыргызско-турецкого университета "Манас". Работал в ведущих кыргызстанских информационных агентствах.

    E-mail: bolotbek.kolbaev@gmail.com

    Twitter: @bkolbaev

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG