Ссылки для упрощенного доступа

17 июня 2024, Бишкекское время 10:59

"Люди, которые давали команду убивать в Нукусе, остались безнаказанными"


Галым Агелеуов.
Галым Агелеуов.

Ровно год назад в Каракалпакстане - автономной республике в составе Узбекистана - произошли самые кровавые события в современной истории региона. В массовых акциях протеста 1-2 июля, по официальным данным властей Узбекистана, погиб 21 человек, 243 - получили различные ранения. По оценкам независимых расследователей, в демонстрациях погибли от 55 до 77 человек. Правоохранительные органы задержали более 500 человек, часть их которых позже отпустили. Десятки граждан получили тюремные сроки.

Свое независимое расследование, в частности, проводит организация Freedom for Eurasia, в котором принимает участие казахстанский правозащитник Галым Агелеуов.

"Азаттык": Насколько тщательно власти Узбекистана расследовали события в Нукусе, произошедшие 1-2 июля 2022 года? Насколько справедливыми были судебные разбирательства?

Агелеуов: Когда мы были в Нукусе, мы установили более 55 погибших пофамильно, со всеми данными, с информацией о них. Есть подтверждающие документы, в большинстве случаев это свидетельства о смерти и другие документы. И этот сбор проводился путем опроса людей и поиска на кладбищах, в местах, где происходили расстрелы людей, где шла стрельба по ним. Встречи с людьми, телефонные обзвоны, посещение домов и, естественно, на этом этапе было очень сложно работать, потому что после того, как мы поставили узбекские симки, то сразу заметили, что за нами идет наблюдение и фиксация того, что мы делаем. После этого мы решили, что будем меньше контактировать, больше акцента сделали на социальные сети. Опять же по закрытой системе.

Получилось так, что вся собранная информация, пока на первоначальном этапе - это 55-57 погибших. Потому что у нас есть данные, где нет фамилий, но есть имена и отчества, и есть подробное описание, как человек погиб. Как попала в него пуля, каким образом он был убит. И я знаю, что информация о том, что во второй день насчитывалось 77 погибших, была дана самой больницей экстренной помощи, куда увозили убитых и тяжело раненных. 77 убитых и, возможно, это число будет расти. На самом деле больше, потому что были события и в сельских районах, в районных центрах. Это было не только в Нукусе, потому что есть интервью, есть очень разная информация, которая касается того, что во многих районах тоже были инциденты, при которых погибали люди. Но общее количество пока установить невозможно. Мы еще собираем, но так как мне закрыли доступ в Узбекистан, получается что я, например, не могу сам выехать в город Нукус и продолжить свою работу.

Демонстрации в Нукусе.
Демонстрации в Нукусе.

- Как вы сказали, вам не разрешили въезд в Узбекистан. Если быть точнее, 22 мая, когда вы вылетали в Ташкент через Бишкек, вас не пустили на рейс. Насколько это обстоятельство сказалось на расследовании событий в Каракалпакстане?

- Я должен был вылететь на судебный процесс Даулетмурата Тажимуратова в Ташкент, лидера Республики Каракалпакстан, который выступал на этих митингах. Инцидент с его арестом привел к тому, что огромное число людей вышло на площадь города Нукус, требуя его освобождения. Вот и его призыв о необходимости мирного митинга, который он сделал 1 июля 2022 года - он был очень хорошо тогда воспринят. Но его арест, конечно… Мне важно было быть на этом суде. Потому что мог давать свои комментарии, оценки. Видно, что не хотели. Они, наверное, еще побоялись, что я поеду опять в Нукус, это была бы третья поездка, и я продолжил бы сбор информации.

- Для ясности перед читателями отметим, что вы принимаете участие в независимом расследовании, проводимом организацией Freedom for Eurasia. Кто еще состоит в вашей команде? Среди них есть граждане Узбекистана?

- Из Узбекистана никого нет. Из Кыргызстана есть правозащитник Дмитрий Кабак. У него есть разрешение на въезд в Узбекистан, а у меня нет.

- Уже прошел год с событий в Нукусе. По вашему мнению, о чем промолчали СМИ Узбекистана?

- Узбекским СМИ надо было продолжить ту тему, которую они начали. Была работа "Gazeta.uz”, которая дала информацию о том, что во второй день погибло 77 человек. Надо было продолжить свои собственные расследования и нужно, конечно, было узбекским СМИ выезжать в Нукус и проводить сбор информации по числу погибших, раненых и по тому, какой была хронология событий, как это происходило. Но получилось так, что очень многие, ну практически все они... то ли была дана команда, то ли что, но такие расследования не проводились. Мы не видим медиа, которые исследовали, проводили журналистские расследования. Может быть, они есть, но мы пока о них не знаем, но, к сожалению, эта активность не была такой яркой, чтобы мы могли видеть их материалы или читать об этом статьи, ознакомиться. Фактически есть три издания в Узбекистане, которые писали об этом активно и, может быть, блогерская поддержка была. Мы видим активность в социальных сетях, в телеграмм-каналах, но чтобы это все как-то влияло на узбекскую общественность в самом Узбекистане - к сожалению, мы не видим, чтобы люди требовали судебных процессов над теми, кто стрелял в людей, кто давал команду убивать. К сожалению, нет судебного процесса над этими людьми, сейчас все они безнаказанны.

Силовики в Нукусе после массовых протестов.
Силовики в Нукусе после массовых протестов.

- По делам о событиях в Каракалпакстане осуждены десятки человек. Была ли у вас возможность побеседовать с подсудимыми?

- О подсудимых, у которых были условные сроки, естественно, информации дадут минимум. Потому что все они выходили под условием того, чтобы они не общались или не давали активно информацию о том, где они находились, при каких обстоятельствах, как содержались там. То есть, к сожалению, вот активность больше проявлялась их родными, которые рассказывали о том, что нужна поддержка, что нужно присутствовать журналистам и правозащитникам на судебных процессах. Но люди, которые были оправданы или осуждены к условному сроку - они пока активно информацию не дают. И постараются минимизировать это, потому что режим говорит им, диктует, что в любой момент они могут обратно оказаться на скамье подсудимых. И поэтому они стараются минимизировать контакты. Потому что на них сейчас идет давление со стороны государственных структур. К сожалению, вместо того, чтобы наоборот оказывать помощь, государство, государственные органы оказывают давление на гражданских активистов внутри Каракалпакстана и в Узбекистане в целом.

- Во время событий в Каракалпакстане высказывались версии о том, что в них могут быть замешаны третьи силы. Говорилось, в частности, о ФСБ. Насколько это обосновано? Действительно ли были замешаны третьи силы?

- Нет, мы не заметили, не зафиксировали никакой деятельности со стороны каких-то третьих сил. У людей, насколько мы выяснили, была реакция на то, что был арестован Даулетмурат Тажимуратов, и они требовали его освобождения. Поэтому было два основных лозунга - это “Азатлык” (Свобода) и второй лозунг был “Свободу Даулетмурату Тажимурату”. Два лозунга звучали все время на протяжении первого и второго числа [июля].

- Насколько власти Узбекистана приняли во внимание требования международной общественности при расследовании событий в Каракалпакстане?

- К сожалению, это было сделано плохо. Потому что проговаривалось на международном уровне, что итоги работы комиссии по правам человека при Олий Мажилисе будут опубликованы, будут озвучены в стенах парламента, но этого сделано не было. То есть, как бы, свое обещание они не выполнили. И поэтому вопросы по пыткам, по расстрелам, по использованию летального оружия - ничего этого не было поднято и итоги не были подведены.

Даулетмурат Тажимуратов в зале суда.
Даулетмурат Тажимуратов в зале суда.

- Какие выводы из событий в Каракалпакстане должны сделать власти Узбекистана?

- Самый главный урок - это то, что правозащитное сообщество Узбекистана, гражданское общество, журналистское сообщество должны были объединиться и исследовать, проводить расследование всех деталей того, что произошло в Каракалпакстане. Нужно говорить о том, что Узбекистан, узбекское сообщество как бы живет своей жизнью, а Каракалпакстан живет параллельно, в другом мире. И, к сожалению, есть как бы одна правда для узбекского общества и совсем другая - для каракалпакского. Положения Конституции номинально дают право на суверенитет, на постановку этого вопроса, на независимость. Но это была красивая такая игра, фантики. Это было прописано в Конституции страны, но, получается, что со стороны узбекского общества не было сильного отклика на то, чтобы начать действовать, защищать права человека в независимости от того, кто ты по национальности. Обвинения в сепаратизме стали доминировать в узбекском обществе и это неправильно, Потому что узбекское общество само пережило гражданские события и вот тот урок, который был тогда, он должен был как раз отозваться на Нукуских событиях, сплотить гражданское общество Узбекистана в независимости от того кто ты - каракалпак или узбек. И должно было быть проведено объективное расследование того, что там произошло.

***

Протесты в Каракалпакстане начались после того, как Ташкент опубликовал новый проект Конституции, предполагающий отмену суверенного статуса Каракалпакстана и его права на выход из состава Узбекистана.

События в Нукусе стали самыми кровавыми в истории независимого Узбекистана после событий в Андижане в 2005 году. По информации, предоставленной узбекскими властями, в ходе протестов в Нукусе 1 и 2 июля 2022 года погиб 21 человек и 243 человека, в том числе сотрудники правоохранительных органов, получили ранения. Были задержаны 500 человек.

После масштабных волнений в Каракалпакстане официальный Ташкент заявил об отзыве спорных поправок. Власти страны обвинили «внешние силы» в провоцировании беспорядков.

Международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) отмечала, что в ходе событий в Каракалпакстане силовики применили чрезмерную силу в отношении мирных демонстрантов, в результате чего многие люди получили тяжёлые ранения или убиты.

В начале июня 2023 года Верховный суд Узбекистана оставил без изменения приговор журналисту и активисту Даулетмурату Тажимуратову, осужденному на 16 лет в связи с массовыми протестами в Каракалпакстане.

Тажимуратов был осужден по обвинениям в «попытке свержения конституционного строя», «организации массовых беспорядков», «заговоре с целью захвата власти».

«Совершенно несправедливый приговор. Я давно это говорю. Это показывает, что власти делают в суде, что хотят. Наш суд, Верховный суд, полностью зависят от правительства», - сказал казахской редакции Азаттыка адвокат Сергей Майоров, комментируя приговор Тажимуратову.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG