Ссылки для упрощенного доступа

15 июня 2024, Бишкекское время 18:18

«Даже 5 сомов за кВт/час – это очень дешево для «крипты». Могут ли майнинг-фермы работать, не создавая нагрузку на энергосектор?


Иллюстративное фото.
Иллюстративное фото.

В Кыргызстане в условиях объявления чрезвычайного положения в энергосекторе действует крупная майнинг-ферма. По какому принципу работает объект? Несет ли он пользу или вред для энергосистемы республики?

На эти и другие вопросы в интервью «Азаттыку» ответил предприниматель, IT-специалист Эрмек Ниязов.

Примечание: майнинг – производство по добыванию криптовалюты, где требуется бесперебойная подача электричества.

«Не могут объяснить дисбаланс в энергетике»

«Азаттык»: Учитывая кризис в нашей энергетике работа майнинг-фермы, которая потребляет столько же электричества, сколько небольшой район, не может не вызывать вопросы. Садыр Жапаров высказался по этому поводу, подчеркнув, что компания вносит свой вклад в экономику страны. Действительно ли это так?

Эрмек Ниязов.
Эрмек Ниязов.

Эрмек Ниязов: Я читал его комментарий. Если исходить из его слов, то за год эта майнинговая ферма должна выплатить около 500 млн сомов (глава государства заявил, что компания «за шесть месяцев перечислила энергетикам 480 млн сомов и уплатила 225 млн сомов в виде налогов» прим. ред.). И эти крупные суммы поступают энергетическим компаниям. С точки зрения бизнеса это хорошо, так как отрасль получает деньги. Это здорово.

Но с другой стороны, у нас сформировался дисбаланс. В КР есть генерирующие компании, которые вырабатывают электроэнергию – ряд ГЭС и ТЭЦ, а также есть продающие свет компании. Это «Северэлектро», «Востокэлектро» и другие. Вот там баланса нет. Генерация у нас большая, но есть проблема в доставке электричества через подстанции в районы, дома абонентов. И эта сфера нуждается в крупных инвестициях. Президент в общем-то говорит о том же – мощности у нас есть, но 220 вольт к нам не поступает.

Они (власти КР прим. ред.), похоже, выбрали тактику продажи электричества майнинг-фермам, прибыль с чего намерены направлять на ремонтные работы. Такова позиция президента. И согласиться с ней можно.

Но и глава государства, и министр энергетики должны были открыто сказать, что планируют вложить столько-то в этот сектор. Сколько я видел интервью и читал по этой теме, но не смог найти такие планы. Я не понял, как они намерены устранять этот дисбаланс. То они вводят режим чрезвычайной ситуации в энергетике, то сами продают какой-то майнинг-ферме 30 МВт. И наши граждане справедливо возмущаются тем, что «это неправильно». Управляющие энергосектором не могут объяснить сложившуюся ситуацию.

С наших ГЭС электроэнергия выходит мощностью в 500 кВА (киловольт-ампер), снижаясь до 220, потом до 110, и наконец, до 35 киловольт. Затем через трансформаторы она подается на улицы в 10 и 6 киловольт, а к нам приходит 220 вольт. И я не могу понять, на каком этапе этой цепочки осуществляется продажа.

Если [эксплуатирующая майнинговую ферму] компания построила себе подстанцию, использует 500 киловольт, не оказывая влияния на других пользователей – на нас, то подключить майнинг-фермы можно. Потому что у граждан не получится самостоятельно получить электроэнергию из высоковольтных сетей, мы можем лишь от 10 киловольт провести в дом «трехфазку».

«Азаттык»: В нашем расследовании говорится, что кеминская майнинговая ферма подсоединилась к подстанции «Быстровка» и получает электроэнергию оттуда. То есть получается, майнинг-ферма самостоятельно снижает напряжение?

Эрмек Ниязов: Ваши журналисты ведь обратились к Министерство энергетики и им отказали в комментарии. Хотя ведомство могло бы внятно объяснить, что «они за свой счет построили подстанцию для снижения напряжения и платят столько-то». Но я не увидел таких заявлений. Понижающие [напряжение] трансформаторы стоят дорого, да и обслуживать их непросто, это требует инвестиций. Но из-за того, что они не стали раскрывать свою бизнес-модель, то и у нас информации нет.

«Азаттык»: Мы знаем, что майнинг-фермы законом не запрещены, но работать они могут при определенных условиях. Тем более известно, что какой бы это ни был бизнес, налоги уплачиваются в процентном соотношении от прибыли. Сможет ли государство контролировать доходы майнинг-ферм? Будет ли прозрачность?

Эрмек Ниязов: Я не знаю, какие налоги там взимаются. С этим вопросом надо обратиться в налоговую службу, но есть своя определенная ставка. Мы не знаем, по какой стоимости оценивается [криптовалюта] на бирже. К примеру, цена биткоина меняется каждый день. Но даже в таком случае продажа кВт/ч за 5 сомов – это очень дешево для «крипты». Возможно, власти потом пересмотрят это и повысят тариф с 5 до 10 сомов за кВт/ч.

«Никто не знает, сколько зарабатывают майнинг-фермы»

«Азаттык»: Можно ли хотя бы приблизительно оценить, сколько зарабатывает майнинговая ферма в Кемине? Не ошибемся, если скажем, что речь идет о миллионах долларов?

Эрмек Ниязов: Видно, что туда вложено немало средств. Но сколько именно они зарабатывают, сказать не можем, потому что мы же не знаем, какая там «начинка» внутри, какое стоит оборудование. Пока они сами не представят конфигурацию [своей техники], мы извне оценить не сможем. Туда ставят аппаратуру ASIC – application-specific integrated circuit (интегральная схема специального назначения – прим. ред.). Это не компьютер, а всего лишь вычислительная техника, разновидностей которой много. И какая там стоит мы не знаем. Но раз они приобрели трансформатор на 30мВт и в месяц расходуют почти 18 млн кВт/ч, значит прибыль они какую-то получают. Возможно, полученную криптовалюту они пока придерживают и будут продавать, когда она вырастет в цене. Но и это мы не можем сказать точно.

«Азаттык»: Президент в своем интервью заявил, что «летом у нас электроэнергия генерируется в достаточном объеме, и даже есть излишки», а если зимой ее будет не хватать, «то мы приостановим работу таких ферм». Но ведь такие объекты должны получать электричество бесперебойно. Как будет решаться вопрос в таком случае?

Эрмек Ниязов: Я тоже читал его комментарий, но этот момент не понял. Он говорит о переизбытке электроэнергии, но поговоришь с теми же энергетиками, они говорят, что и сейчас у нас наблюдается дефицит света. Ведь летом на всех электростанциях проводят ремонтные работы. Но той же ТЭЦ ежегодно делают ремонт. А значит в такие периоды генерация электричества приостанавливается. А зимой они работают в полную силу. Эту информацию должны были давать энергетики, но я не нашел ни одного интервью или сообщения с пояснениями по этому поводу. Или журналисты не умеют задавать вопросы, или же энергетики не могут доходчиво объяснить. Поэтому, я думаю, что летом у нас нет переизбытка производства электроэнергии.

UPD: Министр энергетики КР Таалайбек Ибраев в интервью «Азаттыку» 31 июля заявил, что с 1 августа майнинговая ферма в Кемине уже не будет пользоваться электроэнергией КР, закупая ее в Казахстане. При этом он опроверг информацию о том, что майнинг-фермы работают и в других областях страны, отметив, что идут переговоры с российской компанией «МБТ Строй» о выдаче 30 мегаватт с Камбаратинской ГЭС-2.

NO

Перевод с кыргызского. Оригинал здесь.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG