Ссылки для упрощенного доступа

13 июля 2024, Бишкекское время 11:21

Абилитация, повышение зарплат и условия для ЛОВЗ. Что необходимо учесть для реформы медико-социальных экспертных комиссий в Кыргызстане?


Иллюстративное фото.
Иллюстративное фото.

В начале декабря Госкомитет национальной безопасности Кыргызстана сообщил о задержании председателя и двух членов медико-социальной экспертной комиссии (МСЭК) в Араванском районе Ошской области по подозрению в вымогательстве взяток «на постоянной основе» за определение группы инвалидности.

Вскоре после этого в Министерстве труда, социального обеспечения и миграции КР сообщили, что приступают к реформированию системы МСЭК, где на первом месте будут права лиц с особенностями здоровья.

Что именно планирует ведомство и какие еще моменты должны быть учтены властями для создания некоррумпированной, четко работающей службы освидетельствования ЛОВЗ?

Зарплата маленькая?

ГКНБ 9 декабря сообщил, что «общая сумма полученных денежных средств только за один приемный день составляет около 60-70 тысяч сомов».

Известно, что возбуждено уголовное дело по статье 343 («Вымогательство взятки») Уголовного кодекса, задержанные были водворены в СИЗО спецслужбы. Их официальные представители или родственники случившееся пока не комментируют.

Председатель парламентского комитета по социальной политике, депутат Жогорку Кенеша Винера Раимбачаева, комментируя «Азаттыку» факт случившегося, признала, что «коррупция в МСЭК наблюдалась всегда и это, конечно, очень удручает». По ее словам, жалоб по этому поводу поступает в парламент много, в связи с чем в ноябре депутатами была создана специальная комиссия для изучения проблем, с которыми сталкиваются лица с инвалидностью:

Винера Раимбачаева.
Винера Раимбачаева.

«Мы уже провели четыре заседания, встречались с родителями детей с особыми потребностями, получили много предложений. Работу комиссии будем продлевать, так как вопросов море. Мы, на уровне Жогорку Кенеша, хотим помочь решению вопроса в правовом поле, где-то нужны изменения в законах... Что касается МСЭК, то надо понимать, что у работающих там сотрудников маленькая зарплата. А, во-вторых, очень много бюрократии и волокиты, из-за чего пациенты иногда сами предлагают деньги, чтобы не бегать и лишь бы быстрее получить освидетельствование [инвалидности]. Поэтому надо переходить на онлайн-формат экспертизы, а для детей с особенностями процедуру нужно максимально упростить».

Депутат добавила, что реформа системы МСЭК в целом требует системного подхода, так как необходимо пересмотреть и существующую классификацию групп инвалидности, которая на сегодня устарела.

Работа МСЭК – она архиважная

С необходимостью проведения кардинальных реформ в этой сфере согласна и программный менеджер, юрист общественного объединения «Ассоциация родителей детей-инвалидов» (АРДИ) Сейнеп Дыйканбаева. При этом она предложила задаться вопросом о том, почему в принципе возникает коррупция в системе МСЭК и пояснила, что эти структуры принимают огромное количество людей, в связи с чем возникает вопрос их обеспеченности:

Сейнеп Дыйканбаева.
Сейнеп Дыйканбаева.

«Конечно, система установления инвалидности – это первый шаг в формировании политики. Потому что от того, как насколько качественно будут диагностировать и устанавливать инвалидность, будет зависеть получение пособий, соответствующих льгот и услуг гражданами, которые имеют особенности здоровья. Поэтому работа МСЭК – она архиважная. И тут надо смотреть с двух сторон. Когда я исследовала этот вопрос, я поняла, что нет отдельного финансирования работников МСЭК, начиная с материально-технического оснащения и заработной платы сотрудников, чтобы они были мотивированы. Нет отдельных помещений, где граждане могли бы ждать в очереди, не в жаре и холоде, а в здании и при этом могли бы получать какие-то услуги, консультации».

Эксперт также добавила, что отдельные и специально оборудованные здания для МСЭК были бы, в первую очередь, в интересах ЛОВЗ, так как тогда им не пришлось бы ездить в разные учреждения для получения подтверждения о том, что у них нарушен слух, зрение или имеются другие особенности здоровья. «Подобная практика предоставления услуг для лиц с инвалидностью в одном месте имеется во многих странах, и туда-сюда люди не бегают... Но, к сожалению, все упирается в деньги. До пандемии нашли каких-то спонсоров [для открытия полностью оборудованного здания], даже землю почти выделили, но потом инвесторы ушли», – рассказала она.

Быть мостом, а не блок-постом!

Обратить внимание на работу МСЭК и в целом государственной системы, с которой взаимодействуют ЛОВЗ, просили и авторы онлайн-петиции, запущенной в начале сентября. В своем обращении на имя президента, главы кабмина и председателя ГКНБ родители детей с инвалидностью отмечают, что можно сократить количество граждан, которые после совершеннолетия будут жить «исключительно за счет дотаций государства», но для этого дети с особенностями здоровья должны в раннем возрасте получать комплексную программу помощи и содействия.

Бишкекчанка Бермет Асанкулова – одна из создателей этой петиции и вместе с другими участниками инициативной группы обивает пороги государственных структур в надежде добиться исполнения ведомствами международных обязательств в сфере прав людей с инвалидностью. У ее 8-летнего сына аутизм и ей пришлось потратить немало сил, времени чтобы выполнить все требования на получение инвалидности. Но куда более сложной для женщины стала ситуация после прохождения освидетельствования, так как, по ее словам, в законодательство КР до сих пор так и не ввели понятие «абилитация», а подобные услуги в стране оказывают лишь частные организации:

«Важно отметить, что реабилитация и абилитация не одно и тоже. Если первое – это восстановление утраченных возможностей и способностей, то абилитация – это развитие потенциальных возможностей детей. Этими вопросами должны были заниматься МСЭК и психолого-медико-педагогические комиссии (ПМПК) как первое звено определения нужд детей с особыми потребностями в развитии, это прописано у них в положении. Они должны были работать в интересах ЛОВЗ, то есть быть мостом, а не блок-постом! Их деятельность надо контролировать, либо вообще ликвидировать эти структуры, так как именно они провели линию между людьми с инвалидностью и обществом, не выполняя свою работу».

Бермет Асанкулова также столкнулась с тем, что дети с особенностями в развитии в КР оказываются за бортом общественной жизни, в том числе при получении образования. По ее словам, специальных обучающих программ, адаптированных для детей с ОВЗ, в республике нет и даже во вспомогательных школах преподавание ведется по учебникам для нормотипичных детей.

Кадровый голод

Министр труда, социального обеспечения и миграции КР Гулнара Баатырова в беседе с «Азаттыком» согласилась, что проблем в системе МСЭК много и поступающие от населения жалобы, по ее словам, обоснованы. В связи с этим она выступает за установку видеокамер при проведении заседаний комиссий и включение в их состав представителей неправительственного сектора в качестве наблюдателей, как способ предотвращения коррупции:

«Я посетила многие МСЭК в регионах и могу сказать, что помещения, где они располагаются, не отвечают санитарно-эпидемиологическим нормам. Какие-то комиссии принимают в здании поликлиник, другие в муниципальных учреждениях, и есть еще те, кто находится в арендованных зданиях. Мы, в первую очередь, должны улучшать условия их работы и поднимать заработную плату. Потому что начинающие врачи-эксперты получают около 10 тысяч сомов в месяц. Из-за этого остро стоит кадровый вопрос, так как опытные специалисты уходят и сложно найти кого-то на их место. Многие кто там сейчас работает – это люди пенсионного возраста».

Гулнара Баатырова также прокомментировала претензии о том, что многие члены или председатели МСЭК занимают свои должности годами, что способствует коррупции:

«Да, конечно, мы можем рассмотреть вопрос их ротации. Но так как там возникнут расходы на предоставление жилья, другие траты, нам надо все это просчитать. А учитывая, что требование сегодняшнего дня – это цифровизация, то мы должны продвигать это направление. Ранее в рамках программы «Правительственные акселераторы» было сокращено количество запрашиваемых МСЭК документов с 11 до одной справки. И мы хотели бы чтобы все документы из медицинских учреждений в МСЭК поступали без участия человека, в электронном виде, чтобы не утруждать ЛОВЗ. А для этого нам надо пересмотреть нормативно-правовую базу и разработать положение, согласно которому лицам с инвалидностью не придется каждые пять лет доказывать свой статус».

Министр пояснила, что последнее постановление касательно работы МСЭК было принято в январе 2012 года и с тех пор оно не обновлялось. «Нам теперь надо пересмотреть этот документ, чтобы полностью реформировать структуру и работу МСЭК в соответствии с требованиями и пожеланиями граждан... Там также есть пункты, которые надо привести в соответствие с международными нормами и стандартами. Эта система должна быть удобной для населения и на 2024 год у нас большие планы по ее обновлению, где будет вестись совместная работа Минздрава, Минобразования и науки, и нашего ведомства», – заключила Гулнара Баатырова.

На сегодня по Кыргызстану функционирует 27 территориальных МСЭК, которые подразделяются на районные, межрайонные и городские. В их составе работает 84 эксперта и в среднем за год они проводят освидетельствование более 55 тысяч граждан, из которых свыше 15 тысяч – это дети.

По данным Минтруда, соцобеспечени и миграции КР, на сегодня в стране насчитывается 212 тысяч 352 лиц с инвалидностью, из них более 37 тысяч – несовершеннолетние.

Форум Facebook

XS
SM
MD
LG