Ссылки для упрощенного доступа

13 апреля 2024, Бишкекское время 20:02

«Нам надо срочно исследовать». Землетрясения в Турции и Сирии задевают за живое жителей Центральной Азии


Землетрясение силой 7,3 балла в туркменском городе Ашхабаде в октябре 1948 года унесло, по-видимому, десятки тысяч жизней
Землетрясение силой 7,3 балла в туркменском городе Ашхабаде в октябре 1948 года унесло, по-видимому, десятки тысяч жизней

В прошлом столетии землетрясения меняли облик крупнейших городов Центральной Азии до неузнаваемости, однако за последние несколько десятилетий мощных толчков в этом регионе не наблюдалось. Сильные землетрясения в Турции, где проживают сотни тысяч граждан пяти центральноазиатских стран, добавили остроты вопросам массового строительства в больших городах.

Жаныл Токоева мирно спала в своей квартире в турецком городе Кахраманмараше, когда её пушистая белая кошка вдруг начала истошно мяукать.

Было чуть больше 4 часов утра 6 февраля, и кыргызстанка ещё не чувствовала первых толчков землетрясения, которое вскоре катастрофически разрушит регионы Турции и Сирии и унесёт десятки тысяч жизней.

Но она доверилась шестому чувству обезумевшего питомца.

Жаныл Токоева со своим питомцем
Жаныл Токоева со своим питомцем

Токоева подхватила животное и выбежала на улицу, на ходу стуча в двери соседей. Земля начала трястись, как только она вышла из здания.

«Мы не знали, куда идти, и до обеда ходили по улице. Лил дождь. Пойдём туда — там падает дом, пойдём сюда — и здесь рушится жилище», — рассказала она корреспонденту Кыргызской редакции Азаттыка в интервью с гидроэлектростанции на окраине, где укрылись выжившие после землетрясения магнитудой 7,8 балла. Люди находились там, не имея достаточных запасов еды.

«Пока мы ходили, произошло второе землетрясение. Оно было [по ощущениям] самым сильным. Невозможно было устоять на ногах. Здания, уцелевшие после первых подземных толчков, упали», — вспоминает Токоева.

В Центральной Азии после таких сообщений, подобных рассказу Токоевой, и шокирующих фото детей, мёртвых и живых, которых вытаскивают из-под завалов, начали сбор пожертвований, особенно для Турции, куда все пять правительств региона направили поисково-спасательные отряды.

Однако снимки также вызвали дискуссии о том, как города Центральной Азии, находящиеся в сейсмически активных зонах, смогут пережить подобную стихию. Речь идёт, например, об Алматы, крупнейшем городе Казахстана, Ташкенте и Ашхабате — столицах Узбекистана и Туркменистана, которые уже страдали от сильных землетрясений в прошлом веке.

«В Оше и [столице] Бишкеке [в последние годы] как грибы после дождя строятся многоэтажные дома», — отмечает Медер Алиев, кыргызский депутат, подразумевая два самых крупных города страны.

«Они были построены и там, где положено, и там, где не положено, — добавляет он. — Каково их качество? Отвечают ли они требованиям безопасности? Если будет землетрясение, сколько баллов по шкале Рихтера они смогут выдержать? Нам надо срочно исследовать всё это».

ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЯ ИСТОРИИ

В 1948 году в Ашхабаде случилось землетрясение силой 7,3 балла, которое унесло, по-видимому, десятки тысяч жизней. Среди погибших была мать первого постсоветского президента Туркменистана Сапармурата Ниязова. Точное число жертв сейчас узнать невозможно из-за тотальной цензуры, царившей в СССР.

Землетрясение 1966 года в Ташкенте было гораздо менее смертоносным, но всё же сровняло с землей целые районы самого густонаселённого города региона.

В 1911 году, после двух других мощных землетрясений, которые потрясли Центральную Азию в конце XIX века, Алматы, который тогда назывался Верным и где проживало менее одной десятой его нынешнего 1,8-миллионного населения, был почти полностью разрушен сильными толчками, эпицентр которых находился на территории современного Кыргызстана.

С момента обретения независимости в 1991 году страны Центральной Азии переживали менее сильные толчки, хотя землетрясение магнитудой 6,6 балла в 2008 году с эпицентром на границе Китая, Кыргызстана и Таджикистана разрушило кыргызское село Нура, погибло более 70 человек.

Люди возле разрушенных зданий в Гольбаси, провинция Адыяман, на юге Турции, 8 февраля
Люди возле разрушенных зданий в Гольбаси, провинция Адыяман, на юге Турции, 8 февраля

В эти дни, после землетрясения в Сирии и Турции, в прессе регулярно цитируют экспертов государственных сейсмологических институтов стран Центральной Азии.

Они неизменно повторяют одно и то же: здания должны строиться так, чтобы выдерживать землетрясения силой до 9 баллов (в Алматы на возвышенностях стандарт составляет 10 баллов).

Но уже давно существуют опасения, что эти правила не соблюдаются так, как соблюдались в советское время, когда в сейсмоактивных регионах, как правило, строили здания по утверждённым типовым проектам.

Рустам Мукимов, архитектор из Душанбе, рассказал Таджикской редакции Азаттыка, что в советскую эпоху новые модели жилья тестировались на специальном полигоне за городом.

«Они проверяли стены и крышу здания при помощи специальных инструментов. Была проверка. Сейчас такие проверки не проводят. Я думаю, на это нет денег», — сказал он.

Ещё большую обеспокоенность вызывает строительный бум в крупных городах, например, после революции 2010 года в Кыргызстане и с 2016 года в Узбекистане, когда к власти пришёл Шавкат Мирзиеев.

Через два дня после землетрясения в Турции и Сирии Мирзиёев распорядился заморозить строительство в Ташкенте. В его официальном заявлении говорилось лишь о необходимости дождаться нового генплана города, о катаклизмах на Ближнем Востоке не было сказано ни слова.

Накануне заместитель министра строительства страны стал объектом критики в обществе — после того, как заявил, что правительство не несёт полной ответственности за обеспечение безопасности зданий.

«За строительство объекта отвечает его собственник, который строит здание», — сказал заместитель министра Давронжон Адилов.

Адилов также заявил, что может гарантировать «контроль и стандарты государства», но не может дать гарантию за «человеческую ошибку».

Мэр Ташкента Джахонгир Артыкходжаев, курировавший большую часть недавнего строительного бума в городе, был в январе уволен Мирзиёевым в связи с длительными отключениями электроэнергии в столице во время самой холодной зимы в Узбекистане за многие годы.

Сообщения о том, что он был задержан при попытке покинуть страну вместе с семьёй, не подтвердились.

ДОМ ВДАЛИ ОТ ДОМА

Если бы от землетрясения пострадала не Турция, а какая-то другая страна, обсуждения, возможно, не носили бы столь острый характер.

Сотни тысяч выходцев из Центральной Азии живут и работают в Турции, что делает её вторым по величине направлением трудовой миграции после России.

Известно, что по меньшей мере одна гражданка Узбекистана и два гражданина Казахстана погибли, другие числятся пропавшими без вести.

В интервью Туркменской редакции Азаттыка туркменка Мерьемгуль Баймырадова призвала правительство своей страны искать информацию о состоянии туркмен, содержащихся в центрах депортации мигрантов в Адане и Малатье — двух турецких провинциях, которые наряду с эпицентром Кахраманмарашем наиболее сильно пострадали от колоссальных разрушений.

«Позаботьтесь о своих гражданах!» — потребовала Баймырадова от своего правительства.

Спасатели ищут выживших среди обломков разрушенных зданий в Кахраманмараше, 9 февраля
Спасатели ищут выживших среди обломков разрушенных зданий в Кахраманмараше, 9 февраля

В выступлении 8 февраля бывший президент Туркменистана и официальный «лидер нации» Гурбангулы Бердымухамедов признал, что среди пострадавших в результате землетрясения есть и туркмены, не предоставив при этом никаких подробностей.

Диссидентское издание Turkmen News, базирующееся в Европе, сообщило о смерти четырёх туркмен и возврате их тел на родину туркменским правительством.

По словам чиновников, за последние дни в Турцию прибыли десятки спасателей и тонны гуманитарной помощи из пяти стран Центральной Азии.

Помимо помощи на государственном уровне массово идут сборы помощи на общественных началах.

В Казахстане группа женщин сшила две тысячи одеял и две тысячи матрасов для отправки в Турцию, а местный бизнесмен пообещал отправить 120 юрт для людей, потерявших свои дома в результате землетрясений.

Однако у многих жителей Центральной Азии образ страны, ввергнутой в хаос и полагающейся на гуманитарную помощь по крайней мере 70 государств, вызывает диссонанс. Особенно это касается тех, кто рассматривает Турцию как сильного торгового партнёра и важного иностранного инвестора, активно присутствующего в строительном секторе.

Заместитель директора Института сейсмологии МЧС Казахстана Нурсарсен Узбеков сказал Азаттыку, что специфика Восточно-Анатолийского разлома делает «катастрофическое» землетрясение более вероятным на юго-востоке Турции, чем в Казахстане.

Эксперт также выразил уверенность в том, что в богатейшем городе Центральной Азии, Алматы, в настоящее время разрабатываются системы раннего предупреждения и строго соблюдаются строительные нормы.

«Я не могу комментировать, соблюдались ли строительные нормы в Турции. Нам это неизвестно, — сказал Узбеков. — Но если бы здесь произошло гигантское землетрясение, подобное землетрясениям конца XIX века, не дай бог, я думаю, что мы в первую очередь обратились бы к своим собственным ресурсам [чтобы справиться с этим]. Если бы мы не cмогли, как это происходит в Турции, то у нас есть хорошие партнёры, которые готовы нам помочь».

XS
SM
MD
LG