Ссылки для упрощенного доступа

27 января 2021, Бишкекское время 18:31

COVID-19 тяжело ударил по экономике. Сможет ли она восстановиться в 2021-м?  


Люди в медицинских масках идут рядом с пунктом обмена валют. Москва, март 2010 года.

Пандемия коронавируса пошатнула мировую экономику в 2020 году. Компании вынуждены снизить свою активность, власти увеличивают расходы на помощь пострадавшим. Сможет ли экономика восстановиться в 2021 году и какую роль сыграет вакцинация?

Пандемия COVID-19 нанесла серьезный удар по экономикам всех стран. По мнению экспертов, нас ожидает самый серьезный экономический кризис со времен Второй мировой войны.

Пандемия затронула практически все страны мира. Общее число заразившихся превысило 73 миллиона. По состоянию на конец декабря, от COVID-19 умерли более 1,6 миллиона человека.

Более половины населения Земли столкнулось с жесткими карантинными мерами и ограничениями передвижения. Никогда еще в истории человечества эти меры не достигали такого масштаба.

Власти некоторых стран постарались обеспечить массовую финансовую поддержку компаниям, семьям и наиболее уязвимым группам. В общей сложности с марта 2020 года на эти цели, по некоторым оценкам, израсходовано около 12 триллионов долларов.

Люди в очереди у отделения почты для открытия счетов на получение государственного пособия во время режима ЧП, введенного из-за коронавируса. Кызылорда, 13 апреля 2020 года.
Люди в очереди у отделения почты для открытия счетов на получение государственного пособия во время режима ЧП, введенного из-за коронавируса. Кызылорда, 13 апреля 2020 года.

Однако вливание бюджетных денег не уберегло экономику от падения, а иногда и краха, из-за прекращения предпринимательской деятельности, путешествий, нарушения схем поставок и так далее. Ожидаемое падение глобального ВВП может составить 4,5 процента, по оценке Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Вышедший в конце ноября доклад Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) предупреждает, что кризис может вытолкнуть за черту бедности еще 130 миллионов человек и ухудшит ситуацию с неравенством и социальной защищенностью.

Дополнительную неопределенность принесла и вторая волна пандемии, затронувшая большинство стран Европы, Америки и других континентов в последние месяцы 2020 года.

Учитывая масштабы и глубину кризиса, какова вероятность экономического роста в 2021 году?

ПОМОГУТ ЛИ ВАКЦИНЫ?

Почти все эксперты сходятся в том, что восстановление экономики в существенной мере будет зависеть от эффективности вакцин. Самыми известными на Западе сейчас являются три – от компаний Pfizer/BioNTech, Moderna, и оксфордская вакцина компании AstraZeneca. Вакцины от Pfizer/BioNTech и Moderna показали эффективность более 90 процентов на поздних этапах клинических испытаний. Регистрация вакцин проходит по ускоренной процедуре, 2 декабря Великобритания объявила о регистрации вакцины . Россия стала первой страной, одобрившей вакцину против COVID-19, «Спутник-V», однако многие в международном научном сообществе усомнились в прозрачности механизма ее регистрации.

Ожидание того, что вакцины скоро выйдут на рынок, питает надежды на нормализацию экономики в обозримом будущем. Однако эксперты призывают поумерить оптимизм, отмечая сложную логистику массового производства и поставок вакцины.

В компании Pfizer, например, заявили в начале ноября, что в этом году будет произведено 50 миллионов доз, что позволит вакцинировать 25 миллионов человек. В 2021 году объем производства вакцины Pfizer должен вырасти до 1,3 миллиарда доз.

Вакцинация американского врача прививкой Pfizer-BioNTech. Нью-Йорк, 14 декабря 2020 года.
Вакцинация американского врача прививкой Pfizer-BioNTech. Нью-Йорк, 14 декабря 2020 года.

Учитывая, что население Земли составляет около 7,5 миллиарда человек, это не так много.

Аксель Вебер, председатель крупного инвестиционного холдинга UBS, заявил 11 ноября, что даже с учетом вакцины восстановление экономики будет небыстрым.

«Возвращение на докризисные уровни ВВП займет не меньше года. Еще год или два уйдет на достижение докризисных показателей безработицы и экономического роста, так что нам предстоит весьма длительный процесс восстановления», – сказал Вебер в интервью CNBC.

18 ноября с интересным замечанием выступил Ханс Клюге, директор Европейского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения, когда говорил о том, что Европа наряду с США вновь оказалась в эпицентре пандемии.

«Есть свет в конце туннеля, но нам предстоят тяжелые полгода», – сказал Клюге.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ НЕ ДЛЯ ВСЕХ?

Учитывая масштаб ущерба, причиненного пандемией COVID-19, полное восстановление маловероятно, опасаются в ЮНКТАД.

Экономические последствия «будут ощущаться долго, особенно среди беднейших и наиболее уязвимых социальных групп», говорится в докладе ЮНКТАД от 19 ноября. Там же отмечается, что общемировой уровень бедности начал расти впервые после финансового кризиса в Азии 1988 года.

«Вирус быстро пересекал границы по главным артериям мировой экономики. Это оказалось слабым место глобализации. Пандемия вызвала в мировой экономике шок, который сильнее всего ударил по наиболее уязвимым социальным группам», – заявил генеральный секретарь ЮНКТАД Мухиса Китуйи.

С такой точкой зрения согласилась в беседе с Радио Свобода заместитель главного экономиста в вашингтонском Институте международных финансов Элина Рыбакова: «Растущие рынки особенно чувствительны к ограничениям на передвижения, нарушению хозяйственных связей, торговли, туризма и денежных переводов».

Пандемия COVID-19 может увеличить разрыв в уровне благосостояния не только в международном масштабе, но у внутри отдельных государств.

Например, согласно докладу агентства Bloomberg, Кремль рекомендует региональным властям в России брать займы на подъем здравоохранения и другие социальные расходы, связанные с пандемией. Ожидается, что уже в следующем году объем чистых заимствований достигнет 400 миллиардов рублей (5,3 миллиарда долларов), при том что в 2020 он был нулевым. Это данные российского агентства Национальные кредитные рейтинги (НКР).

«Сильные регионы выиграют, слабые станут еще слабее», – считает Станислав Пономарев, портфельный управляющий Трансфингруп, занимающийся облигациями российских регионов.

КИТАЙ УСИЛИТСЯ?

Пандемия ухудшит положение слабых и улучшит положение сильных – по крайней мере, в экономике.

В Китае, где был зафиксирован первый случай коронавируса, уже зафиксирован экономический рост.

Люди на улице в Ухане, городе в Китае, где, по официальным данным, в конце 2019 года были зарегистрированы первые случаи заражения коронавирусом. 7 декабря 2020 года.
Люди на улице в Ухане, городе в Китае, где, по официальным данным, в конце 2019 года были зарегистрированы первые случаи заражения коронавирусом. 7 декабря 2020 года.

С июля по сентябрь вторая по величине экономика в мире выросла на 4,9 процента по сравнению с тем же кварталом предыдущего года. Это меньше прогнозируемых 5,2 процента, однако динамика ВВП Китая ставит его в авангард экономического восстановления от COVID-19.

Рост почти в 5 процентов – это невиданный прогресс на фоне ямы, в которой китайская экономика оказалась в начале 2020 с появлением пандемии.

За первый квартал 2020 года экономика Китая сократилась на 6,8% на фоне приостановления работы заводов по всей стране. Эти стало первым падением китайской экономики с 1992 года, когда там начали вести статистику по кварталам. Аналитики полагают, что переход от падения к росту может свидетельствовать об успешной политики властей, которые ввели крайне жесткий карантинный режима, а затем приняли меры по стимулированию производства.

РАБОЧИМ ПРИДЕТСЯ НЕЛЕГКО

Пандемия по-разному ударит по рабочим и служащим.

«Офисные сотрудники продолжают работать, сидя у себя на кухне или в спальне, по крайней мере, частично, а тем, кто раньше работал официантами, уборщицами или продавцами, придется искать новую работу где-нибудь на окраине», – пишет британский журнал Economist.

За первые девять месяцев 2020 года глобальное количество рабочего времени сократилось на 11,7 процента, что эквивалентно 323 миллионам постоянных рабочих мест, согласно данным Международной организации труда (МОТ) при ООН. Уменьшение рабочего времени привело к сокращению доходов в размере 3,5 триллиона долларов или 5,5 процента глобального ВВП.

Как будут вести себя трудовые рынки в 2021 году – во многом зависит от динамики пандемии и правительственных мер.

«Преждевременное смягчение карантинных мир может привести к продолжению пандемии и ухудшению ситуации на трудовых рынках, поэтому важно соблюдать баланс мер в области здравоохранения, экономики и социальной политики, – считает аналитик МОТ Стив Капсос. – Перед властями стоит непростая задача – найти бюджетные средства, чтобы отреагировать на рост безработицы, бедности, неравенства и социальной изоляции».

НА КАКИЕ ФАКТОРЫ СМОТРЕТЬ

По оценке ОЭСР, общемировой ВВП вырастет в 2021 году на 5 процентов. Однако это зависит от ряда факторов, в том числе «вероятности новых вспышек коронавируса, соблюдения карантинных мер и ограничений, уверенности потребителей и компаний в будущем, а также того, насколько масштабы поддержки государства будут соответствовать потребностям бизнеса».

Перед властями встанет непростой выбор: когда вмешаться, а когда отступить и позволить рынку разобраться самостоятельно, считает Элина Рыбакова.

«Необходимо найти баланс, который позволит поддерживать экономику, не мешая ей при этом трансформироваться естественным образом. Некоторые секторы не вернутся к прежнему состоянию; необходимо избежать зомбификации компаний, которые больше не способны существовать самостоятельно», – полагает она. По мнению Рыбаковой, восстановление будет долгим.

«В зависимости от того, как быстро будет проходить вакцинация, и от пандемической ситуации в каждой конкретной стране, в 2021-2022 годах правительства будут постепенно уменьшать общую финансовую поддержку и сосредоточатся на более адресных мерах – таких как пособие по безработице и переподготовка, – сказала она в беседе с Азаттыком. – И все равно многим странам потребуется много лет, чтобы достигнуть темпов роста, которые были до пандемии 2020 года».

Автор - Тони Веселовски.

XS
SM
MD
LG